Более 45,000 канадцев уехали за границу на лечение


Содержание поста:

Медицина в Канаде

Канада по праву считается страной с высоким качеством жизни (читайте на нашем сайте о том,чем Канада отличается по качеству жизни от остальных стран мира). Не удивительно, что люди здесь живут в среднем до 82 лет и в течение всей жизни считают себя здоровыми. Очевидно, не подводит медицина в Канаде, при этом являясь не такой дорогой, как медицина в США, Швейцарии или Германии.

Канадская медицина частично финансируется государством и работает по принципу доступности для всех групп населения. Единая медицинская страховка позволяет бесплатно или с минимальными доплатами получить врачебную помощь по Healthcare на территории своей провинции. При этом часть денег на выполнение программы идет из взносов жителей, а распределение средств, медикаментов и кадров осуществляется на местном уровне.

Медицинское страхование и Health Card

Жители и граждане Канады вправе рассчитывать на медстраховку Health Insuranse Card (HIC). Она полагается по федеральному закону от 1984 года Canada Health Act.

Разрабатывает программу, на основании которой люди получают медицинскую помощь, каждая провинция или территория страны самостоятельно. И организует своим жителям выдачу карт. Последними можно воспользоваться только в домашнем регионе.

В зависимости от места проживания может меняться перечень медуслуг, за которые канадцы не платят, и сумма взносов, обязательных к оплате. В чужой провинции в лечении не откажут, но за него придется заплатить.

Исключение — экстренные случаи и угроза жизни. На пороге больницы не бросят даже нелегала и помогут безвозмездно.

В целом государственной страховки достаточно, чтобы пройти бесплатные обследования, сдать анализы и удостовериться в состоянии своего здоровья. Бесплатно можно воспользоваться следующим:

  • Услугами врачей-специалистов.
  • Стационаром (пребывание в больнице).
  • Диагностическими исследованиями.
  • Профилактическими прививками.

Страховые полисы не гарантируют бесплатные услуги стоматолога. Их могут оказать только в экстренном случае, когда, к примеру, нужна срочная операция (удаление зуба). Платный прием ведут такие специалисты:

Услуги каких врачей и сервисов платные в Канаде?

  • Окулист.
  • Репродуктолог (но репродуктивные технологии доступны со льготами и в частных, и в государственных клиниках).
  • Физиотерапевт.
  • Скорая помощь.

Аптеки Канады тоже коммерческие, поэтому все медикаменты пациент себе покупает сам.

Медицинские услуги для нерезидентов

Преимуществами государственных полисов могут воспользоваться не только канадцы и резиденты страны, но и иностранцы без вида на жительство — беженцы или те, кто подал заявление на получение вида на жительство. После этого подтверждающие бумаги необходимо отнести в провинциальный офис:

Впрочем, в течение трех месяцев после пересечения канадской границы вновь прибывшие не могут рассчитывать на диагностику и лечение за счет бюджетных денег. Поэтому придется раскошелиться на коммерческую страховку. А вот беженцы по специальной программе могут и скорую помощь вызвать, и просто подлечиться.

Клиники Канады открываются для нерезидентов только после покупки страховки: частной, туристической, студенческой. Она обойдется минимум в 50 канадских долларов в месяц.

Особенности оказания медицинской помощи

Медицина Канады держится на врачах-терапевтах. Именно они являются связующим звеном между пациентом и дальнейшей стратегией лечения.

Привычных государственных поликлиник в стране мало. Таковые есть лишь в некоторых провинциях.

В основном за медицинской помощью люди обращаются в частные клиники. Из государственного бюджета компенсируются все затраты на лечение местных жителей и тех, у кого есть страховка.

Впрочем, больницы Канады не такие идеальные, какими представляются. Здесь существуют и очереди, и талоны на запись к врачу, на обследование и на операцию.

Более подробную информацию об особенностях медицины в Канаде можно узнать, посмотрев видео.

Амбулаторная помощь

Сначала пациенту необходимо попасть на прием в клинику к терапевту. Последний определяет, к какому специалисту в дальнейшем следует обратиться.

Есть альтернатива: пойти к семейному доктору, однако его еще надо найти. Для этого следует ходить по клиникам и узнавать, есть ли врач, который готов взять под опеку новых пациентов. Семейный специалист может быть личным терапевтом, который будет в курсе всех болезней и недомоганий.

Канадские медики могут принимать и в больнице, и в поликлинике, и в частном кабинете. Самого врача пациент может менять как угодно часто, роли не играет, рядом он работает с его местом жительства или нет.

Сейчас в Канаде около 30 тысяч семейных врачей, и это около половины всех медицинских специалистов с высшим образованием. В среднем на 1000 жителей приходится один личный терапевт. Это считается нормальным, поскольку один врач за смену успевает принять до 18 пациентов.

Скорая помощь

За неотложной помощью обращаются по телефону 911 (как в полицию или пожарную службу). Оказывать экстренную помощь умеют не только медики, но и полицейские, пожарные.

Вызов скорой медицинской помощи бесплатный. Однако только в том случае, когда человеку угрожает смертельная опасность и он не может самостоятельно доехать до больницы.

В противном случае придется заплатить за доставку в стационар от 100 до 300 канадских долларов.

Сама медицинская помощь, при условии, что она действительно необходима, бесплатная. Поэтому канадцы, нуждающиеся в постоянном уходе, идут в больницу самостоятельно.

На вызовы неотложки ездят парамедики, другими словами, фельдшеры. В одной машине — один или два специалиста.

Важно, что при временной задержке бригады скорой помощи к пациенту спешат полицейские и пожарные. Так что жизни канадцев спасает «Святая Троица», работающая по единому телефону.

Стационарная помощь

Здравоохранение страны включает около тысячи больниц. Почти все медицинские учреждения государственные, частных организаций меньшинство. Ряд больниц специализируется на одной сфере оказания помощи, остальные — разного профиля.

В них специалисты по больничному уходу совмещают лечение с обучением жителей здоровому образу жизни. А также — с диагностическими проверками.

Известные клиники и больницы Канады

Toronto General Hospital

Госпиталь Торонто является едва ли не самым крупным и уж точно самым знаменитым в Канаде. Клиника располагается в провинции Онтарио и одновременно может заниматься лечением двух тысяч пациентов.

Центр специализируется на трансплантологии, а исследования пациентов и лечение ведут ученые с мировым именем.

Так выглядит Toronto General Hospital

ROCKLANDMD

Больница заслужила право именоваться крупнейшим медицинским заведением Канады. Сюда стекаются местные пациенты и жители большинства провинций страны. А также на лечение приезжают иммигранты и медицинские туристы из разных государств.

Здесь занимаются следующим:

  • Гинекологией и урологией.
  • Ортопедией и общей хирургией.
  • Психологией и пластической хирургией.
  • Гастроэнтерологией.

Клиника славится своим высокотехнологичным оборудованием. А это значит, что диагнозы врачи ставят точные и лечение назначают эффективное.

HealthCare 365

Многопрофильная клиника пользуется популярностью у канадских и иностранных пациентов. Они едут лечить заболевания по различным программам:

  • Генетическое обследование, чтобы определить склонность к тяжелым заболеваниям.
  • Лечение онкологических заболеваний.
  • Профилактические процедуры, основанные на тщательном обследовании, предотвращающие развития тяжелых заболеваний.

Medicor Cancer Centre

Центр специализируется на лечении онкологических заболеваний. Здесь оказывают полный спектр услуг:

  • Лечение и уход за онкобольными.
  • Разработка новейших и эффективных мер борьбы с опухолями.
  • Исследование лекарств.
  • Совершенствование лечебной и восстановительной программы.

Местные жители и иммигранты со страховым полисом, покрывающим большую часть расходов, могут без страха разорения обращаться за помощью в эти клиники. Однако приезжие оплачивают услуги в зависимости от их насыщенности.

Частное страхование

Канадская медицина считается более дешевой, чем в ряде других стран, однако без полиса она может сильно ударить по карману (читайте статью о топ-10 стран с лучшей медициной в мире). В систему страховых взносов можно попасть, минуя государственные фонды. Ряд компаний предлагает оформить частные полисы:

  1. Blue Cross — крупнейшая в стране частная страховая организация. Ее полисы могут покрыть услуги дантиста, окулиста, а также сулят финансовую поддержку в случае наступления инвалидности или тяжелой болезни. Еще одно преимущество Blue Cross — возможность лечиться в разных провинциях, а не только в домашнем регионе. На разных территориях за счет бюджета предоставляется разное количество услуг.
  2. Sun Life Financial выдает полисы, по которым бесплатно можно получить не только диагностические услуги, но и лекарства, протезы, костыли, инвалидные коляски.

Страховку можно оформить как на себя, так и на нескольких человек. Причем спектр услуг можно выбирать самостоятельно и включать туда только те виды помощи, которые необходимы.

Нерезиденту в первые три месяца пребывания придется купить страховку за 150 канадских долларов. Причем в эту стоимость не входят услуги стоматолога.

Стоматология

Стоматология в Канаде — дело затратное. Один зуб, к примеру, вылечат за 50–100 канадских долларов. Дополнительно сделают рентген (40–50).

Выгоднее обращаться за помощью к врачу без лицензии, который вылечит не хуже специалиста с документом, но дешевле (около 30 долларов).

Медицинские услуги за дополнительную плату

Не стоит рассчитывать на бюджетный поход к окулисту и физиотерапевту. Счет выставят и в больнице, если требуется хирургическое вмешательство.

  • Операция стоит около 20 тысяч канадских долларов.
  • День стационара — две тысячи долларов.
  • УЗИ — 100 долларов.

Например, операция по удалению аппендицита обойдется в 20 тысяч долларов, не считая снимков, процедур и лекарств. До этого придется потратиться на врача — он возьмет до 250 долларов. Те, у кого есть полис, могут покрыть вмешательство страховкой от пяти до 100 тысяч долларов.

Роды в Канаде

Для резидентов роды в Канаде бесплатны. Иначе по затратам они схожи с операцией. Клиника выставляет счет в зависимости от собственных выводов.

Стоимость родов в Канаде

Если женщина представила справку о доходах, и в ней указаны небольшие суммы, больница может сделать скидку. В среднем стандартные роды стоят 2700 долларов, с осложнениями — 3200. Плюс день пребывание в роддоме — почти 300 долларов.

Медицинские услуги могут сопровождаться необходимостью покупки того или иного лекарства. Компенсации за них не предоставляет ни федеральное, ни региональное правительство.

Преимущество тут одно: медикаменты продаются обычно местного производства. И фармацевты могут подобрать более дешевый аналог практически каждого наименования.

Здравоохранение в Канаде для канадцев

Вы читаете ответ на «Здравоохранение в Канаде». Советую прочесть тот пост и особенно комментарии к нему, автор раскрывает интересную тему. Приведу несколько цитат автора:

Вызов скорой платный. Я однажды вызвала и 650$ из кармана отдала

мне хватает ценника за лекарства (читать: лекарства очень дорогие)

В случае жгуще колющей боли в левой части груди в Канаде просто советуют пить обезболивающее

Рядом сидел мужчина, его тоже боли беспокоили, так его спросили покрывает ли страховка физио и сказали, что больше ничем не могут помочь

Сразу скажу: у меня нет сомнений в том, что автор говорит правду, основанную на её личном опыте. Хотя я с ней активно побеседовал в комментариях, поскольку мой многолетний опыт общения с канадским здравоохранением совсем другой.

