Есть ли национализм и ксенофобия в Квебеке Канада


Содержание поста:

Есть ли национализм и ксенофобия в Квебеке? Канада

НАЦИОНАЛИЗМ ИЛИ ПАТРИОТИЗМ?

При рассмотрении проблем Квебека и в «Английской» Канаде и за рубежом стало уже общим местом — говорить о квебекском «сепаратизме», во всяком случае, с него начинать. Полагаю, что здесь терминологическая неточность. Возможно, в Квебеке имеются и «сепаратисты», но в том, что касается программы правящей в провинции и пользующейся поддержкой большинства ее населения Квебекской партии, то в ней идет речь о «суверенитете», ее сторонники называют себя не «сепаратистами» и даже не «индепандантистами», а «суверенистами». Политический суверенитет — первая часть формулы «суверенитет-ассоциация» — это не одно и то же, что отделение от Канады, и здесь необходимо соблюдать терминологическую точность. Напомним, что Российская Федерация провозгласила свой суверенитет 12 июня 1990 г. — и при этом совсем не подразумевалось ее отделение от конфедерации, именуемой СССР, и вообще распад последнего. Для того, чтобы такой распад произошел, «понадобились» бурные события, произошедшие более чем через год, знаменитый путч ГКЧП, — и ни российские «суверенисты», ни сама декларация о государственном суверенитете России в этом путче (и последующем развале Союза) повинны не были. Как мы видим на этом примере, «суверенизм» не есть сепаратизм.

Другой пугающий — и столь же неточный термин — это «квебекский национализм». Причем слово «национализм» по отношению к Квебеку употребляется обычно в самом негативном смысле, — совсем не в том «ласковом» смысле, в каком употребляли этот термин в 1970-е гг. по отношению к канадским («общеканадским») националистам типа основателя «Комитета за независимую Канаду» члена федерального кабинета министров Уолтера Гордона, да и большинству либеральных деятелей эпохи премьер-министра Пьера Трюдо, которые «боролись против экономического и культурного засилья американцев в Канаде». Фактически, этот термин употреблялся как стыдливая замена слишком высокопарному (для культуры англосаксонских стран, с их традиционной сдержанностью) слову «патриотизм». Те, кто помог разбогатевшей, наконец, до американского уровня Канаде освободиться от излишней экономической зависимости от южного соседа, стимулировал развитие национального канадского капитала и поощрял развитие национальной канадской культуры, сдерживая экспансию «массовой культуры» из США, были никакие не «националисты» (в негативном звучании этого слова), а самые настоящие патриоты.

Не то же ли самое, что 20 лет назад в Онтарио, происходит сейчас в Квебеке, который, наконец, освободился от своей «традиционной» экономической отсталости и связанного с ней «комплекса неполноценности»? Новое поколение квебекцев, возникшее в результате «тихой революции» 60-х гг. (которая ведь началась с реформы народного образования), успешно занимается бизнесом, наукой и все в большей степени техникой на родном, французском языке — по переписи 1996 г., родном для 81,5% жителей провинции, языке домашнего общения для 82,8%, языке, которым свободно владеют 93,4% жителей (тогда как английским — только 40,9%). Представляется в высшей степени нормальным явлением (а никаким не «проявлением национализма») то, что французский язык провозглашен единственным официальным языком провинции. Кстати, это было сделано не «националистической» Квебекской партией, а федералистской Либеральной партией Квебека, ибо «Хартия французского языка» — «Закон №101», принятый Национальной Ассамблеей Квебека в 1977 г. лишь торжественно закрепил — кое в чем даже смягчив — основные положения провинциального «Закона №22», проведенного либералами в 1974 г. Не следует забывать и то, что единственным официальным языком соседней провинции Онтарио (с более чем полумиллионным франкоязычным населением) является английский.

Английский же является единственным официальным языком и всех других провинций и территорий Канады, за исключением двуязычного Нью-Брансуика и многоязычных (с 1990 г. — 8 официальных языков!) Северо-Западных территорий. Да, федеральные службы на территории всех этих провинций двуязычны, так они двуязычны и в Квебеке, согласно федеральным законам. Так что считать французское одноязычие провинциальных служб Квебека «дискриминацией меньшинств» и проявлением «национализма» (а аналогичное, но английское одноязычие провинциальных служб Онтарио так не оценивать) — типичное проявление «двойного стандарта». Патриот, борющийся за сохранение и развитие языка и культуры родной земли — он и в Квебеке патриот.

К тому же следует подчеркнуть, что пресловутый квебекский «национализм» в настоящее время носит исключительно «лингвистическую» направленность и полностью лишен какого-либо ксенофобского, расового оттенка. Этнокультурная политика, т. е. политика в отношении иммиграции и этнокультурных меньшинств правительства Квебека в настоящее время весьма напоминает «мультикультурализм» федерального правительства Канады. Иммиграционные службы Квебека поощряют иммиграцию в Квебек из любой части света — причем, естественно, при отборе иммигрантов предпочтение отдается тем, которые владеют французским языком, а созданные во всех крупных городах и регионах Квебека «центры приема» иммигрантов (COFI) предусматривают бесплатное обучение французскому языку для тех, кто владеет им в недостаточной степени. Таким образом, в провинции (особенно это заметно в Монреале) возникло многоэтничное, многорасовое, многокультурное общество, весьма напоминающее то, которое давно сложилось в канадских англоязычных городах — но говорящее на французском языке. Так, из 120 тыс. чернокожих жителей Монреаля большинство (более 70 тыс. в 1996 г.) составляют франкоязычные гаитийцы. Среди 100-тысячного еврейского населения того же Монреаля, параллельно давно сложившейся исторически англоязычной общине (впрочем, сейчас она практически уже двуязычна), складывается быстро растущая община франкоязычных марокканских евреев; значительную долю жителей «китайских» кварталов Монреаля сейчас составляют владеющие французским языком выходцы из стран Индокитая. На автобусных остановках в Монреале городские власти периодически устанавливают большие красочные плакаты с изображением симпатичных лиц из числа «видимых меньшинств» с подписями типа «Волосы курчавые — а сердце квебекское» или «Глаза, как миндаль, а смотрят на мир по-квебекски».

«По-квебекски» — не значит «по-антиканадски»: ведь следует учитывать, что в Канаде практически везде канадский патриотизм носит «местную» окраску. Канадские патриоты в Онтарио, как правило, гордятся именно Онтарио, то же и в Альберте, и в Британской Колумбии: это и называется «канадская мозаика». Квебек здесь не исключение, и если многие квебекцы считают, и вполне справедливо, что Квебек — это старейшая, наиболее аутентично-канадская и, по их убеждению, лучшая часть Канады (само существование Квебека и его франкоязычной культуры в рамках Канадской конфедерации делает Канаду особенной, уникальной, непохожей на другие страны) — это совсем не обязательно «национализм», это вполне может трактоваться и как проявление своеобразного канадского патриотизма, и вот тому доказательство.