Я даже поставил автору плюсик: такие вещи о Канаде надо слышать.

Как же так? — должны спросить вы. Автор режет правду-матку, а вы с ней спорите. Да ещё и «ответ» тут сварганили с какой-то непонятной целью.

Дело в том, что автор пишет о своих впечатлениях от получения медицинской помощи в далёком городке дотационного региона. При этом, для той группы несчастных, у которых:

1) Нет полиса ОМС;

2) Нет хорошей работы (хорошая работа = медстраховка от работодателя);

3) Не хватает денег на платные услуги медицины.

После чего автор обобщает «цените российскую медицину» и столь же обобщённо ставит крест на всей медицине канадской.

Я же расскажу кратенько о здравоохранении в Канаде для простых канадцев, граждан страны, которые живут в относительно обеспеченном регионе (провинция Онтарио), имеют полис ОМС и трудоустроены на работе чуть получше, чем кассир в Макдональдсе.

Итак, что же канадское здравоохранение предложит для своих граждан, а конкретно на моём примере в провинции Онтарио.

Там, где живёт автор, вызов скорой канадцу с полисом ОМС обойдётся в 130 долларов. В провинции Онтарио — 45 долларов.

45 долларов — это 3 часа работы на МРОТ. То есть, пропорционально МРОТ России, это 150 рублей. За вызов скорой. Дорого?

В провинции Онтарио большинство лекарств по рецепту бесплатно для тех, кто моложе 25 лет и кто старше 65 лет. Кроме того, медстраховка от работодателя покрывает стоимость лекарств.

Открываю правила моей медстраховки от работодателя:

1) Страховка обязательна, от неё отказаться нельзя.

2) Застрахованы я, моя супруга, дети до 21 года, дети-студенты до 25 лет, инвалиды на моём попечении независимо от возраста. То есть, у одного работающего — вся его семья.

3) Лекарства: я плачу 5 долларов (раз в год) с первого выписанного рецепта, всё остальное платит страховка. То есть, лекарства по рецепту моей семье обходятся в 5 долларов в год. Сколько бы врач их ни выписал.

4) Визиты к дантисту: страховка оплачивает полностью до 1000 долларов в год, профилактический осмотр и чистка. Этой суммы хватит на 5 визитов к дантисту. Сложные работы, такие как коронка, мост — страховка оплачивает отдельно, 80% стоимости.

5) Физиотерапия: страховка оплачивает полностью, до 65-ти летнего возраста. Лицам, достигнувшим 65 лет, физиотерапевта оплачивает полис ОМС.

Оплата за страховку — 40 долларов в месяц, вычитается из зарплаты. Да, 40 канадских долларов за всё вышеуказанное. Полтора часа работы на зарплату среднего канадца.

3. В случае колющей боли в левой части груди

Что сделали мне в такой ситуации: Пошёл к семейному врачу, та тут же направила в кардио-центр. Там немедленно направили на какие-то всеобъемлющие проверки сердечной деятельности, полдня занимают. Потом снова в кардио-центр, обсудить результаты. Не нашли с моим сердцем проблем, отправили на физиотерапию. Всё бесплатно: полис ОМС и страховка с работы.

Почему такая разница? У меня есть полис ОМС. Без полиса — за визиты в кардио-центр плати, за проверку сердечной деятельности плати. Видимо, там где была автор, среди тех несчастных малообеспеченных неграждан, медики посмотрели на беднягу и решили: какой смысл советовать ему покупать пирожные, если у него явно нет денег на хлеб? Фигурально выражаясь.

4. Что делать, если страховка не покрывает физиотерапию

Однократный визит к врачу-физиотерапевту обойдётся долларов так в 100. Если страховка от работодателя не покрывает это удовольствие, то замечу, что 100 долларов — это зарплата за 4 часа работы среднего канадца.

Считаете себя средним россиянином? Возьмите оплату своего труда за час, умножьте на четыре. Сумма немаленькая, но наверное таки по карману раз в 1-2 недели.

В конце своего поста автор прикрепила фото туалета канадской больницы. Подтверждаю, такие именно чистые туалеты видел я и в нашей больнице.

Ну и, наконец, мы согласились с автором поста «Здравоохранение в Канаде», что Канада — страна большая.

То есть, в заключение: одним её примером здравоохранение всей страны не охватишь. Добавлю : и двумя примерами тоже, включая мой.

Скворцова: россияне перестают уезжать за рубеж на лечение, зато «медтуристов»-иностранцев в России становится больше

Число россиян, выезжающих за границу для получения медицинской помощи, снизилось в несколько раз, а количество иностранцев, приезжающих лечиться в РФ, наоборот, возросло, заявила в четверг, 22 февраля, глава Минздрава РФ Вероника Скворцова. Она отметила, что такая тенденция наблюдается уже на протяжении нескольких лет.

«За последние два с половиной года у нас в разы снизилось число россиян, которые выезжают для получения специализированной медицинской помощи куда бы то ни было», — заявила министр (цитата по «Интерфаксу»). Число выезжающих в Германию, по словам Скворцовой, снизилось более чем в шесть раз, в Израиль — в десятки раз.

Вместе с тем, по словам Скворцовой, резко увеличился объем въездного «медицинского туризма». Причем иностранцы едут не только в Москву и Санкт-Петербург, но и в другие регионы РФ, где есть федеральные центры по тем или иным специализациям.

Так, в Оренбург, по словам Скворцовой, и Орск приезжают граждане Казахстана, в Петрозаводск и Калининград — жители Скандинавии. «К нам приезжают немецкие пенсионеры через немецкие страховые компании, потому что мы оказываем высококачественную медицинскую помощь, из Средиземноморья, к нам приезжают соседи с Востока», — добавила министр.

В сентябре 2020 года Скворцова сообщала, что количество иностранных граждан, приехавших на лечение в РФ, достигло 87 тыс. человек. Об этом министр рассказала в эфире радио «Вести ФМ». При этом за первые пять месяцев, по ее словам, в Россию прибыло 60 тыс. «медицинских туристов», а годом ранее их было всего 20 тыс., передавало РИА «Новости».

В августе 2020 года Скворцова сообщала о росте числа россиян, которые предпочли лечиться внутри страны. По ее словам, в 2015 году количество таких граждан увеличилось вдвое по сравнению с предыдущим годом.

РБК писало, что, по данным Российской ассоциации медицинского туризма, в 2014 — 2015 годах на лечение за границу отправлялись более 100 тыс. человек ежегодно. В 2020 году количество таких туристов сократилось до 80 тыс. человек.

Эксперты объяснили отказ россиян от зарубежного лечения кризисом

Президент Российской ассоциации медицинского туризма Константин Онищенко ранее сообщал, что в России «выездной поток на лечение за границу резко сократился из-за кризиса», сообщает РИА «Новости».

При этом, по мнению специалистов, фору во время экономического кризиса российские клиники использовали максимально эффективно. Конкуренция внутри страны усиливается и заставляет медучреждения бороться за каждого пациента. Сегодня свои проблемы со здоровьем можно решить в разных регионах, есть выбор. И тут уже главным становится соотношение «цена — качество».

В основном россияне предпочитают обращаться к западным врачам в случае тяжелых заболеваний. Речь идет об онкологии, кардиологии, спинальной хирургии. Признанными лидерами в лечении рака являются Германия и Израиль. Также, по данным «Российской газеты», потоки медицинских туристов из России в последнее время развернулись в сторону Индии, Турции, Таиланда, Испании, Греции, Прибалтики, Белоруссии.

В 2020 году пятерка стран, в которые россияне выезжали на лечение чаще всего, выглядела так: Германия, Израиль, Финляндия, Чехия и Китай. Менее популярные направления — Южная Корея, Таиланд, Швейцария, Австрия, США, Индия, писала «РГ».

Сколько стоит подлечиться за границей

Выбор россиян, решивших лечиться на родине, обусловлен не только кризисом, но и ценой услуг. Эксперты, опрошенные РБК, признают, что лечиться за рубежом в целом намного дороже, чем в России. Стоимость услуг в Европе и Израиле может быть в пять раз выше, чем в РФ, а в США — в десять раз, сообщил изданию медицинский директор «Медскан.рф» Дмитрий Горнастолев.

По данным экспертов, опрошенных СМИ, средний чек на лечение онкологического заболевания в Германии и Израиле составляет 50 тыс. евро. Услуги кардиолога в Германии обойдутся в среднем в 48,2 тыс. долларов, в Израиле — 25-30 тыс. долларов.

По прогнозам Российской ассоциации медицинского туризма, в ближайшие два-три года рост рынка внутреннего медицинского туризма в России может увеличиться и составить от 25 до 30% в год, что говорит о большом подъеме данной отрасли.

Медтуризм в Россию растет за счет стран СНГ, Китая и Южной Кореи

Всего в Россию за медицинскими услугами в 2020 году приехали более 110 тысяч иностранцев.

В основном в нашу страну приезжают пациенты из стран СНГ — их более 70% из всего потока медицинских туристов. Около 20% — жители Прибалтики и стран Европы, остальные — медтуристы из Азии и других стран.

По итогам 2020 года Российская ассоциация медицинского туризма (АОММТ) сообщала, что за год более чем в 2 раза выросло число приезжающих на лечение в Россию граждан Китая и Южной Кореи, они активно посещают города Сибирского федерального округа, а также Москву, как ближайшую по территориальному признаку европейскую столицу, в целях получения медицинской помощи в стоматологии, пластической хирургии, косметологии и гинекологии (ЭКО).

А вот число россиян, выезжающих за медицинскими услугами за рубеж, в последние годы сокращалось — сейчас это менее 0,3% от числа тех, кто получает подобную медицинскую помощь в отечественных клиниках, сообщил президент Российской ассоциации медицинского туризма Константин Онищенко.


По его мнению, медицинский туризм в России развивается хорошими темпами и уже не является такой стихийной отраслью, как несколько лет назад. Однако для дальнейшего развития этого рынка необходимы такие серьезные сдвиги, как, например, введение медицинских виз для иностранных граждан.

Иностранцы едут в РФ за качественным ЭКО и доступной стоматологией

Чаще всего, по словам министра здравоохранения Вероники Скворцовой, иностранцы едут в РФ за высокотехнологичной помощью. Однако, если раньше большинство «медицинских туристов» интересовала российская стоматология (более доступная по цене по сравнению с другими странами), то сейчас спектр областей российской медицины, интересующий иностранцев, стал шире.

Очень важная для вас статья:  National Credit Recovery Inc Канада

Жителей других стран привлекают и российские репродуктивные технологии. В этой области РФ занимает одно из лидирующих мест в мире, полагает глава Минздрава. Газета «Московский комсомолец» отмечает, что кроме жителей стран СНГ, за российской медициной все чаще едут из Европы и США — эти пациенты ориентированы на ЭКО, эффективность которой в российских центрах достигает 40%.

Помимо этого, в Россию едут за лечением у ортопедов, нейрохирургов. «У нас фантастический опыт. Когда весь мир отказывается от каких-то операций, в том числе у детей, наши специалисты это делают блестяще», — заявляла ранее Скворцова.

«Российская газета» отмечает, что более привлекательным для иностранцев рынок медицинских услуг России сделали кризис и рост курсов валют.

Помимо сопоставимых цены и качества, иностранцев привлекают еще и сроки. К примеру, в Великобритании очереди на высокотехнологичную помощь составляют минимум 6-12 месяцев. В РФ ее можно получить быстрее.

Что касается общемировой статистики, то самой «выездной» страной за услугами медицинской помощи в 2020 году стал Китай, обогнав по этому показателю американцев, а самыми посещаемыми для лечения — Таиланд и Сингапур. Об этом сообщали в Российской ассоциации медицинского туризма со ссылкой на данные экспертов Euromonitor International.

Медицинский туризм: почему иностранцы лечатся в России, а россияне — за границей

Выезжать для лечения в другую страну — общемировой тренд. Согласно индексу Медицинского туризма (MTI), а также отчетам исследовательских корпорации Оxford Economics и Visa, к 2025 году в мире оборот в сфере медицинского туризма достигнет более $3 трлн. Сегодня мировой рынок медицинского туризма оценивается в $439 млрд ежегодно. В ближайшие 10 лет он будет расти не менее чем на 25% в год.

В десятку лучших направлений для медицинского туризма входят Канада, Великобритания, Израиль, Сингапур, Индия, Германия, Франция, Южная Корея, Италия и Колумбия.

Здоровы потенциально

Наша страна на 34-м месте. Ее ближайшие соседи — Иордания (33-е), Оман (35-е), Тунис (36-е) и Кувейт (37-е). Всего в рейтинг вошло 41 государство. При этом, по данным Всемирной туристской организации при ООН UNWTO, по привлекательности медицинского и оздоровительного туризма Россия занимает пятое место в мире. Но вот по реализации этого потенциала всего лишь 59-е.

Чтобы исправить положение и пополнить казну, в конце 2020 года правительство приняло госпрограмму по развитию медицинского туризма в России. Планируется, что к 2025 году количество иностранных граждан, которые получат лечение в нашей стране, составит 0,5 млн человек ежегодно, что должно принести в бюджет дополнительно 13 млрд рублей. Сейчас Минздрав разрабатывает программу развития отрасли. Будут сформированы целевые регионы (московский, северо-западный и новосибирский), создан рейтинг медицинских учреждений, которые будут оцениваться по уровню оснащения, квалификации врачей, количеству предоставляемых услуг. Но основным слагаемым успеха в таких случаях являются инвестиции. Пока неизвестно, должна ли будет отрасль справиться собственными силами или ей поможет государство. Напомним: чтобы развить медицинский туризм в Турции практически с нуля, ее власти вложили в отрасль около $30 млрд.

Официальной отечественной статистики по медицинскому туризму пока нет. Но, по данным Российской ассоциации медицинского туризма (АОММТ), в прошлом году с медицинскими целями Россию посетили более 110 000 иностранцев. Въездной медицинский туризм в России за 2015 год вырос на 21%, за 2020 год — на 56%. И принес России, соответственно, 7–10 млрд рублей и 10–15 млрд рублей, по данным Экспертно-аналитического центра РАНХиГС.

Кто все эти люди

По данным АОММТ, на лечение в Россию едут состоятельные граждане из стран бывшего СНГ, где получить медицинскую помощь высокого уровня затруднительно. Они могут заплатить немалые, по меркам своих стран, деньги за ЭКО, онкологические операции, коронарное шунтирование. Эксперты отмечают, что за последний год вдвое возросло число медицинских туристов из Китая. Приезжают в Россию также пациенты из Японии, Вьетнама. Они активно посещают города Сибирского федерального округа. В целом жители Средней и Юго-Восточной Азии составляют более 60% медицинских туристов. Спрос на российскую медицину наблюдается также среди граждан Дании, Швеции, Финляндии, Германии и Израиля. Как правило, это наши бывшие граждане и члены их семей.

Самая востребованная медицинская отрасль — стоматология (44% пациентов). Далее следуют гинекология и урология (около 25% в совокупности), пластическая хирургия (10%), офтальмология (10%) и кардиология (5%). Как правило, иностранцы приезжают в Россию за лечением, которое не имеет страхового покрытия (или его недостаточно) у них на родине. А также в случае больших очередей на некоторые виды бесплатного лечения. Относительно низкий курс рубля позволяет иностранцам экономить на получении медицинских услуг до 40–80%.

Эксперты уже высказывают опасения, что приток состоятельных пациентов из-за рубежа поднимет цены на платные медицинские услуги в России и сделает их недоступными для большинства россиян. Эти опасения преждевременны. Чтобы медицина в России стала по-настоящему привлекательной для иностранцев, ей придется срочно решить следующие задачи: повысить уровень сервиса как для пациентов, так и для сопровождающих лиц, научить врачей и средний медперсонал английскому языку, довести уровень реабилитации до мирового уровня. Пока же только четыре клиники в России прошли сертификацию Joint Commission International (JCI). Для сравнения: в Израиле таких больниц насчитывается 31, в Южной Корее — 27.

Дома стены не помогают

Эксперты отмечают, что к 2020 году число медицинских туристов из России достигло докризисного уровня и составляет около 80 000 человек в год. По данным Российской ассоциации медицинского туризма (АОММТ), в 2014–2015 годах на лечение за границу отправлялось более 100 000 человек ежегодно. В 2020 году количество таких туристов сократилось до 80 000 человек и держится пока на этом уровне.

Самыми востребованными у россиян странами для лечения последние несколько лет являются Израиль, Германия и Финляндия. Однако быстро растет поток в страны Азии — Турцию и Индию. Цены там на 40–50% ниже, чем в Европе, при сравнимом уровне медицинских услуг.

Что заставляет пациентов из России искать лечения за рубежом? Основных причин пять.

  1. В России часто сложно получить на месте высокотехнологичную помощь. Особенно после того, как некоторые ее виды перешли из ведения федерального бюджета на региональный уровень. Масса бумаг, разрешений, согласований съедает время, которое у больного человека очень ограничено.
  2. Даже если человек готов платить за медицинскую помощь, не все ее виды в России развиты так же, как за рубежом. Особенно это касается операций (и последующей реабилитации) при онкологических заболеваниях — пересадки костного мозга, например, или трансплантации органов. Российские врачи блестяще владеют всеми техниками, но количество операций с использованием высоких технологий и инновационного медицинского оборудования на порядки ниже, чем за рубежом. Это связано с особенностями российского законодательства, и, увы, ситуация меняется медленно.
  3. Цены в российских клиниках зачастую сравнимы со стоимостью лечения за рубежом. На них влияют как высокая стоимость аппаратуры и расходных материалов, которые закупаются за доллары и евро, так и отсутствие конкуренции в некоторых видах медицинских услуг.
  4. Даже если качество услуг и цена сравнимы, в зарубежной клинике находиться приятнее. Удобство пациента и его близких является важнейшим фактором, который во многом определяет финансовый успех клиники, поэтому большинство иностранных клиник переходят на одноместные/двухместные номера гостиничного типа. Есть, конечно, и в России несколько клиник, которые могут похвастаться подобным сервисом, но все-таки чаще всего пациенты проходят терапию или реабилитацию в скромно оборудованной многоместной палате.
  5. Реабилитация. Она необходима после онкологических операций так же, как после ортопедических. Не говоря уже о постинсультных и постинфарктных состояниях. Да, в последнее время о реабилитации много говорят, но пока ею занимаются лишь врачи-энтузиасты в государственной медицине и несколько частных клиник, к примеру, Юсуповская больница в Москве.

Агрегаторы здоровья

Перед российским пациентом, решившим получить медицинскую помощь за границей, встает проблема выбора страны, клиники и конкретного врача. Вроде бы имеется множество посреднических фирм. Их находят с помощью Google и «Яндекса», опрашивают знакомых и родственников. Как правило, дело заканчивается тем, что человек просто выбирает понравившийся сайт, где обещают помочь быстро и дешево. Однако по неопытности можно сильно ошибиться. Обычно такие фирмы работают как обыкновенные турагентства и не сильно обеспокоены качеством медицинских услуг, которые предоставляют клиники-партнеры.

Поэтому будущее за онлайн-платформами, которые дают возможность пациенту быстро, в режиме реального времени связаться с нужной клиникой и врачом и получить всестороннюю помощь, от перевода медицинских документов на иностранный язык до построения логистики и резервации отеля. Международная аккредитация клиник-партнеров в системе JCI и ISO (международная организация по стандартизации), а также аккредитация в своих странах (Care Quality Commission — в Великобритании, NCQA — в США, Technical Control Unit — в Германии) позволяют обеспечить пациенту безопасность и высокое качество медицинских услуг. Российский рынок медицинского туризма пока не организован и не освоен, а спрос внутри России на лечение за рубежом будет только расти. Сейчас в Европе здравоохранение и сфера медицинского туризма переживают цифровую революцию, но в России пока эти процессы находятся на начальном этапе развития. Однако сравняются ли потоки медицинских туристов «туда» и «обратно» и когда именно, зависит не столько от организации рынка, сколько от платежеспособности российских пациентов.

Лечение за границей: в каких странах и что лечат россияне

На лечение за рубеж, как правило, едут за более качественными медицинскими услугами и высоким сервисом, а также за вторым мнением, говорят эксперты. Зарубежное лечение выбирается при редких заболеваниях – люди едут за границу, просто потому что в России нет профильных специалистов или их очень мало.

Нередко поездка за границу становится для пациента последним шансом – когда в своей стране все методы уже испробованы. Выбор в пользу заграничного лечения часто делается, когда на обследование или операцию большая очередь, а времени ждать нет. По оценкам Российской ассоциации медицинского туризма (АОММТ), в 2020 году на лечение заграницу уехало более 90 тысяч человек. В минувшем году это число увеличилось почти на треть.

Больше ездить за границу не стали

Сами эксперты не отмечают серьезных изменений относительно количества россиян, которые выбирают зарубежное лечение. При этом меняются причины, по которым они летят за границу.

За последние пять-восемь лет больших изменений не произошло, говорит генеральный директор компании MedRise Юлия Одинцова. Однако прослеживается некоторое привыкание к мысли, что за медицину приходится платить, а также к размерам предстоящих затрат.

«Раньше большое количество пациентов обращались после того, как прошли все круги ада дома: испробовав многие возможности и не получив помощи, принимали решение об обращении за помощью к зарубежным врачам. Уже на другой стадии, возможно, в более запущенном состоянии. Сейчас прослеживается тенденция, когда некоторые люди принимают решение о поездке сразу, как только проблема обнаружена. В этом, пожалуй, разница», – говорит Юлия Одинцова.

В компании «Лечение за рубежом» тоже не отмечают серьезных изменений. «Количество таких поездок не может сильно меняться, так как для их существенного роста есть серьезный ценовой ограничитель, а для снижения спроса на лечение за рубежом тоже нет причин».

Кроме этого, мировой рынок медицинского туризма растет, сами люди стали легче относиться к лечению в других странах. Поэтому интерес к этому направлению не снижается. Мы ожидаем пусть медленный, но рост количества поездок на лечение», – говорит директор «УЦМС Лечение за рубежом» Галина Дронова.