В ходе общеканадской переписи населения 1996 г. в текст опросника относительно этнического происхождения респондента, были включены «подсказки» 24 вариантов ответов «английское», «французское», «украинское» и т. п. (оставлены также чистые места для других вариантов; указывалось также «чистое» либо «смешанное» происхождение), и среди них, впервые, в истории переписей был вариант: «канадское». (В 1991г., без такой «подсказки», идентифицировали себя как просто «канадцы» лишь 2,8% населения страны, притом в Онтарио — 5,3%, а в Квебеке — лишь 0,3%). В 1996 г. свое этническое происхождение как «чисто-канадское» определили 18,7% канадцев (как «чисто-британское» — 17,1, «чисто-французское» — 9,5%, остальные — либо «прочего», либо «смешанного» происхождения). Так вот, наибольшая доля населения с «чисто-канадской» самоидентификацией оказалась именно в Квебеке — 37,7%!

Далее шли Нью-Брансуик -23,9% и Ньюфаундленд — 21%, тогда как в «сверхфедералистском» Онтарио «канадцами» считают себя лишь 12,1% жителей. Свое «чистое» или «смешанное», но именно «канадское» происхождение указали 3323 тыс. квебекцев (в т. ч. «чистое» — 2656), тогда как, аналогично, французское — 2870 тыс. (из них «чисто-французское» — 2056 тыс.), ирландское — 314 тыс. (60 тыс.), английское 288тыс. (75 тыс.), итальянское 245 тыс. (166 тыс.), шотландское 188 тыс. (31 тыс.), и т. д. Интересно, что свое происхождение как «квебекское» указали только 78 тыс. квебекцев (в т. ч. «чисто-квебекское» — 55 тыс.). Учитывая, что в Квебеке проживает 5,75 млн. человек с родным французским языком, это означает, что значительно более половины франкофонов Квебека считают себя в первую очередь канадцами, — и очевидно, что в их число попадают и многие из тех 49,4%жителей провинции, которые на референдуме 1995 г. голосовали за суверенитет Квебека (напомним: суверенитет при сохранении экономического союза с «остальной» Канадой, т. е. фактически — в рамках Канадской конфедерации).

Представляется, что при всей расплывчатости терминов «суверенитет», «конфедерация» (напомним, что национальный праздник 1 июля в Канаде более столетия носил название «Confederation Day») или «асимметричная федерация» — это совсем не синонимы «сепаратизма», «распада» или «развала» страны, и что специфический канадский патриотизм, «переведенный» с английского на французский язык, необязательно превращается в реакционный «национализьм». Как показал печальный опыт СССР, злоупотребление подобными ярлыками и жупелами может лишь привести ко взаимному ожесточению — и материализации сначала только мерещащихся призраков. У Канады есть все основания гордиться своей «особой» провинцией — Квебеком. А у Квебека — Канадой.*)

*) Текст (с некоторыми обновлениями автора) печатается по материалам, опубликованным в Научно-просветительском альманахе «Восприятие Квебека в России», Москва, АИКВР, 2001г.

Проблемы Квебека в Канаде (стр. 1 из 5)

Географическое положение и природные условия

Канада граничит на юге и на западе с США. Протяженность границ (включая Аляску) — 8893 км. Протяженность морского побережья — 243 791 км.

Климат Канады варьируется от умеренного на юге до арктического на севере.

Хотя большая часть земли занята озерами и заросшими лесами низинами, в Канаде есть и горные гряды, равнины и даже небольшая пустыня. Великие Равнины, или прерии, покрывают Манитобу, Саскачеван и части провинции Альберта. Теперь это главные сельскохозяйственные угодья страны. Западная Канада известна своими Скалистыми Горами, в то время как на востоке расположены важнейшие города страны, а также Ниагарский Водопад. Канадский Щит, древний гористый регион, образованный более 2,5 миллиардов лет назад, покрывает большую часть севера страны. В арктическом регионе можно найти только тундру, которая севернее разбивается на острова, покрытые льдом почти круглый год. Самой высокой точкой Канады является гора Логан высотой в 5950 м над уровнем моря.

Основными природными ископаемыми являются никель, цинк, медь, золото, свинец, молибден, поташ, серебро, уголь, нефть, природный газ.

Пригодная для возделывания земля составляет всего 5% территории Канады. Под пастбища используются еще 3% земли. Леса и лесопосадки занимают 54% всей территории Канады. Орошаемая земля составляет всего 7100 кв. км.

Канада разделена на десять провинций и три территории, каждая из которых располагает собственной столицей. Канада условно делится на Атлантические провинции, Квебек, Онтарио, провинции Прерий, Британскую Колумбию и Северные территории.

Восток Канады занят четырьмя провинциями — Нью-Брансвиком, Новой Шотландией, Островом Принс-Эдуард и Новой Землей. Новая Земля, самая крупная из атлантических провинций, занимает 405720 кв. км. Лабрадор граничит с Квебеком и отделен от Новой Земли проливом Белл-Айд.

Новая Земля является самой восточной частью Северной Америки и расположена на одинаковом расстоянии от Саскачевана и Ирландии. Вторая по величине атлантическая провинция — Нью-Брансвик площадью 73440 кв. км. Она граничит с Квебеком, Новой Шотландией и США. Более 85% всей поверхности провинции занимают леса. Новая Шотландия занимает одноименный полуостров на юго-восток от Нью-Брансвика. Ее площадь составляет 55490 кв. км. Она окружена около 4 000 островов. Самую маленькую канадскую провинция, Остров Принс-Эдуард, в шутку называют фермой в миллион акров из-за обилия сельскохозяйственных угодий. Остров имеет форму полумесяца длиной в 224 км и шириной от 6 до 64 км. Остров также может похвастаться лучшими пляжами Канады, совокупная протяженность которых превышает 800 км.

Провинция Онтарио делится на две части: промышленный юг и малонаселенный север, богатый природными ресурсами.

Онтарио занимает 1068580 кв. км. Внутренние воды составляют 1/6 всей площади провинции. Два основных геологических региона Онтарио — низменность Великих Озер и реки Св. Лаврентия и Канадский Щит. Северное Онтарио занимает 9/10 всей площади провинции, но в нем проживают только 10% населения. Иногда сообщение с севером прерывается из-за сурового климата. В июле температура в Северном Онтарио достигает 12-15 градусов, а в январе опускается до -25.