Однако, по ее словам, изменились медицинские причины, по которым люди едут лечиться за рубеж. Если раньше было много поездок на общие профилактические обследования (check-up), а это в среднем около двух тысяч евро на человека, то теперь таких поездок стало намного меньше.

«Люди экономят на профилактике здоровья. И это самая существенная тенденция последних лет. Зато количество обращений от людей со сложными, тяжелыми и редкими заболеваниями увеличивается, а цена на их лечение, как правило, высокая», – отмечает Галина Дронова.

Юлия Одинцова, напротив, отмечает увеличение числа запросов на обследование за рубежом. Подавляющее большинство запросов, по ее словам, связано с лечением и обследованием онкологических заболеваний, офтальмологии и нейрохирургии, а также добавились гастроэнтерология, педиатрия и редкие заболевания, говорит она.

фото: операция с участием робота Да Винчи/shutterstock

По данным компании ТопМедКлиник, в последние несколько лет количество россиян, выезжающих за рубеж, сократилось примерно на треть. «Например, к нам в среднем ежемесячно поступает порядка 90 запросов, из них на лечение реально едут 12-15 пациентов. Чаще всего обращаются с вопросами онкологии, кардиохирургии и эндопротезированиея. Диагностика сейчас не столь актуальна», – говорит директор компании ТопМедКлиник Виктория Сандалюк.

На сокращение потока россиян, по ее мнению, повлияли несколько факторов – снижение платежеспособности населения, ослабление рубля и введение санкций.

О сокращении числа россиян, которые едут на лечение за рубеж, ранее заявляли и в Минздраве РФ. Например, в Израиль и Германию, которые являются самыми популярными странами среди россиян, поток пациентов сократился на 60% и 30% соответственно.

При этом число иностранцев, которые приезжают на лечение в Россию, растет, отмечала Вероника Скворцова. Так, по ее словам, в 2020 году число иностранцев, приезжающих на лечение в Россию, выросло в четыре раза. Это порядка 110 тысяч человек. Наиболее востребованные у иностранцев направления – стоматологи, ЭКО, эндопротезирование и офтальмология.

Бюджеты и цены

Что касается бюджета, который россияне готовы тратить на заграничное лечение, то здесь сложно вывести какую-то среднюю величину, говорят эксперты. Слишком большой разброс по странам, ценам и тому, что чего хотят сами пациенты. Одному необходимо «второе мнение», второму нужна реабилитация, третьему – точная постановка диагноза или сложная высокотехнологическая операция.

фото: термальные источники, Турция / shutterstock

Например, по информации ТопМедКлиник, удаление опухоли мозга в Германии обойдется от 18 тысяч евро, в Испании – от 16 тысяч евро, в Турции – 14 тысяч евро, в Южной Корее – от 15 тысяч евро.

В среднем россияне готовы тратить на лечение за границей около двух миллионов рублей. Эта сумма в последние несколько лет не менялась, говорит Виктория Сандалюк. По данным MedRise, средний чек за последнее время не изменился и составляет 15-25 тысяч евро (1,1-1,8 миллионов рублей).

«Однако из-за валютных скачков в пересчете в евро или доллары эта сумма серьезно сократилась. Это привело к тому, что многие пациенты стали искать альтернативу в клиниках Москвы и Петербурга. Безусловно, есть медицинские услуги, которые можно получить только за рубежом, но примерно 90% медицинских услуг российские клиники сейчас перекрывают сами», – отмечает Виктория Сандалюк.

Как правило, в зарубежных клиниках цены на медуслуги для иностранцев на 10% выше, чем для местного населения. Однако ориентироваться только на стартовую цену нельзя, потому что иногда могут быть большие допрасходы (например, нахождение в клинике будет дольше).

«В Германии всегда берут депозит на расчетный счет клиники, который они по окончанию операции возвращают. Но если будет что-то необходимо сделать, они знают, что эти манипуляции они смогут покрыть», – говорит Виктория Сандалюк.

Стоимость услуг может различаться от страны к стране и существенно разниться даже в пределах одного города. Так происходит, например, в Германии.

«Разные цены на одно и то же лечение будут в университетской многопрофильной клинике и в частной клинике. Конечно, самые высокие цены будут в частных клиниках Швейцарии, тогда как в университетских клиниках, например, северной Германии цены существенно ниже», – поясняет Галина Дронова.

Фавориты

Самыми востребованными странами для лечения на протяжении многих лет у россиян остаются Израиль и Германия. Также популярны Швейцария, Австрия и Франция. В последнее время свой выбор россияне чаще делают в пользу Турции, Испании и Италии.

фото: Мертвое море, Израиль/shutterstock

По данным АОММТ, за 10 месяцев прошлого года Израиль и Германию посетили 23 и 18 тысяч россиян соответственно. Основные направления – онкология, кардиохирургия, ортопедия.

В АОММТ отмечают резкий рост потока российских пациентов, выезжающих на лечение в Турцию. Одна из причин – более доступное лечение, в среднем на 30-50% дешевле Германии и Израиля. В Индию, Таиланд, Южную Корею и Китай, например, уехали свыше 30 тысяч человек.

Популярность стран для лечения определяется сочетанием несколькими факторами, объясняют эксперты. Это доверие, репутация, высокий уровень профессионализма врачей и самих клиник, сервис и стоимость лечения.

Германия, Австрия, Финляндия, Швейцария и Израиль лучше всех отвечают запросам россиян, считает директор «УЦМС Лечение за рубежом». Здесь работают признанные в международном медицинском сообществе врачи, налажен высокий уровень сервиса для приема иностранных пациентов. То есть, врачи и клиники готовы работать с иностранными пациентами (для этого есть вся инфраструктура, низкий языковой барьер – с иностранными пациентами работают профессиональные переводчики). И это немаловажно.

Кроме этого, сейчас на рынок активно выходят Южная Корея, Италия, Турция, Греция, страны Балтии. Но соотношение определяющих факторов здесь разное. Где-то страдает организация, где-то высокий уровень языкового барьера. Хотя по цене эти страны более доступны для россиян, за исключением Южной Кореи. Популярность Китая не столь велика – там своя специфика лечения.

фото: онкологический центр, Южная Корея/shutterstock

Сам пациент, как правило, может спросить только про Израиль или Германию. В российских регионах, например, рассматривают только эти две страны, говорит директор компании ТопМедКлиник.

«Мы как-то проводили мероприятие в Ростове, и на израильские клиники у местных жителей был ажиотаж. А на испанскую клинику, которая была в разы бюджетнее, а по уровню не уступала израильской, спрос был минимальный. Регионы в этом плане консервативны и практически не открыты новым странам», – отмечает она.

Есть определенные субъекты, которые выбирают и другие направления. Например, если мы посмотрим на Северный Кавказ, то они предпочтут Турцию. Жители Дальнего Востока полетят в Южную Корею. Клиники там по цене будут сопоставимы с немецкими, но гораздо ближе.

В плане предпочтений стран картина другая в Москве и Петербурге. Например, жители Северной столицы, помимо привычной Германии, часто едут на лечение в соседнюю Финляндию, Прибалтику. В Москве на рынок хорошо вышла Испания.

Что и где лечат

С серьезными заболеваниями – онкологическими или заболеваниями, требующими высокотехнологичного лечения, такого как эндопротезирование, роботизированная хирургия, ядерная медицина, россияне едут в Германию, Австрию, Швейцарию, Францию, рассказывает директор «УЦМС Лечение за рубежом».

фото: Кардиологический медцентр, Швейцария /shutterstock

Часто Турция или Греция становятся выбором для поездки, связанной с отдыхом. Заодно люди готовы пройти обследование или сходить на консультацию к местному специалисту.

В Турции, например, делают множество операций по трансплантации волос. Кроме этого, здесь лечат онкозаболевания – много качественных медклиник и цены ниже европейских. Чаще всего Турцию выбирают жители Северного Кавказа.

«Испания, например, является главным местом в Евросоюзе, где хранится донорская роговица глаза. Поэтому в Испании проводится самое большое число операций в офтальмологии, и она является лидером в этой нише. Италия является европейским фаворитом в кардиохирургии», – говорит Виктория Сандалюк.

В Прибалтике есть хорошая реабилитация, ничуть не хуже, чем в других странах Европы, но ниже по цене раз в пять. Это лечение ДЦП, опорно-двигательные заболевания, там есть и термальные воды.

Вообще с точки зрения медицинского туризма сложно говорить о моде или тренде на направления. Каждый запрос очень индивидуален, поэтому приходится учитывать множество факторов, говорят специалисты.

При этом сами пациенты должны понимать, что за границей нет волшебных клиник, которые моментально их излечат. В первую очередь лечит не конкретная клиника, а доктор. Поэтому важнее здесь профессионализм врачей.

Русские эмигранты: почему жизнь за границей хуже, чем в России

«Пора валить!» — на просторах российского Интернета полно виртуальных сообществ, яростно призывающих уезжать из «тоталитарной Рашки». Американская частная разведывательно-аналитическая компания Stratfor даже предрекала волну эмиграции чуть ли не на уровне 1917 года. Разумеется, есть много примеров удачного отъезда граждан России в западные страны. Но адресного — когда ценных специалистов ждут на конкретном месте работы или состоятельная родня. Что касается остальных искателей лучшей жизни «там, где нас нет», их судьба подчас весьма печальна.

Моя тетя живет в Калифорнии. И волне довольна! Опека благотворительных организаций, бесплатная медицинская страховка — для 84-летнего человека это очень важно. К ней даже прикреплен социальный работник, который выполняет все ее бытовые поручения. И все бы хорошо, если не знать, как тетушка там оказалась.

США: ипотека-убийца

В 90-е годы ее дочь, моя двоюродная сестра — красавица Марина, решила уехать в США. Она была предприимчива и талантлива. Выйдя замуж за обеспеченного американца, не стала сидеть у него на шее, а занялась малым бизнесом — принялась шить одежду на заказ. Дела пошли в гору. Марина купила в кредит квартиру, потом дом — так поступало абсолютное большинство ее знакомых. А местные чиновники и банкиры уверяли, что недвижимость в цене будет всегда.

В 2008 году, во время ипотечного кризиса, она потеряла все. То, что осталось, выгреб муж-прохиндей при разводе — Марина не посчитала нужным обзавестись хорошим адвокатом. Какой брачный контракт, о чем вы?! У нас любовь…

Потрясение оказалось настолько сильным, что Марина заболела — у нее обнаружили рак. Но хорошую медицинскую страховку она себе позволить уже не могла. Марина ушла из жизни, когда ей не было еще и 50. Тетю американские родственники вызвали для того, чтобы помогать с внуками. И к ней Америка действительно оказалась благосклонной, даже щедрой. Правда, перед этим она убила ее дочь.