Умеренный климат и плодородная земля Южного Онтарио позволяет успешно возделывать землю в этом районе. На эту территорию приходится более половины самых прибыльных канадских компаний.

Манитоба, Саскачеван и Альберта — плодородные провинции канадского Запада. Они занимают 1963470 кв. км и протягиваются от 49-той параллели на юге до 60-той на севере и от Скалистых гор на западе почти до озера Верхнее на востоке. Преобладает континентальный климат: холодная зима, теплое лето и небольшое количество осадков.

Плодородность земель этих провинций делает их своеобразной житницей Канады — ведь здесь находится более трех четвертей всех земель страны, пригодных для сельского хозяйства.

Северная часть провинций прерий покрыта лесами с преобладанием сосны и березы.

Саскачеван — главная зерновая провинция. Она занимает две трети прерий, которые перемежают озера и лесистый ландшафт. Скалистые горы являются естественной юго-западной границей Альберты. Однако, возвышенности покрывают лишь небольшую часть провинции — в основном здесь можно найти равнины, сухие прерии и леса на севере провинции.

Это крупнейшая провинция на западном побережье. 947800 кв. км. территории Британской Колумбии прославились в качестве самого гористого района Северной Америки. Однако, ландшафт провинции непредсказуем и изменчив. У побережья расположены цепи островов, как крупных, так и мелких. На севере провинции прибрежные горы достигают 4 тыс. м над уровнем моря. На востоке расположено плоскогорье с лесами, лугами и великим множеством озер.

Климат Британской Колумбии различается в зависимости от ландшафта. На побережье изобилуют дожди и стоит мягкая морская погода. Ванкувер находится в зоне умеренного климата. Около 2 млн. га занимают пресные водоемы.

Канадский север — практически нетронутая и малоизученная земля. Юкон, Северо-Западные Территории и территория Нунавут занимают две пятых Канады. Юкон занимает 483450 кв. км. Он граничит с Аляской на западе, Британской Колумбией на юге и Северо-Западными Территориями на востоке. Преобладающий климат — субарктический. Летом солнце светит от 20 до 24 часов в сутки, холодной зимой оно светит 2-3 часа в день или не показывается вовсе. Северо-Западные Территории и Нунавут — это Канада к северу от 60-той параллели, не считая Юкон, Квебек и Новую Землю. Вместе они насчитывают 3426320 кв. км. территории. Климатические зоны — арктическая и субарктическая. Север страны практически не освоен людьми.

Квебек — самая большая провинция Канады. Она граничит с Онтарио, Нью-Брансвиком, Новой Землей и США. Квебек занимает 1540680 кв. км, что в три раза больше Франции и в семь раз — Великобритании. Естественными границами провинции являются внутренние воды страны — Гудзонов пролив, река Св. Лаврентия и залив Джеймса, а также Атлантический океан.

Наибольшее значение придается реке Св. Лаврентия, которая служит водным путем для судов из Атлантики в Великие Озера, а следовательно, и в США. Квебек усеян тысячами озер, рек и речушек. Три пятых всей территории провинции занимает Канадский Щит, расположившийся от низменности Св. Лаврентия к Гудзонову проливу. На юге провинции расположены Аппалачские возвышенности, отделяющие провинцию от США

В начале 60-х годов Квебек был центром агитации за отделение провинции от Канады и создание нового франко-говорящего государства. В 1969 году французский и английский языки были объявлены государственными языками страны. В 1970 году террористы, предположительно сторонники отделения Квебека, похитили и убили министра труда и иммиграции провинции, Пьера Лапорта. Федеральное правительство выслало в Квебек войска и временно ввело чрезвычайное положение. В 1974 году французский стал официальным языком провинции.

Партия сторонников отделения Квебека победила на выборах провинции 1976 года и предприняло несколько мер для усиления этого движения. По противоречивому закону 1977 года образование в англо-говорящих школах было очень ограничено. Закон также изменил английские названия населенных пунктов и географических черт, назначил французский языком деловых переговоров, судебных процессов, законодательства и общественных организаций.

Поправка к конституции от 1987 года признавала Квебек «отдельным обществом» и предоставляла всем провинциям новые права. Квебек пообещал, что он примет конституцию 1982 года, если поправка будет принята всеми остальными провинциями. Палата общин ратифицировала поправку 22 июня 1988 года, но уже 23 июня 1990 года поправку пришлось отменить, так как ее не поддержали Новая Земля и Маннитоба. Новый набор изменений конституции был создан парламентским комитетом в 1992 году. Эти изменения включали децентрализацию федеральной власти, выборный Сенат и особое отношение к Квебеку как к отдельному обществу. На референдуме в октябре 1992 года канадцы сознательно отвергли все конституционные изменения. Референдум 1995 года в Квебеке в очередной раз показал, что большинство жителей провинции предпочитают оставаться в составе Канады.

Особенности формирования канадской нации

Канада — страна иммигрантов, поэтому ей присущи проблемы между различными национальностями, старыми и новыми иммигрантами, потомками европейцев и североамериканских индейцев, а также, конечно, разлад между франко- и англо-говорящими канадцами.

Борьба Квебека за независимость

Население Канады поделено на две многочисленные группы: англо-канадцы и франко-канадцы. Противостояние англичан и французских жителей провинции началось еще в середине XVIII века, когда после окончания Семилетней войны Франция лишилась колонии в Канаде. Победившие англичане загнали франко-канадцев в Нижнюю Канаду, переименовав ее в Квебек.

К завоеванному населению захватчики относились как к людям второго сорта: запрещали пользоваться французским языком, соблюдать национальные обычаи. Со временем положение франко-канадцев улучшилось, французский язык даже стал вторым государственным. Но конфликты бытового характера продолжаются. Формально главой Канады до сих пор остаётся английская королева, что раздражает часть франко-канадцев.

Массовое и организованное сепаратистское движение в провинции началось в 1960 году. Тогда, пришедшее к власти в Квебеке правительство Жана Лесажа, пообещало «сделать франко-канадцев хозяевами на своей земле».

В те же годы в Квебеке действовали и радикальные движения, ставившие своей целью полное отделение Квебека от Канады и строительство самостоятельного государства. На такой позиции стояла и стоит сегодня Квебекская партия («Парти Квебекуа», ПК) и «Фронт Освобождения Квебека» (французская аббревиатура — ФЛК), который в начале 70-х годов попытался перейти к тактике террора. Однако большинство франко-канадцев его осудило. ФЛК полностью потерял народную поддержку, и большинство сепаратистов сплотились вокруг ПК. После ее победы на выборах в Квебеке в 1980 году состоялся референдум о независимости провинции. Тогда, идею выхода из состава Канады поддержали лишь 40% голосовавших. Второй и на сегодняшний день последний референдум прошел в 1995 году. Тогда, лишь доли процента решили исход народного голосования: 49,4% голосов были отданы за независимость Квебека. 50,6% квебекцев проголосовали против выхода из состава Канады. Таким образом, референдумы не привели к отделению Квебека, но позволили добиться значительной автономии в решении как внутренних, так и некоторых внешних (иммиграция) вопросов.Состоявшиеся в 2007 г. очередные парламентские выборы в Квебеке показали, что сепаратисты по их итогам заняли лишь третье место.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Студент — человек, постоянно откладывающий неизбежность. 10573 — | 7332 — или читать все.

НХЛ не хочет возвращаться в Квебек. Лига боится националистов

Хоккейный клуб может породить третью волну сепаратизма.

С сезона 2021/22 в НХЛ начнёт выступать «Сиэтл». Владельцы клуба заплатили вступительный взнос в 650 млн долларов и лига закрыла последнюю вакантную позицию – новых франшиз не будет. Теперь возможен только переезд уже имеющихся 32-х клубов.

На последнее место в лиге также претендовали Хьюстон и Квебек. Вероятность создания очередной франшизы на юге США была маловероятна. Иное дело – Квебек. Идею создания там команды поддерживают все хоккейные болельщики Северной Америки. «Квебек Нордикс» стал символом протеста против политики комиссионера НХЛ Гэри Беттмэна по американизации лиги. Болельщики постоянно освистывают руководство НХЛ, в том числе из-за переезда значимой для Канады команды.

Болельщики хотят вернуть «Квебек Нордикс» / фото: Phillip MacCallum, gettyimages.com


КВЕБЕК ПОЛНОСТЬЮ ГОТОВ ВСТУПИТЬ В НХЛ

В Квебеке есть всё необходимое для команды НХЛ. Три года назад в городе открыли новую арену вместимостью 18,5 тыс зрителей, и ее тут же назвали лучшим спортивным сооружением Канады. В Квебеке есть крупная фанатская база – даже на матчи юниорской лиги в среднем ходят 13 тыс зрителей. Город до сих пор помнит «Нордикс», на матчах множество фанатов в форме этой команды. Болельщики готовы проехать сотни километров в Монреаль или в северные города США, чтобы попасть на игру НХЛ, и в очередной раз заставить всех вспомнить о команде.

Появление клуба НХЛ в Квебеке поддерживают правительство провинции Квебек, мэрия города и местный бизнес. Именно Квебек – столица одноименной провинции, а не Монреаль. Регион потратил 370 млн долларов на строительство Videotron Arena, рассчитывая, что дворец сможет привлечь НХЛ. Но лига осталась непреклонной.

Основная позиция руководства НХЛ – колебания курса канадского доллара. Лига не уверена, что контракты хоккеистов будут защищены. Эта же проблема была и в середине 90-х годов, когда падение курса канадского доллара сильнее всего ударило по «Виннипегу» и «Квебеку». Бюджет клубов исчислялся в канадских долларах, а неуклонно растущие зарплаты игрокам платили в американских. Хоккеисты даже отказывались переходить в «Квебек». Например, Эрик Линдрос, выбранный «Нордикс» на драфте, решил не подписывать контракт с командой и добился обмена в Филадельфию.

Линдрос заявлял, что не желает играть в Квебеке не только из-за отсутствия достойных партнеров, но и из-за финансовых обстоятельств. Он был твёрдо уверен в том, что выступление в любом городе восточной Канады за пределами Монреаля – это удар по собственной репутации и отсутствие рекламных контрактов вне хоккея. Тем более, что в Квебеке ему предстояло выучить французский язык, в то время как в «Монреале» английский давно стал главным языком.

В 1995 году клуб продали за 75 млн долларов бизнесменам из Колорадо. Спустя несколько месяцев они объявили о переезде клуба в Денвер. Сейчас команда, которая была символом франкоговорящего населения Канады, называется «Колорадо Эваленш». Многие предполагают, что именно из-за символизма команды, лига не хочет иметь дело с Квебеком.

ВОЗМОЖНО, НХЛ НЕ НРАВИТСЯ ФРАНЦУЗСКИЙ НАЦИОНАЛИЗМ

Есть версия, что НХЛ отказывается возвращаться в Квебек из-за политической ситуации в провинции, а не из-за колебаний канадского доллара. Франкофонский национализм – серьёзная проблема для Канады. Ранее проводились два референдума по независимости Квебека (в 1980-м и 1995-м годах), но оба раза не хватало всего нескольких процентов. Американские СМИ и англоговорящие жители провинции сравнивают ярую франкофонию с расизмом. Несмотря на века сожительства, конфликты между двумя этническими группами случаются регулярно.

В начале года вся Канада обсуждала скандал на одном из матчей школьной лиги. В Квебек приехала команда из одного северного района. Встреча прошла под свист болельщиков и оскорбления со стороны тренеров и игроков хозяев. Их называли «дикарями», обещали, что они никогда больше не смогут выехать в цивилизованный мир. Несколько раз могла начаться драка на трибунах, но вмешивалась охрана дворца. После того, как школьники и их тренеры покинули Квебек, они дали несколько интервью, об инциденте рассказали во всех канадских СМИ.

Все сразу же вспомнили об инцидентах с англоговорящими командами, приехавшими во франкофонские районы провинции. Проблема национализма в Квебеке стала обсуждаться и в США. Несмотря на общественное недовольство, ни тренеры, ни ответственные лица не были уволены со своих должностей. И коренным жителям, и англоговорящим жителям кажется, что местное правительство покрывает любые проявления национализма – и из-за этого им приходится покидать Квебек.

НАЦИОНАЛИСТЫ ХОТЯТ СВОЙ СИМВОЛ

Арена в Квебеке на 18,5 тыс зрителей / Фото: Dave Paige, Commons Wikimedia (CC BY-SA 4.0)

Английское население Канады опасается, что появление еще одного клуба на франкоговорящей территории может создать третью волну сепаратизма на востоке страны. В Канаде существует мнение, что если хоккейный «Квебек» станет для населения «больше, чем клубом», то третьего референдума уже будет не избежать.

Для сдерживания сепаратистского настроя англоговорящее население устраняет любые проявления национализма. А спортивный клуб может отражать позицию жителей и объединять недовольное население – испанские «Барселона» и «Атлетик» тому подтверждение. И утрата символа самоидентификации для франкофонов – болезненная тема. Если раньше жители Квебека поддерживали «Монреаль», то сейчас многие отвернулись от команды.