Очень важная для вас статья:  Диплом специалиста и рабочая виза Канада

«Я подсчитал, из моих друзей и знакомых 17 человек уехали на ПМЖ в США, — пишет автор сайта na-zapade.ru. — Все это было весело, с проводами, они обещали приглашать в гости. Однако время шло, люди «пропадали». Как выяснилось потом, половина из них вернулась на родину не солоно хлебавши. Притащились, поджав хвост, и живут по съемным квартирам или у родственников (деньги, полученные за продажу своей жилплощади, благополучно «слили» в Штатах). Реально неплохо устроился лишь один мой одноклассник, работающий в Нью-Йорке врачом. Еще парочка выходит на связь и тоже рассказывает, что «все о’кей», но фотки почему-то только на фоне небоскребов. Видимо, особо похвастаться нечем. Кому охота признаваться, что он неудачник?»

В США, по официальным данным, 46 млн. за чертой бедности. Именно эту армию пополняет большинство беглецов из «тоталитарной России». Да, с голоду никто не умирает. Но если амбиции простираются дальше бесплатного гамбургера и ношеного пиджака от благотворительной организации, занять достойное место в социуме здесь очень непросто.

Типичная картина для юга Италии. Многолетняя чёрная грязь на тротуарной плитке, обдроченные стены домов, горы мусора, вонь и крысы. Собянина на них нет!

Испания: выжмет до евроцента

В стране корриды социалка довольно развита, что является для многих дополнительным стимулом туда эмигрировать. В королевстве есть Министерство занятости и социального обеспечения, которое обязано опекать граждан, попавших в трудную ситуацию. Но не всем они в состоянии помочь.

Журналист «Комсомолки» Сергей Пономарев несколько лет назад писал о судьбе знакомого, редактора одного из телеканалов. Он с семьей, в которой жил страдающий аутизмом ребенок, решил перебраться в Испанию. Причину сформулировала жена: «Чтобы мой старший не оказался в 40 лет привязанным к кровати дома престарелых где-нибудь в Сергиевом Посаде. Чтобы средняя дочь выросла не советским, а счастливым человеком. Чтобы младший — не дай Бог! — никогда не узнал, что такое коммунальная квартира, российская пенсия и российская бюрократия». И что же в результате?

Пономарев цитировал ЖЖ бедолаги, записи были в основном о деньгах: «Таксист взял 40 евро. В воскресенье продуктовые магазины не работают, пришлось ужинать в китайском кафе, наели-напили на 20 евро. За неделю нажгли электричества на 50 евро, это еще не пришли платежки на воду. За неделю расходы на телефон составили тысячу евро. Пришел счет за газ за наш первый месяц жизни в Барселоне — 471,90 евро … Были дни, когда нам не на что было купить еду детям. Страх на грани истерики. »

Недавно я спросил Сергея, как сложилась судьба его знакомого. Выяснилось, что нормальной работы эмигрант так и не нашел. Жена ушла, забрав детей. Бывший благополучный московский либерал оказался рядовым европейским лузером, потерявшим семью, положение в обществе и родную страну, которую так презирал.

Канада: оно вам точно надо?

«Ой, какую историю мне только что рассказали! — пишет некая Елена Ситникова из Торонто. — 22 года назад приехала в Канаду семья из Петербурга с намерением ассимилироваться и с бывшими соотечественниками не общаться. Он микробиолог, она тоже какой-то специалист. После нескольких лет работы на бензозаправке микробиолог переквалифицировался в программиста. В общем, начали как-то жить.

Планировавшееся общение и чаепитие с друзьями-канадцами не сложилось. Не захотели местные жители пить чай с эмигрантом из дикой России. Между тем подросли дети.

Дочь вышла замуж за представителя одного из народов Ближнего Востока, родила троих детей. Внуки бывшего микробиолога по-русски не говорят и с бабушкой-дедушкой общаться не желают. Смеются над их акцентом и стыдятся их. Говорят, что они не русские.

Сын вывез жену с Украины. Она оказалась поклонницей Бандеры. Так что сыну пришлось разделить ее взгляды, чтобы не разводиться. Потому что развод в Канаде очень дорог.

Короче, после стольких лет решила семья возвращаться в родной Петербург, где у них, по счастью, сохранилась квартира. Такой вот счастливый финал. Если не считать, что потеряли детей и внуков. Да и жизнь свою про@рали. За то время, что бывший микробиолог пытался тут программировать, его друзья-коллеги в России стали академиками. В крайнем случае членкорами, реализовав свой потенциал. А нашим героям теперь остается только доживать свой век. Хорошо, что упокоятся на Родине».

Проживает в Канаде с семьей и актер Алексей Серебряков, который заявил, мол, национальная идея России — хамство. При этом деньги зарабатывает именно здесь, в фильмах с государственным участием. Можно ли представить, например, еврея, который уехал из Израиля, оскорбив бывших соотечественников, а после этого нашел на исторической родине работу хотя бы ассенизатором? Вопрос риторический.

Германия: для арабских беженцев

«В Мюнхене мы живем уже больше трех месяцев, поэтому я чувствую себя вправе написать о том, что мне не нравится, — пишет пользовательница LiveJournal pretty_hausfrau. — Кто-то скажет, что я придираюсь или у меня «фаза враждебности», но ваше право соглашаться или нет».

Прежде всего автор отмечает «совершенно бездумную толерантность» и «отсутствие свободы слова» в освещении миграционного кризиса.

«Высокие налоги новостью не стали, но и веселья не прибавили, — продолжает дама. — Печально смотреть на расчетный лист, когда там осталось чуть больше половины заработанного. А прибавьте к этому еще 17,50 на Rundfunkbeitrag (обязательный сбор за пользование радио, ТВ и Интернетом), так становится совсем грустно. Чем больше заработаешь, тем больше отберут. А если возьмешь отпуск деньгами или захочешь на вторую работу устроиться, так никаких денег не увидишь».

Далее автор жалуется на «жуткую бюрократию». «Хотите получить медстраховку, открыть счет в банке и т.д. — приготовьтесь получать бумажные письма в большом количестве и ходить на почту, чтобы отослать ответное письмо. И так может продолжаться до бесконечности. О существовании электронной почты они словно бы не догадываются».

Автор до приезда в ФРГ была уверена, что здесь все четко и правильно: «За всем приходится следить: чтобы в налоговой все правильно оформили, чтобы лишнего не начислили, чтобы полностью заплатили. Никому нельзя доверять».

Удивительно, но ФРГ как будто не заинтересована в квалифицированных приезжих. Автор поста прибыла туда по так называемой голубой карте как IT-специалист высокого уровня: «Никакой помощи, материальной поддержки, языковых и интеграционных курсов не предлагают — выкручивайся сам. Но если ты беженец, тогда да, получишь все на блюдечке с голубой каемочкой». То есть надо быть каким-нибудь бородатым Абдуллой из арабской страны, а иначе.

Мораль можно вывести такую. В наше время каждый волен жить там, где он хочет, — границы открыты. Но верить в сказки про «рай» по ту сторону границы — смешно. Если вы абсолютно уверены, что только вне своей страны сможете реализовать себя как специалист или творческая личность, — это можно понять. Хотя имейте в виду, что успех вам абсолютно не гарантирован. Если же покидаете родину только от презрения к ней — «лишь бы не в совке», — будьте готовы заплатить немалую цену.

На Святой земле несладко

Некогда известная журналистка Ольга Бакушинская эмигрировала в Израиль в 2014 году и оказалась совершенно невостребованной. Вот что она пишет: «Работа есть. На заводе, на уборке, по уходу за стариками. Такое есть всегда. И нельзя сказать, что это непрестижно, вот в чем дело. Любая работа вызывает уважение. Проблема в том, что она тяжелая, монотонная и за нее мало платят. И вот ты рассылаешь резюме в те места, которые кажутся тебе подходящими по уровню квалификации, а тебе отказ приходит только в лучшем случае. В худшем — тебя просто не удостаивают ответом. Ты мечешься, депрессируешь, я начала поглядывать на нищих, которые роются в мусорном контейнере с мыслями: «Вот она, твоя судьба». Серьезно так думала. Потом послала свое резюме в большой супермаркет и в контору, которая занимается уходом за пожилыми людьми».

Бакушинской теперь не до улыбок. Фото: Facebook.com

Сколько валят

Пиковым за последние десять лет для российской эмиграции стал 2020 год, когда уехали на ПМЖ более 310 тыс. человек. Однако сайт na-zapade.ru установил, что из них 256,5 тыс. выехали в страны бывшего СНГ и никоим образом не относятся к категории «пора валить!». Если еще отнять уехавших в Китай, Вьетнам, Индию, Марокко, Монголию, Пакистан, Корею и другие подобные страны, то получится, что в Европу и США выехало около 20 тыс. наших граждан. С этим спорят западные сайты, утверждая, что только в Европу в 2020 году уехало 68 тыс.

А теперь — внимание! По официальным данным МИД России, в 2020 году из стран США и ЕС в Россию вернулись 146 585 человек. Выводы делайте сами.

Сколько получают в США

Если сравнивать данные о зарплатах у нас и в Америке, то за океаном получают, конечно, гораздо больше. Только при этом надо понимать, что на $1 в России можно приобрести больше товаров и услуг в 2,54 раза, чем в США. Если учитывать это обстоятельство, а также средний налог в США — 30 процентов, то в пересчете на рубли получится такая картина. Каждый восьмой американец получает менее 7,3 тыс. руб. в месяц. При этом 52 процента американцев имеет доход менее 51 тыс. руб. в месяц. Не слишком впечатляет, не так ли?

Доктор Aibolit

Почему стал так популярен медицинский туризм? Почему самые обычные, самые рутинные исследования некоторые россияне проходят за пределами России, отдавая за это немалые деньги? Какие операции, какое лечение за рубежом оплачивает государство?

Об этом говорили на первом «Академическом часе» в «Российской газете» наши авторы и эксперты, которые в декабре прошлого года были избраны в Российскую академию наук и Российскую медицинскую академию наук. Участники встречи известны не только в нашей стране. Это специалисты с международным авторитетом. И клиники, в которых они трудятся, не уступают зарубежным.

Закон о молчании

Сегодня многие россияне едут за рубеж не только за медициной высоких технологий, но даже для того, чтобы исследовать функцию щитовидной железы. Почему?

Анзор Хубутия, член-корреспондент РАМН, директор НИИ скорой помощи имени Склифосовского:

Россияне мало информированы о возможностях отечественной службы здоровья. Кроме того, некоторые известные люди — общественные деятели, политики, актеры — уезжают лечиться за рубеж, потому что не хотят, чтобы афишировались их болезни. И в этом вина ваших коллег.

Анзор Хубутия: Всякими недобросовестными методами, подкупами медсестер, фельдшеров, а может, и врачей они добывают самую интимную информацию об известном пациенте и оглашают ее.

В других странах жестко работает закон о молчании.У нас такого нет. Человек не успевает прийти в лечебное учреждение, чтобы провести диагностическое исследование, а об этом уже появляется информация в Интернете. Да еще с безграмотными комментариями. Ко мне не раз обращались пациенты, которые говорили: «Да мы бы с удовольствием здесь оперировались. Но это же будет всем известно». Это немаловажный фактор. По большому счету любое лечение можно получить в России. Единственное исключение — детская трансплантология. Потому что законодательно не решен вопрос о заборе органов у детей.

Приезжают ли из других стран лечиться в Россию?

Анзор Хубутия: Приезжают. Особенно из Израиля. Иностранные страховые компании, например, Италии, Турции нередко просят провести пересадку органов именно в России.