Мнение, что «Монреаль» поддерживает франкоговорящее население, жители провинции называют ошибочным. На арене играет американская музыка, подавляющее число спортсменов не знают французский язык. В клубе выступают всего четыре франкофона, главные звёзды провинции играют в США. Многие ведущие франкофоны, такие как Винсан Лекавалье, боялись играть в Монреале, так как на них обрушивалось огромное внимание и давление со стороны местной интеллигенции.

Конспирологи утверждают, что миссия «Монреаля» – это канадифицировать франкофона в Квебеке. Это тенденция современной НХЛ – она становится всё более англоговорящей. Сейчас в лиге выступает 51 хоккеист из Квебека, в то время как из Онтарио — крупнейшей англофонской провинции Канады, – 157 хоккеистов.

Левада-Центр

Ксенофобия и национализм

Опрос проведен 7 – 10 августа 2015 года по репрезентативной всероссийской выборке городского и сельского населения среди 1600 человек в возрасте 18 лет и старше в 134 населенных пунктах 46 регионов страны. Распределение ответов приводится в процентах от общего числа опрошенных вместе с данными предыдущих опросов. Статистическая погрешность данных этих исследований не превышает 3,4%

Ксенофобские и националистические настроения среди россиян: данные репрезентативных опросов 2002 – 2015 гг.

Подъем ксенофобских настроений, достигнувший максимума в 2013 г., давал серьезный повод для беспокойства. Во-первых, он мог вытесняться в сферу мелкого бытового насилия, что собственно и происходило (см. отчет СОВЫ), а, во-вторых, повышение градуса межнациональной и межконфессиональной напряженности могло привести к реальным массовым столкновениям, и такие опасения в октябре 2013 г. высказывало более двух третей россиян (62%).

ВОЗМОЖНЫ ЛИ В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ В РОССИИ МАССОВЫЕ КРОВОПРОЛИТНЫЕ СТОЛКНОВЕНИЯ НА НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЧВЕ?

Определенно да

17


45

Скорее нет

42

Определенно нет

23

ответить

ВОЗМОЖНЫ ЛИ В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ МАССОВЫЕ КРОВОПРОЛИТНЫЕ СТОЛКНОВЕНИЯ НА НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЧВЕ В ТОМ МЕСТЕ, ГДЕ ВЫ ЖИВЕТЕ?

авг.

15

Определенно да

3

11

Скорее нет

43

Определенно нет

35

ответить

9

В настоящее время пирамида представлений о возможных столкновениях на национальной почве, по сравнению с 2013 г., перевернута: они кажутся реальными только четверти населения, а для 65% опрошенных такой сценарий скорее маловероятен. Возможность таких столкновений в рамках повседневного опыта респондента (непосредственно в том месте, районе, где он проживает) кажется большей части населения ещё менее вероятной. Рост оптимистических оценок фиксировался ещё в июле 2014 г., когда эффект от «крымской кампании» диффузно распространился не только на позитивные оценки внешнеполитических действий руководства страны, но и на представления о внутренней ситуации в стране в целом (например, россиян стала меньше волновать коррупция и ситуация в сфере образования и здравоохранения, традиционно вызывавшие волну негодования).

Этнофобия

Вместе с тем общественное сознание далеко от состояния, именуемого в советский период «дружбой народов». Только каждый четвертый респондент считает, что не следует вводить ограничения на проживание на территории РФ представителей какой-либо национальности. Еще десятая часть затруднилась ответить, но более двух третей опрошенных все-таки выбирали одну и более позицию. Антирейтинг по-прежнему возглавляют «выходцы с Кавказа» и «выходцы из бывших среднеазиатских республик СССР» (по 29% каждая позиция). Стоит отметить, что наполненность всех позиций снизилась (как по сравнению с критичным 2013 г., так и с более спокойным 2012 г.), за исключением категории «украинцы», проживание которых на территории РФ хотели бы ограничить 14% опрошенных.

У респондентов, называющих свою этническую принадлежность, отличную от «русской», изоляционистские установки выражены слабее, чем у «русских»: о том, что не нужно водить ограничений на проживание здесь говорят 39% (против 23% среди «русских»). У этой же группы практически в два раза меньше доля тех, кто хотел бы ограничить проживание «выходцев с Кавказа» и «выходцев со Средней Азии», чем в целом по стране (и среди «русских» респондентов): 16% против 29% и 31% соответственно в отношении обеих позиций. Укрепление российско-китайского партнёрства на фоне украинского кризиса и обмена санкциями практически в два раза снизило долю тех, кто хотел бы ограничить проживание «китайцев» на территории РФ: с 45% в октябре 2013 г. до 24% в августе 2015 г. Идея «осажденной крепости», в которой находится страна, не позволяет открыто или так интенсивно (как ранее) критиковать основного стратегического партнера и его жителей. Это хорошо демонстрирует восприятие россиянами Китая, к которому росло позитивное отношение с конца 2013 г.

КАК ВЫ СЧИТАЕТЕ, СЛЕДУЕТ ЛИ ОГРАНИЧИТЬ ПРОЖИВАНИЕ НА ТЕРРИТОРИИ РОССИИ… (несколько вариантов ответа)

Феномен квебекского национализма

Исторический контекст русско-канадской проблемы. Референдум 1995 года, его последствия. Влияние национального вопроса на выборы в Квебеке. Причины возникновения межнационального конфликта в Канаде. Квебекский прецедент с точки зрения международного права.

Рубрика Международные отношения и мировая экономика
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 09.03.2014

Изучив результаты по райдингам, можно сделать некоторые выводы о результатах по итогам выборов 4 сентября.

Партия удачно выступила во франкоязычных райдингах, где поддержка партии традиционно сильна, и получила несколько мандатов от округов, где голосовали «неопределившиеся» избиратели. Однако именно тут и кроется причина, почему КП не удалось завоевать большинство в региональном парламенте — хотя партия и получила положительные результаты в «неопределившихся» округах. Партии Полин Маруа не удалось совершить там прорыв и получить значительную поддержку, особенно в тех райдингах, где позиции их основных соперников — Либеральной партии Квебека — были особенно уязвимы.

Пока продолжалась предвыборная кампания, не было ясно, сможет ли Квебекская партия сформировать правительство большинства по итогам выборов. По опросам КП могла получить от 32,8% до 35,5% голосов, что могло дать ей до 75 мест в Национальной ассамблее. Это было обосновано тем, что партия имела 37,3% поддержки среди франкоговорящего население и, что не менее важно, 9,2% среди англофонов и аллофонов.

Однако, по результатам, поддержка КП на выборах оказалась даже меньше нижней границы прогноза. В итоге, Квебекская партия выиграла выборы, получив меньший процент голосов, чем на предыдущих выборах в 2008 г., когда она заняла второе место. На прошлых выборах КП получила 35,17% голосов избирателей провинции. Партия «Коалиция за будущее Квебека», ставшая третьей по итогам выборов, сумела получить голоса тех избирателей, которые могла бы получить партия Полин Маруа, тем самым уменьшив количество голосов у нее.

Очень важная для вас статья:  Скупой платит дважды Канада

Вероятно, тот факт, что компания поддержала протестные настроения в провинции, послужил причиной успеха кампании. Полин Маруа активно поддерживала студентов, которые организовывали протестные демонстрации против планов правительства по повышению стоимости обучения в университетах. Во время дебатов П.Маруа обещала отменить данную инициативу правящей Либеральной партии Квебека. Однако она не уточнила, за счет чего будет сокращен дефицит регионального бюджета.

Либеральная партия Квебека (отметим, что результаты опросов сулили ей не более 27-29% голосов в последнюю неделю избирательной компании), в итоге получила 31,2%, и потеряла лишь 14 мест в Национальной ассамблее провинции (50 против 64 на момент назначения выборов в начале августа 2012 года). В итоге ЛПК достигла второго результата за счет того, что не потеряла позиций там, где поддержка партии традиционно высока, и не отдала голоса конкурентам.

Поражением для ЛПК можно считать только то, что ее лидер Жан Шаре, возглавляющий партию с 1998 г. и бывший премьером франкоязычной провинции с 2003 г., не смог переизбраться в своем райдинге и лишился возможности стать членом Национальной ассамблеи.

Партия Жана Шаре неожиданно очень хорошо начала предвыборную гонку, отставая от лидировавшей в опросах КП всего на несколько пунктов. Но эксперты на основе опросов предсказывали, что ЛПК получит от 26,9% до 28,9% голосов, что оставляло им шансы только на второе место и, соответственно, так называемый статус официальной оппозиции. Партия получила поддержку среди нефранкоговорящего населения. Она составляла 61,4%. Именно это гарантировало определенное количество мест, тогда как среди франкофонов ЛПК были готовы поддержать лишь 19,6% избирателей. Стоит уточнить, что франкофоны составляют до 80% населения провинции, что делает поддержку этой части населения особенно важна для любой политической партии в провинции.

Почему партия Ф.Лего — «Коалиция за будущее Квебека» — получила ровно столько, сколько и предсказывали эксперты (с учетом погрешности) на основе опросов общественного мнения — 27,1%? Лидер партии Франсуа Лего старался завоевать бульшую поддержку электората. Но ему это не удалось. Во время предвыборной кампании динамика поддержки его партии была низкой, несмотря на призыв к политическим изменениям в провинции. Партия не сумела воспользоваться падающей популярностью Либеральной партии и привлечь голоса избирателей на свою сторону. Хотя и такие результаты можно считать вполне хорошими для нового игрока на политической арене провинции.

Среди франкоговорящего населения рейтинг новой партии составлял 30,3% и 18,1% среди нефранкофонов, что является хорошим результатом, но слишком скромным, чтобы занять второе место.

«Солидарный Квебек» — это еще одна партия, получившая 2 мандата в новом составе квебекского законодательного собрания. Поддержка партии с момента предыдущих выборов в 2008 г. выросла с 4 до 6%, что отразилось и на количестве мандатов партии — раньше «Солидарный Квебек» имел лишь одно место. Вместе с «Национальным выбором», не прошедшим в парламент, «Солидарный Квебек» относится к левоцентристским партиям квебекских суверенистов, которые по некоторым вопросам совпадают с Квебекской партией. Если бы избиратели, отдавшие свои голоса этим двум партиям, проголосовали за Квебекскую партию, это увеличило бы представительство последней. А также прирост поддержки «Солидарного Квебека» повлиял на то, что по итогам последних выборов будет сформировано правительство меньшинства.

Итак, после поражения «Либеральной партии Квебека», правившей в провинции в течение последних 9 лет, «Квебекская партия» одержала победу на выборах. Анализ событий, предшествовавших выборам, позволяет утверждать, что национальный вопрос и франкоканадский национализм, являющийся частью процесса противоборства регионализации и интеграции, влияет на развитие многонационального федерального государства именно через выборы в высшие органы власти.

ГЛАВА 2. ФЕНОМЕН КВЕБЕКСКОГО НАЦИОНАЛИЗМА И ЭВОЛЮЦИЯ ЕГО РАЗВИТИЯ

2.1 Отличительные особенности квебекского прецедента

референдум межнациональный конфликт квебекский

Комплексный анализ столкновения сил идеологии и практики франко-канадского федерализма и сепаратизма, централизма и регионализма связан с учетом традиций и исторических особенностей общеканадской проблемы — квебекской. Суть квебекского национального вопроса заключается в конфликте между франко- и англоязычными этническими сообществами, который является результатом существующего длительное время неравноправного статусного положения франко-канадцев в экономике, образовании и социальной сфере, сравнительно с англоязычным большинством в канадской федерации. Именно в 80-х- 90-х гг. ХХ в. конфликт достиг своего апогея и начал угрожать существованию канадской федерации. Речь шла не только о культурно-языковой идентификации франко-канадцев, но и о суверенитете франко-канадской нации и об отделении (вариант стойких сепаратистов) всей провинции, которая является одним из важнейших субъектов федерации в геополитическом и экономическом отношении. Вне всякого сомнения, большинство западных стран имеют длинную (а временами и кровавую) историю решения этнических проблем в условиях конституционно закрепленных либеральных демократий. Свидетельством этого являются недавние события в Косово, когда опять появляется угроза этнических чисток и подавление демократических устремлений. Однако до последнего времени уроки из такой истории не приобрели форму четко сформулированной теории, поэтому реальные принципы и идеалы, которыми руководствуются западные демократии, остаются неясными, часто даже для тех, кто постоянно занимается проблемами межэтнических взаимоотношений. Более того, сами эти взаимоотношения во многих западных демократиях находятся в состоянии постоянного изменения, при этом проявляется несовершенство старых предположений и подходов.

Невзирая на это, очевидно, что западный опыт решения этнических конфликтов может дать некоторые полезные уроки для стран мира, которые становятся на путь демократического развития. На Западе наилучший подход к урегулированию этнических отличий продолжает оставаться предметом дискуссий. Оказалось, что некоторые пути преодоления этих противоречий не согласуются с требованиями современной демократии и с принципами либерального правосудия. Можно также идентифицировать ряд новых моделей и тенденций, связанных с урегулированием этнических отличий в западных странах. По большей части эти тенденции могут быть еще четко не отображены в либерально-демократических теориях и не кодифицируемы в международном законодательстве, однако, очевидно, что на протяжении последних десятилетий состоялись заметные сдвиги в подходе к управлению этническими отличиями.