«Ты мне не Сталин»

Лео Бокерия, академик РАН и РАМН, руководитель Научного центра сердечно-сосудистой хирургии имени Бакулева:

Мне, как главному специалисту, приходится иногда подписывать разрешительные бумаги на лечение за рубежом. Причем эти бумаги составлены в других городах, где неизвестные мне специалисты смотрят больных. Часто, я в этом уверен, они составлены под чьим-либо давлением. В основном просьбы касаются детей с врожденными пороками сердца. Отвратительная ситуация! Ведь столько операций по поводу врожденных пороков у детей, сколько делается в нашем Бакулевском центре, не делается нигде в мире.

В Москве работает огромное количество агентов, у них распространенная сеть в Интернете, они проводят разные форумы. Цель одна: привлечь как можно больше пациентов для лечения в зарубежных клиниках. С ними сотрудничают многие наши врачи, в том числе известные, с высокими званиями и степенями. Приведу примеры.

Был у меня такой разговор: направить пациента на лечение в Прибалтику. Называют фамилии врачей, к которым хотят поехать. Я говорю: так эти врачи учились у нас, мы их учили. Или просятся в клиники Израиля к моим ученикам. Я знаю их потенциал. Они нормальные, хорошие врачи. Но чем они отличаются от тех, кто работает в Бакулевском центре? Лишь тем, что у них нет такой практики, как у нас. Здесь они оперировали по 200 больных в год, а там не более 50.

Спрашиваю: почему такой выбор? Ответ: посоветовали. И называют фамилию одного профессора, президента некоего профессионального медицинского общества. Я знаю этого человека, звоню ему, говорю: «Что ты делаешь? Помимо прочего, там 12 тысяч долларов им придется выложить за простую операцию! У нас за самую сложную, большую, государство, как известно, дает 7 тысяч долларов». Он в ответ: «Забудь эти благородные разговоры. У нас не советские времена, а ты не Сталин». У этого профессора был офис в одной из московских больниц. Может, теперь он закончил эту практику. Но такая система существует.

Буквально позавчера мне пришло письмо с просьбой направить человека на лечение за границу. Этот больной обследовался у нас в Центре, обследовался в Институте хирургии имени Вишневского. Заключительную рекомендацию подписал выдающийся сосудистый хирург академик РАМН Покровский: пациент неоперабельный.

К сожалению, и это во всем мире, есть категория неоперабельных больных. Им показана только паллиативная, поддерживающаяся терапия. Иного не дано. Так вот: начинаем выяснять, куда повезут нашего пациента, что ему предложено в зарубежной клинике? Выясняется никто и ничего ему предложить не может. Ему сообщают: вы приедете, мы обследуем и решим вопрос.

Лео Бокерия: Паллиативное, то есть вспомогательное лекарственное лечение. Приведу еще один, правда, шестилетней давности пример. За 800 тысяч евро в известную клинику Берлина уехал ребенок для пересадки сердца. Ему за 120 тысяч евро проводят паллиативную операцию — ничего иного сделать было нельзя. Ребенок возвращается назад. А на имя Владимира Владимировича Путина поступает письмо о том, чтобы оставшиеся деньги остались в берлинской клинике, что она, клиника, готова их использовать для других российских пациентов.

Да, иногда за рубеж едут пациенты, чтобы избежать огласки своих болезней. Но нельзя не сказать еще об особенностях российского менталитета. Вспомним, наше отношение к загранице. В начале века, когда начали налаживаться какие-то отношения с зарубежными странами, россияне отправились в них на лечение. Традиционно: лечиться за рубежом престижно. Почему мы едим отдыхать за границу, а не в Туапсе? У нас мест для отдыха выше крыши, а едем в Карловы Вары.

Лео Бокерия: Какая инфраструктура! Ее же можно и нужно сделать! Мы каждый год вывозим из страны за рубеж несколько миллиардов долларов для лечения. Выгоднее найти этим долларам иное применение.

Зарабатывают на обмане

Баграт Алекян, академик РАМН, заведующий отделением рентгенохирургических методов исследования и лечения заболеваний сердца и сосудов Института хирургии имени Бураковского:

Известны цены на все процедуры в ведущих зарубежных клиниках. Известны имена специалистов, к которым стремятся попасть. Условно это стоит 1000 долларов. Но сплошь и рядом за эти 1000 долларов посылают не в эти клиники, не к этим именитым специалистам, а в обычные, порой посредственные клиники. Но как звучит! «Еду лечиться в Германию (в Италию, в Израиль)»!

Компании зарабатывают немалые деньги на обмане людей. Вот, например, выехал человек оперироваться в Германию. У него проблема с тремя коронарными сосудами. В довольно заурядной клинике взяли с пациента деньги по полной катушке. Прооперировали один сосуд. Отправили на родину: приезжайте через месяц на второй сосуд. Пациент не знает, что можно сразу исправить все три сосуда. Он проходит через три поездки в Германию, через три операции. И платит, платит, платит.


Необходим санпросвет? Он может изменить ситуацию?

Баграт Алекян: Санпросвет, конечно, нужен. Изменить ситуацию в корне? Вряд ли. Манит комфорт, внимание в зарубежных клиниках. И структуры, которые организуют лечение за рубежом, это учитывают. Привлекают на работу специалистов, владеющих русским языком, с российским образованием.

Есть операции на сердце и сосудах, которые в России не проводятся, а только за рубежом?

Баграт Алекян: В последнее время не только в Москве и Питере появились клиники, в которых проводятся все известные в мире операции на сердце и сосудах. Краснодар, Новосибирск, Красноярск, Кемерово, Пермь, Пенза. Но об этом не всегда знают.

Откат за контракт

Амиран Ревишвили, академик РАМН, заведующий отделением хирургического лечения тахиаритмий Бакулевского центра:

В аритмологии многие годы было только хирургическое лечение, операции на открытом сердце. С середины девяностых появилась катетерная технология. Это уже не операция, это процедура, в проведении которой мы сперва уступали западным клиникам, американским. Часть пациентов уезжали в Германию. И это было оправдано — человек избавлялся от аритмии без операции.

Но последние десять лет Бакулевский центр проводит интервенционные процедуры на мировом уровне. Каждый год я беру 40 пациентов, которые были в клиниках Германии, Италии, и провожу им повторные операции. Причем гонорар там от 10 до 100 тысяч евро. А у нас никаких гонораров. У нас квоту для этих пациентов, поскольку тут высокие технологии, дает государство. Ее наполнение — 205 тысяч рублей.

В России есть учреждения, специалисты, которых не стесняются зарабатывать деньги на медицинском туризме, в том числе направляя пациентов на интервенционные процедуры для устранения аритмии. Определен 20-процентный откат за контракт, который заключается с пациентом и врачом. Этот врач сидит в одном из городов Германии, Италии, Америки.

В России почти миллион пациентов нуждается в интервенционном лечении аритмии. Необходимости отправляться для этого за рубеж, на мой взгляд, нет. Лично я никого никуда не направляю.

Но в зарубежной клинике пациента будут холить и лелеять. А у нас могут сутками не подходить к больному.

Амиран Ревишвили: Организация работы с пациентом у нас страдает. Не хватает больниц, поликлиник высокого класса. Отталкивают очереди, некомфорт, хамство. Беда нашей службы — дефицит санаториев, реабилитационных центров. Пациент после большой операции на сердце обязательно должен пройти полный курс реабилитации. И не только после операции на сердце! Скажем, у нас успешно проводится эндопротезирование суставов. Но вот пациент выписался из клиники. Реабилитация необходима. Но возможностей ее проведения в стране почти нет.

Юрий Белов, академик РАМН, руководитель отделения кардиохирургии РНЦХ имени Петровского:

Мне кажется, есть четко очерченные категории пациентов, которые лечатся за рубежом. Первые из них — это некий старорежимный шлейф: «хочу лечиться за границей, там все лучше. В России все плохо. У нас нет приличных врачей». Такая категория больных есть. Они свято верят, что «там все лучше», и любыми путями стараются лечиться за рубежом.

Другая категория — геронтологические больные с тяжелой сердечно-сосудистой патологией. Например, те, кому больше 85-90 лет, у кого аневризма дуги аорты. Операции тяжелейшие. И когда речь о геронтологических больных, то лучше, надежнее оперировать их, скажем, в медицинском центре Хьюстона.

Там два хирурга-гения, которые хорошо работают. А главное, там есть абсолютное технологическое обеспечение хирургического процесса, послеоперационного периода. Чего у нас нет. В России, даже имея медцентры в Перми, Пензе, нет достойного обеспечения послеоперационного периода.

Трудный диагноз

Александр Румянцев, академик РАМН, руководитель Центра детской гематологии, онкологии и иммунологии:

Скажу о неродственной трансплантации костного мозга. Ради нее многие пациенты едут за рубеж. Потому что у нас до сих пор нет банка доноров. Неродственную трансплантацию и детям, и взрослым делают в России только наша группа и такая же группа в Санкт-Петербурге в Институте имени Раисы Горбачевой. При этом мы используем зарубежные банки костного мозга.

Сейчас в стране больше тридцати центров, которые занимаются трансплантацией. Но они не пересаживают костный мозг, потому что не решены многие законодательные вопросы. По официальным данным, каждый год уезжают на лечение за рубеж 15 тысяч человек. А знаете ли, сколько приезжают лечиться к нам в Россию? У меня в клинике постоянно лежат пациенты из стран СНГ, которых не устраивают врачи в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, потому что там много формализма. Или по каким-то иным причинам, например, из-за неудачи у «того самого хорошего доктора».

Нельзя плодить Ван Гогов

Григорий Ройтберг, академик РАМН, руководитель клиники ОАО «Медицина»:

Я сейчас заканчиваю книгу «Трудный диагноз». Почти все случаи из практики, о людях, лечившихся сначала за границей, а потом у нас в клинике. Мы не практикуем направление за рубеж для лечения. А вот для того, чтобы получить еще один совет, рекомендацию. Возьмите свою историю болезни, все видеозаписи, обратитесь в Бакулевский центр, в клинику Нью-Йорка, Мюнхена. Проверьте наши рекомендации. Почему люди должны верить только мне? Во врачевании истина в последней инстанции неуместна.

Григорий Ройтберг: Конечно! Это же его, пациента, боль, мука. И если у него есть сомнения в правильности нашего лечения, он вправе получить консультацию, в том числе за рубежои. И бороться с этим не надо. Надо радоваться, что такая возможность перестает быть уделом избранных. А бороться надо за повышение качества отечественной службы здоровья, всех ее звеньев.

Качество медицинской помощи в России не сопоставимо с развитыми странами. Да, у нас есть академики Алекян, Белов, Ревишвили. Есть Бакулевский центр и НИИ Склифосовского. Но это же единицы! Это единичные места! В Германии, в Израиле, в США нет понятия «столичная медицина». А попробуйте отъехать от Бакулевского центра. Недавно я был в одном уважаемом городе, где собирались заведующие медицинскими кафедрами. Посмотрел на тамошние больницы. Их надо закрыть: не то что по международным, даже по российским либеральным стандартам, они не имеют права на существование.

Очень важная для вас статья:  IT_курсы на русском языке в Канаде

Хороший доктор, как хороший художник. Их не может быть много. Нельзя плодить Ван Гогов — они рождаются. И если вы нашли его, идите к нему. Идите к хорошему доктору. Это нормально. Это правильно. Это ваше, гражданина, право. И хорошо, что теперь у многих есть возможность выбора. Другое дело, отставание российского здравоохранения. Опасное отставание. Назову цифры. Продолжительность жизни онкологического пациента в Российской Федерации после постановки диагноза у мужчин в среднем — 61 год. Он проживает (по разным данным) 2,5-4 года. В Европе — 12-14 лет. Комментарии нужны?

Почитайте доклады министра здравоохранения: 85 процентов аппаратов для лучевого лечения произведены в 80-х годах прошлого столетия. Их не только использовать для лечения нельзя, их просто включать нельзя! Если язвенная болезнь долго не рубцуется, то один из методов ее устранения — лазерное облучение. Появляются маленькие островки восстановления. И когда таких островков становится много, язва затягивается. Так и в самой службе: если мы создадим десять, тридцать островков современного врачевания, то служба изменится.

Лейла Намазова-Баранова, член-корреспондент РАМН, директор НИИ профилактической педиатрии и восстановительного лечения Центра здоровья детей:

Есть проблема, о которой не любят говорить. Вот есть поколение наших уважаемых мудрых наставников. И почти нет моего поколения — его «вырубили» 90-е годы. Многие технологии, которые были приняты какое-то время назад, по инерции продолжаются. А перехода на новые нет. Эстафету вовремя некому было подхватить и передать пришедшей молодежи. Медицинские вузы далеко не всегда готовят выпускников к работе с новыми технологиями.

В амбулаторной структуре нашего центра в год проходят обследование примерно тысяча человек из ближнего и дальнего зарубежья. Они или знают, или наслышаны о нашей системе детского здравоохранения, о российских преимуществах амбулаторного звена. У нас в Центре можно быстро, за день-два пройти осмотр у 33 высококвалифицированных специалистов. Такого нет нигде. Например, в известнейшей германской клинике Шарите на подобном приеме всего семь специалистов. У нас сейчас работает профессор из Ганновера, который получил грант Европейского агентства на преподавание в России. Он — немец, всю жизнь работал в Германии, в США, в других странах. Теперь у нас.

Но почему же многие едут с детьми на лечение за рубеж?

Лейла Намазова-Баранова: Чаще всего для дополнительной консультации, для уточнения диагноза. Убедились, что он поставлен правильно, возвращаются для лечения к нам. По-моему, нельзя снимать ответственность государства за несправедливый имидж врача, который поддерживается в СМИ. Бесконечно какие-то страшилки. И во всех бедах со здоровьем виноваты исключительно врачи.

Многим эта мысль гораздо ближе, чем мысль о собственной ответственности за свое здоровье, за здоровье ребенка. Беременной гораздо сложнее бросить курить, полежать под капельницей, чем подумать о том, как это может сказаться на развитии плода. Зато потом можно обвинить акушеров-гинекологов, педиатров, что родился больной ребенок.

Что всегда было характерно для отечественной медицины? Лечить надо не болезнь, а больного. Это категорически отличается от того, что есть за рубежом. Та модель, которая существует у них сегодня, не так уж хороша. Там лечат не больного, а болезнь. На это там направлены все стандарты, все алгоритмы лечения, от которых не отступают. Все абсолютно механизировано. На Западе уже немало претензий к этой системе.

Слабое звено

Александр Румянцев: Уменьшить количество соискателей помощи за рубежом можно, только предоставив свою, конкурентноспособную. И тут чуть ли не на первый план выходят проблемы реабилитации. Не секрет: когда оперировали президента Ельцина, то реанимационные позиции велись приглашенными для этого германскими специалистами.

Ведение послеоперационного пациента, реабилитация — это наше слабое звено. Было и есть. Нужны, как в былые времена, профильные санатории: кардиологические, туберкулезные, для детей с заболеваниями опорно-двигательного аппарата.

Нужны реабилитационные центры для детей, прошедших курс лечения онкологических болезней, для тех, кто перенес пересадку органов, и т.д. Нужны клинические санатории.

Лейла Намазова-Баранова: Академик Баранов предлагает создание по всей стране сети реабилитационных центров по аналогии с перинатальными. Чтобы в них люди могли восстановить нарушенное здоровье или нарушенные функции тех или иных органов.

От цивилизованного мира по многим вопросам нас отодвигает несостоятельное законотворчество. Сегодня говорили, что из-за этого не проводится в стране пересадка сердца детям. Но разве только это?

Весь мир признает, что самая гуманная, самая лучшая система детского здравоохранения была в свое время построена в Советском Союзе. И не надо ее разрушать. Ее надо реорганизовать. Например, целесообразно отменить выходы врача на дом. Они ничего не дают. Лишь отодвигают правильную постановку диагноза, ведут к необоснованному назначению большого количества лекарств.

Лейла Намазова-Баранова: Создание при каждой поликлинике отделений, в которых можно быстро, качественно обследовать ребенка. И если будут на то основания, перевести его в стационар. Или, напротив, выдав необходимые рекомендации, прописав лекарства, вернуть домой. Пока же нам продолжают навязывать западную модель: закрыть многопрофильные детские больницы и открыть детские отделения во взрослых стационарах. Это совершенно неправильно.

Сергей Готье, академик РАМН, директор НИИ трансплантологии и искусственных органов имени Шумакова:

Я — член комиссии Минздравсоцразвития России, которая решает вопрос об отправлении россиян на лечение за рубеж. Не только для пересадки органов. Как правило, это касается пациентов, которым помощь не может быть оказана на родине по каким-то технологическим, организационным причинам. Всегда идет очень серьезное разбирательство.

Давно известно, и я сам вещаю об этом на каждом углу: в России трансплантационная помощь бесплатна. Однако нередко некие фонды начинают собирать деньги, в Интернете появляется информация, что такому-то ребенку нужно пересадить печень. Давайте мы отправим его. Неизвестно куда, а главное, неизвестно зачем. Это абсолютный, как сейчас говорят, развод по-русски. Чистой воды брокерские услуги для клиник, которые этим занимаются. Занимаются, причем, без всяких на то оснований, не имея опыта. Если при операции соотечественника их постигнет неудача, то это огромный отрицательный резонанс, утрата имиджа и для самого врача, и для клиники, в которой он трудится. А если пациент иностранный, то все спокойно.

Вы об этом говорите соискателям лечения за рубежом?

Сергей Готье: Обязательно. Но далеко не всегда находим понимание. Надеемся, что все-таки ситуация изменится. Сейчас во всех странах очень жестко отслеживается использование национального донорского ресурса. Вскоре ни одна страна не будет принимать иностранных граждан для трансплантации трупных органов, взятых на территории принимающих стран. Это решение Трансплантологического всемирного общества, решение Стамбульской декларации 2008 года о прекращении так называемого трансплантационного туризма. Несколько лет назад российские трансплантологи приняли мораторий на выполнение трупных трансплантаций иностранцам. Иностранцам, в частности, в нашем центре пересаживаются только родственные органы.

Однако детей для пересадки сердца мы по-прежнему отправляем за рубеж, потому как у нас не разрешено использование трупных детских органов.

Сергей Готье: К сожалению, вынуждены. Отправляем в Италию, где пока нет подобного моратория. Нет его и во Франции.

А надежда на изменение законодательства есть?

Сергей Готье: Закон сейчас в стадии редакции. Требуются уточнения механизмов этого очень уязвимого направления медицины. Но еще раз подчеркну: все виды трансплантации органов в России проводятся по мировым стандартам, с результатами на уровне лучших клиник мира. Исключение пока составляют пересадки сердца и легких маленьким детям. Но это, надеюсь, пока.

Продолжительность жизни онкологического пациента в Российской Федерации после постановки диагноза у мужчин в среднем — 61 год. Он проживает (по разным данным) 2,5-4 года. В Европе — 12-14 лет.

85 процентов аппаратов для лучевого лечения произведены в 80-х годах прошлого столетия. Их не только использовать для лечения нельзя, их просто включать нельзя!

То, о чем говорила Лейла Намазова-Баранова, мы уже проходили. Когда Минздравом руководил Михаил Зурабов, появилось новое «изобретение»: вовсе упразднить педиатрию, пусть детей лечат врачи общей практики. Хотя известно, что педиатр при необходимости, может врачевать взрослого. А вот наоборот не получается. Тогда усилиями академика Александра Баранова, Леонида Рошаля, участников съезда педиатров, детских врачей удалось отстоять.

. Вот такой неоднозначный разговор состоялся на первом академическом часе в «РГ». В тот день в Москве был сильнейший мороз, высокое атмосферное давление. Естественно, не обошлось без разговоров о том, как в такие дни жить-выживать без ущерба для здоровья. Лео Антонович заметил: «Погода меняется к лучшему». В каком смысле? — спросили мы. Во всех, — ответил мудрый Бокерия

15 000 россиян каждый год уезжают на лечение за рубеж

«Все здесь сочувствуют Украине»

Уроженка Омска делится впечатлениями после переезда в Канаду

Фото: Юлия Петрова

Подводя итоги уходящего года, «Лента.ру» составила список лучших публикаций 2020-го года. Этот текст — один из них. Природа этой страны очень похожа на нашу. Там обосновались многие соотечественники — ведь это еще и страна эмигрантов. Но о Канаде в России знают немного, да и в новостях об этом государстве вспоминают нечасто. В рамках проекта «Ленты.ру» о россиянах, уехавших жить за границу, мы поговорили с Юлией Петровой, обосновавшейся в местечке Лейк-Луиз недалеко от города Калгари в канадской провинции Альберта.

По образованию я журналист, жила в Омске и всегда мечтала уехать в Москву — мне казалось, что это центр жизни, где постоянно что-то происходит. Когда уже переезжала в столицу, мне выпал шанс отправиться в Прагу, это была моя первая заграничная поездка, я проходила там стажировку на радио «Свобода». С тех пор я всегда хотела перебраться куда-то за границу — пожить и поработать.

Эмираты оказались простым и легальным способом уехать. Я ушла из журналистики и устроилась в Дубае в отеле на ресепшен. Провела там полтора года. В ОАЭ много иностранцев, но они не могут полноценно эмигрировать, получить гражданство. И ты очень сильно зависишь от работодателя. Люди, естественно, ищут для себя лучшей жизни, ищут место, где можно создать себе полноценный второй дом. Из Эмиратов, как правило, есть хороший шанс эмигрировать в Канаду или Австралию. Собственно, выбор между этими двумя странами возник и у меня.

В ковбойских шляпах

Все обычно эмигрируют в Канаду так: приезжают на учебу, платят 14 тысяч долларов в год, получают образование, им потом продлевают визу и разрешают работать. За это время ты оформляешь эмиграцию. Я же эту часть с учебой пропустила — мне опять-таки повезло, я сразу нашла работу.

Я связалась с эмиграционным адвокатом, заплатила ему пять тысяч долларов, чтобы он помог мне организовать переезд. Хотя мне сделали очень выгодное предложение в Emirates Airlines — работа в аэропорту. Там были комфортные условия, перспективы и так далее. А в Северной Америке я еще не бывала. Но решила попробовать, и все сложилось. Это был 2013 год.