После событий середины 70-х гг., связанных с резким обострением политической ситуации в Квебеке и началом политики многокультурности, федеральное правительство Канады постепенно начало тактически проводить линию в поддержку не только франкофонов, но и других этнических групп и общин на всей территории Канады. Сегодня на политической повестке дня в Канаде остро стоит вопрос: как сдержать «крайности» квебекского сепаратизма, а более умеренных франкофонов интегрировать в общеканадское национальное сообщество? Как подчеркивает современный канадский исследователь Ж. Бушемин, «гражданин Квебека может четко определять себя как канадец и квебекец, или же он может одновременно склоняться к этим двум идентичностям». Наблюдается готовность гражданина противопоставлять одну идентичность другой или даже противопоставлять одну модель интеграции другой. При идеальных условиях квебекское гражданство должно соотноситься с квебекским политическим содружеством в полном понимании необходимости их самоутверждения. Исходя из этой перспективы, гражданство определяется его отношением к титульному субъекту нации. В таком контексте это означает вертикально определенное лояльное соотношение между национальным политическим субъектом (то есть государством) и гражданином в общем интересе, который определяется национально.

Следовательно, исходя из необходимости сдерживания квебекских устремлений, стоило бы диверсифицировать политику многокультурности, поддерживая разнообразие других этнонациональных групп в целом лояльных к канадской федерации. То есть этнический национализм квебекцев должен был сдерживаться политически лояльными к Оттаве меньшинствами. Вместе с этим, изменения состоялись в самом Квебеке, когда, как отмечает исследователь Л. Тергон, начиная с 60-х гг. ХХ в., «этническая концепция квебекской идентичности» была постепенно заменена более «гражданским, территориально укоренившимся вариантом» национализма, который склонялся к реформе Канадской федерации». Определенные шаги в этом направлении были сделаны Оттавой уже в 80-х гг. Так, в 1985 г. был создан специальный комитет Палаты общин по многокультурности.

Таким образом, Канада — это страна меньшинств, связанных общенациональной идеей. Сохранение реального разнообразия культур с государственных позиций достаточно часто невыгодно, а то и опасно. В качестве примера такой опасности принято вести речь о квебекском сепаратизме.

2.2 Ключевые причины возникновения и развития межнационального конфликта в Канаде

При рассмотрении проблем Квебека и в «Английской» Канаде и за рубежом принято говорить о квебекском «сепаратизме». Однако в программе Квебекской партии (Parti Quйbйcois) речь идет лишь о «суверенитете».

Сторонники Квебекской партии называют себя не «сепаратистами», а «суверенистами». Политический суверенитет — часть формулы «суверенитет-ассоциация» — которую взяли на вооружение квебекские лидеры.

Истоки требования суверенизации французской части Канады лежат в этнических корнях, общем культурном коде, языке, непрерываемых связях Квебека с Францией. Квебек — самая большая провинция Канады, где живут 6 млн. из более чем 7 млн. франко-канадцев.

После поражения в Семилетней войне Франция лишилась своих североамериканских владений, но франко-канадцы сохранили свою культуру и язык. Старинный северофранцузский диалект обогатился множеством новых слов и выражений, возникших уже в Канаде под влиянием английского и даже индейских языков.

Долгое время Квебек был одной из самых бедных провинций Канады. Все богатство принадлежало англо-канадцам и американцам. Для франко-канадского юноши было только три дороги к успеху: стать священником, адвокатом или врачом. В квебекском обществе развивалось своеобразное чувство — смесь комплекса неполноценности и комплекса превосходства (из-за своей католической духовности).

Перемены начались в 1960 году, когда на выборах к власти в Квебеке пришли молодые либералы. Новое правительство начало реформы, получившие название «тихая революция» — и за 20 лет успешно их осуществило. Вначале была перестроена система образования, потом — промышленность.

Квебек не побоялся сделать крупные займы у США и направил полученные инвестиции на развитие и освоение ресурсов таежного Севера, а также на помощь своему мелкому и среднему бизнесу. На севере были построены крупнейшие в мире ГЭС: самая дешевая в мире электроэнергия позволила быстро развить свою собственную промышленность. Частично энергию экспортировали в США, чтобы расплатиться со всеми долгами. Постепенно Квебек превратился в богатую и процветающую провинцию Канады. И, что очень важно, значительная часть этого богатства была направлена на защиту и поддержку собственной национальной культуры и французского языка, который в 1974 году был провозглашен единственным официальным языком провинции Квебек.

Новое поколение квебекцев, возникшее в результате «тихой революции», успешно занимается бизнесом, наукой и все в большей степени техникой — на родном, французском языке.

Проблема Квебека — прежде всего, языковая проблема. По переписи 1996 г., родным французский язык является для 81,5% жителей провинции, языком домашнего общения — для 82,8%, языком, которым свободно владеют 93,4% жителей (тогда как английским — только 40,9%).

Часть жителей Квебека выступают за политический суверенитет провинции, вплоть до отделения от Канады. Такова и программа пользующейся наибольшим влиянием в провинции Квебекской партии. Но в демократической стране такие вопросы можно решить только путем общенародного обсуждения, поэтому этот вопрос был вынесен на всенародное голосование.

Единство Канады поддерживают большинство жителей крупнейшего города провинции Квебек — Монреаля, где кроме франко-канадцев проживают и многие другие этнические группы: англо-канадцы, итальянцы, греки, китайцы, 25 тыс. русских и др. Единство в значительной степени также поддерживает «общеканадская идентификация» квебекцев.

В ходе общеканадской переписи населения 1996 г. свое этническое происхождение как «чисто-канадское» определили 18,7% канадцев. Наибольшая доля населения с «чисто-канадской» самоидентификацией оказалась именно в Квебеке — 37,7%. Интересно, что свое происхождение как «квебекское» указали только 78 тыс. квебекцев (в т. ч. «чисто-квебекское» — 55 тыс.).

Таким образом, Квебекский блок, постепенно утрачивает поддержку, но это не означает снятия проблемы квебекского сепаратизма. Все это означает лишь снятие острой фазы процесса регионализации в Квебеке, но отнюдь не снятие проблемы вообще.

2.3 Квебекский прецедент с точки зрения международного права

В результате соглашения, заключённого в 1967 г. между консервативной партией Джона Александра Макдональда и либеральной партией Джорджа Брауна, поддержанного Жоржем-Этьеном Картье, был подписан Акт о Британской Северной Америке и 1 июля того же года была создана Канадская конфедерация, в которую вошли 4 провинции — Нижняя Канада (нынешний Квебек), Верхняя Канада (нынешнее Онтарио), Нью-Брансуик и Новая Шотландия.