Документы на работу я получила еще в Дубае — я ехала в одну компанию, снова на ресепшен. Схема такая: ты едешь туда-то, на такую-то работу, с такой-то зарплатой. Мой адвокат просто рассылал мое резюме, искал компанию, которая возьмет иностранного работника. Мне повезло, было сразу два предложения.

Когда делала пересадку в Торонто, мне показалось, что я снова в Эмиратах: повсюду индусы, арабы, пакистанцы — на Северную Америку было вообще не похоже. Но в Калгари сразу и ковбойские шляпы, и кругом белые люди — я была шокирована такой разницей.

Медицина в Канаде

Канада по праву считается страной с высоким качеством жизни (читайте на нашем сайте о том,чем Канада отличается по качеству жизни от остальных стран мира). Не удивительно, что люди здесь живут в среднем до 82 лет и в течение всей жизни считают себя здоровыми. Очевидно, не подводит медицина в Канаде, при этом являясь не такой дорогой, как медицина в США, Швейцарии или Германии.

Канадская медицина частично финансируется государством и работает по принципу доступности для всех групп населения. Единая медицинская страховка позволяет бесплатно или с минимальными доплатами получить врачебную помощь по Healthcare на территории своей провинции. При этом часть денег на выполнение программы идет из взносов жителей, а распределение средств, медикаментов и кадров осуществляется на местном уровне.

Медицинское страхование и Health Card

Жители и граждане Канады вправе рассчитывать на медстраховку Health Insuranse Card (HIC). Она полагается по федеральному закону от 1984 года Canada Health Act.

Разрабатывает программу, на основании которой люди получают медицинскую помощь, каждая провинция или территория страны самостоятельно. И организует своим жителям выдачу карт. Последними можно воспользоваться только в домашнем регионе.

В зависимости от места проживания может меняться перечень медуслуг, за которые канадцы не платят, и сумма взносов, обязательных к оплате. В чужой провинции в лечении не откажут, но за него придется заплатить.

Исключение — экстренные случаи и угроза жизни. На пороге больницы не бросят даже нелегала и помогут безвозмездно.

В целом государственной страховки достаточно, чтобы пройти бесплатные обследования, сдать анализы и удостовериться в состоянии своего здоровья. Бесплатно можно воспользоваться следующим:

  • Услугами врачей-специалистов.
  • Стационаром (пребывание в больнице).
  • Диагностическими исследованиями.
  • Профилактическими прививками.

Страховые полисы не гарантируют бесплатные услуги стоматолога. Их могут оказать только в экстренном случае, когда, к примеру, нужна срочная операция (удаление зуба). Платный прием ведут такие специалисты:

Услуги каких врачей и сервисов платные в Канаде?

  • Окулист.
  • Репродуктолог (но репродуктивные технологии доступны со льготами и в частных, и в государственных клиниках).
  • Физиотерапевт.
  • Скорая помощь.

Аптеки Канады тоже коммерческие, поэтому все медикаменты пациент себе покупает сам.

Медицинские услуги для нерезидентов

Преимуществами государственных полисов могут воспользоваться не только канадцы и резиденты страны, но и иностранцы без вида на жительство — беженцы или те, кто подал заявление на получение вида на жительство. После этого подтверждающие бумаги необходимо отнести в провинциальный офис:

Впрочем, в течение трех месяцев после пересечения канадской границы вновь прибывшие не могут рассчитывать на диагностику и лечение за счет бюджетных денег. Поэтому придется раскошелиться на коммерческую страховку. А вот беженцы по специальной программе могут и скорую помощь вызвать, и просто подлечиться.

Клиники Канады открываются для нерезидентов только после покупки страховки: частной, туристической, студенческой. Она обойдется минимум в 50 канадских долларов в месяц.

Особенности оказания медицинской помощи

Медицина Канады держится на врачах-терапевтах. Именно они являются связующим звеном между пациентом и дальнейшей стратегией лечения.

Привычных государственных поликлиник в стране мало. Таковые есть лишь в некоторых провинциях.

В основном за медицинской помощью люди обращаются в частные клиники. Из государственного бюджета компенсируются все затраты на лечение местных жителей и тех, у кого есть страховка.

Впрочем, больницы Канады не такие идеальные, какими представляются. Здесь существуют и очереди, и талоны на запись к врачу, на обследование и на операцию.

Более подробную информацию об особенностях медицины в Канаде можно узнать, посмотрев видео.

Амбулаторная помощь

Сначала пациенту необходимо попасть на прием в клинику к терапевту. Последний определяет, к какому специалисту в дальнейшем следует обратиться.

Есть альтернатива: пойти к семейному доктору, однако его еще надо найти. Для этого следует ходить по клиникам и узнавать, есть ли врач, который готов взять под опеку новых пациентов. Семейный специалист может быть личным терапевтом, который будет в курсе всех болезней и недомоганий.

Канадские медики могут принимать и в больнице, и в поликлинике, и в частном кабинете. Самого врача пациент может менять как угодно часто, роли не играет, рядом он работает с его местом жительства или нет.

Сейчас в Канаде около 30 тысяч семейных врачей, и это около половины всех медицинских специалистов с высшим образованием. В среднем на 1000 жителей приходится один личный терапевт. Это считается нормальным, поскольку один врач за смену успевает принять до 18 пациентов.

Скорая помощь

За неотложной помощью обращаются по телефону 911 (как в полицию или пожарную службу). Оказывать экстренную помощь умеют не только медики, но и полицейские, пожарные.

Вызов скорой медицинской помощи бесплатный. Однако только в том случае, когда человеку угрожает смертельная опасность и он не может самостоятельно доехать до больницы.

В противном случае придется заплатить за доставку в стационар от 100 до 300 канадских долларов.

Сама медицинская помощь, при условии, что она действительно необходима, бесплатная. Поэтому канадцы, нуждающиеся в постоянном уходе, идут в больницу самостоятельно.

На вызовы неотложки ездят парамедики, другими словами, фельдшеры. В одной машине — один или два специалиста.

Важно, что при временной задержке бригады скорой помощи к пациенту спешат полицейские и пожарные. Так что жизни канадцев спасает «Святая Троица», работающая по единому телефону.

Стационарная помощь

Здравоохранение страны включает около тысячи больниц. Почти все медицинские учреждения государственные, частных организаций меньшинство. Ряд больниц специализируется на одной сфере оказания помощи, остальные — разного профиля.

В них специалисты по больничному уходу совмещают лечение с обучением жителей здоровому образу жизни. А также — с диагностическими проверками.

Известные клиники и больницы Канады

Toronto General Hospital

Госпиталь Торонто является едва ли не самым крупным и уж точно самым знаменитым в Канаде. Клиника располагается в провинции Онтарио и одновременно может заниматься лечением двух тысяч пациентов.

Центр специализируется на трансплантологии, а исследования пациентов и лечение ведут ученые с мировым именем.

Так выглядит Toronto General Hospital

ROCKLANDMD

Больница заслужила право именоваться крупнейшим медицинским заведением Канады. Сюда стекаются местные пациенты и жители большинства провинций страны. А также на лечение приезжают иммигранты и медицинские туристы из разных государств.

Здесь занимаются следующим:

  • Гинекологией и урологией.
  • Ортопедией и общей хирургией.
  • Психологией и пластической хирургией.
  • Гастроэнтерологией.

Клиника славится своим высокотехнологичным оборудованием. А это значит, что диагнозы врачи ставят точные и лечение назначают эффективное.

HealthCare 365

Многопрофильная клиника пользуется популярностью у канадских и иностранных пациентов. Они едут лечить заболевания по различным программам:

  • Генетическое обследование, чтобы определить склонность к тяжелым заболеваниям.
  • Лечение онкологических заболеваний.
  • Профилактические процедуры, основанные на тщательном обследовании, предотвращающие развития тяжелых заболеваний.

Medicor Cancer Centre

Центр специализируется на лечении онкологических заболеваний. Здесь оказывают полный спектр услуг:

  • Лечение и уход за онкобольными.
  • Разработка новейших и эффективных мер борьбы с опухолями.
  • Исследование лекарств.
  • Совершенствование лечебной и восстановительной программы.

Местные жители и иммигранты со страховым полисом, покрывающим большую часть расходов, могут без страха разорения обращаться за помощью в эти клиники. Однако приезжие оплачивают услуги в зависимости от их насыщенности.

Частное страхование

Канадская медицина считается более дешевой, чем в ряде других стран, однако без полиса она может сильно ударить по карману (читайте статью о топ-10 стран с лучшей медициной в мире). В систему страховых взносов можно попасть, минуя государственные фонды. Ряд компаний предлагает оформить частные полисы:

  1. Blue Cross — крупнейшая в стране частная страховая организация. Ее полисы могут покрыть услуги дантиста, окулиста, а также сулят финансовую поддержку в случае наступления инвалидности или тяжелой болезни. Еще одно преимущество Blue Cross — возможность лечиться в разных провинциях, а не только в домашнем регионе. На разных территориях за счет бюджета предоставляется разное количество услуг.
  2. Sun Life Financial выдает полисы, по которым бесплатно можно получить не только диагностические услуги, но и лекарства, протезы, костыли, инвалидные коляски.

Страховку можно оформить как на себя, так и на нескольких человек. Причем спектр услуг можно выбирать самостоятельно и включать туда только те виды помощи, которые необходимы.

Нерезиденту в первые три месяца пребывания придется купить страховку за 150 канадских долларов. Причем в эту стоимость не входят услуги стоматолога.

Стоматология

Стоматология в Канаде — дело затратное. Один зуб, к примеру, вылечат за 50–100 канадских долларов. Дополнительно сделают рентген (40–50).

Выгоднее обращаться за помощью к врачу без лицензии, который вылечит не хуже специалиста с документом, но дешевле (около 30 долларов).

Медицинские услуги за дополнительную плату

Не стоит рассчитывать на бюджетный поход к окулисту и физиотерапевту. Счет выставят и в больнице, если требуется хирургическое вмешательство.

  • Операция стоит около 20 тысяч канадских долларов.
  • День стационара — две тысячи долларов.
  • УЗИ — 100 долларов.

Например, операция по удалению аппендицита обойдется в 20 тысяч долларов, не считая снимков, процедур и лекарств. До этого придется потратиться на врача — он возьмет до 250 долларов. Те, у кого есть полис, могут покрыть вмешательство страховкой от пяти до 100 тысяч долларов.

Роды в Канаде

Для резидентов роды в Канаде бесплатны. Иначе по затратам они схожи с операцией. Клиника выставляет счет в зависимости от собственных выводов.

Стоимость родов в Канаде

Если женщина представила справку о доходах, и в ней указаны небольшие суммы, больница может сделать скидку. В среднем стандартные роды стоят 2700 долларов, с осложнениями — 3200. Плюс день пребывание в роддоме — почти 300 долларов.

Медицинские услуги могут сопровождаться необходимостью покупки того или иного лекарства. Компенсации за них не предоставляет ни федеральное, ни региональное правительство.

Преимущество тут одно: медикаменты продаются обычно местного производства. И фармацевты могут подобрать более дешевый аналог практически каждого наименования.

Добавить комментарий