Этот Акт о Британской Северной Америке определил фундаментальное разделение полномочий между федеральным правительством и правительствами провинций. Основатели Канады были полны решимости создать сильное центральное правительство, оставляя тем не менее значительные полномочия за законодательными собраниями провинций. В частности, Джон А. Макдональд был вынужден отказаться от проектов унитарного государства из-за решимости Ж.-Э. Картье восстановить квебекскую государственность (в провинциальных рамках), как национальный центр, где франко-канадцам было гарантировано большинство, а также господство над своей судьбой и гарантия против ассимиляции.

В сферу ответственности федерального парламента вошли оборона и внешняя политика, торговля, транспорт, связь и индейские резервации, так же как и чрезвычайные полномочия, в частности остаточные полномочия (ответственность за все сектора, которые не были специально оговорены за законодательными собраниями провинций), полномочия дезавуирования (которые ему позволяли дезавуировать законы провинций), так же как полномочия неограниченного налогообложения (оставляя за провинциями только полномочия взимать прямые налоги в рамках территории провинций). Законодательные собрания провинций получили полномочия в таких областях как образование, больницы, собственность, гражданские права, природные ресурсы и «работы и предприятия местного характера» В двух секторах: иммиграция и сельское хозяйство, полномочия были разделены между двумя ступенями правительства.

Конституционный закон 1867 года содержал положения, определяющие особое положение провинции Квебека. В частности, он признавал приоритет Гражданского кодекса Квебека в области частного права перед британским гражданским правом, действующим в других провинциях, предусматривал использование французского и английского в Парламенте, так же как в легислатуре и судах Квебека, и учреждал отдельные школы, финансируемые общественными фондами для протестантских и католических меньшинств Квебека и Канады.

Понятие правовой системы в Квебеке означает, что все законодательные полномочия, права и свободы, политические права и привилегии составляют правовое государство в Квебеке. Сосуществование англо-саксонского (в частности, общего права) и романо-германского гражданского права — особенность правовой системы Квебека, называемая биюрализмом. С теоретической точки зрения, договор английского права «Комментарии к законам Англии» является основной теоретической базой, используемой для понимания норм обычного права. Однако Гражданский кодекс Квебека часто ссылается на традиции романо-германской правовой системы.

В юридической философии публичного права, применяемого в Квебеке, основополагающую роль во всех государственных органах (например, Национальной Ассамблеи, правительства и т. д.) играет консультация с гражданами. Как и в публичном праве, сосуществование общего права и гражданского (романо-германского) права поддерживает биюрализм в области частного права.

В частном праве, Квебек обладает конституционной привилегией, которая предоставляет ему всю полноту власти в законотворчестве. Гражданский кодекс Квебека является основой всех законов в области частного права. Таким образом, система биюрализма стремится защитить с одной стороны права физических лиц, а с другой стороны, равные отношения по передаче собственности, через использование всех законов и юридическую систему.

Политическая система Квебека основана на Вестминстерской системе: Квебек является конституционной монархией с либерально-демократическим политическим строем. Номинальным главой провинции является лейтенант-губернатор Квебека, который является представителем генерал-губернатора и королевы Канады, лейтенант-губернатор выполняет в основном церемониальные и конституционные функции, он олицетворяет собой непрерывность и единство государства.

С момента упразднения Законодательного совета в 1968 году, парламент Квебека является однопалатным и состоит только из Законодательного собрания, который избирается сроком на пять лет. Исполнительный совет во главе с премьер-министром является главным органом исполнительной власти. Согласно традициям, партия получившая большинство мест в Законодательном собрании формирует правительство, а лидер партии становится премьер-министром.

Таким образом, квебекское государство отвечает за управление и наведение общественного порядка, в рамках своих полномочий согласно теории естественного права. Квебек обладает монополией в этих областях, также имеет много неотъемлемых исторических прав, закреплённых в Конституционном акте 1867 года, который к тому же гарантировал уступку суверенитета от центра провинции.

2.4 Квебекский национализм на современном этапе

Невзирая на то, что Канаду принято считать нацией иммигрантов, она и в дальнейшем сохраняет этническую сердцевину: британское и французское происхождение. Этнонациональные сообщества устоявшихся этнических групп Канады и до сих пор являются базовой единицей общественной организации канадской политической реальности, поскольку в Канаде характер политических институтов развивается на основе британской парламентской практики, английского прецедентного права и опоры на индивидуальные права человека, а это все имеет корни еще в английской истории. С другой стороны, в провинции Квебек 69% респондентов также настойчиво утверждали о самобытном канадском этническом происхождении, а не о квебекском.

Современная канадская этнодемографическая реальность отождествляется с такими понятиями как «этническая разнородность», «этнокультурная мозаика», «двуязычность», но факт языковой ассимиляции разных этногрупп как инструмент интеграции является, как правило, англоканадским. Так, английский является единственным официальным языком во всех провинциях и территориях Канады, за исключением официально двуязычной провинции Нью-Брансуик, многоэтнических Северо-западных территорий, а также новообразованной территории Нунавут. Французский, как единственный официальный язык, полноправно функционирует в Квебеке. Такой языковой аспект усиливается еще и тем, что анализ новейших статистических переписей этнического происхождения канадского населения в 2006 г. удостоверяет, что из десяти провинций современной Канадской федерации в четырех первое место занимает английское этническое происхождение, а из трех территорий — Северо-западных, Юкон и Нунавут — первое место по английскому происхождению принадлежит территории Юкон. К тому же, сокращение числа лиц английского и французского этнического происхождения в общей этнодемографической структуре Канады с 1986 по 2001 годы на 3,3 и 3,4 млн. человек соответственно, в целом отвечает этнической категории «канадец» — 6,7 млн. лиц, которая в 2001 г. заняла первое место в восьми из десяти провинций.


В настоящее время, после референдумов относительно суверенизации Квебека, происходит переосмысление политических реалий и, прежде всего, перспектив будущего развития провинции как части Канадской федерации. Так, Ж. Бушемин пытается понять современного квебекца и квебекскую идентичность через трансформацию от «монологического понимания» нации к открытому и стабильному диалогу франко-канадцев с другими этносами и этническими группами. По его мнению, квебекская идентичность не должна сужаться лишь к франко-квебекским корням, а должна трактоваться намного шире — как позитивное восприятие всех, кто пожелает присоединиться к разнообразному миру современного Квебека. В этом контексте, как считает автор, «суверенитет не является необходимой осью для реализации Североамериканской франкофонии».

Традиционное (с политическим подтекстом — вплоть до отделения) понимание квебекской идентичности выражал еще в 1995 г. тогдашний премьер-министр Квебека Ж. Паризо, который подчеркивал, что дилемма квебекской идентичности значит «создать страну» или же «остаться провинцией», «быть народом или не быть им». В противовес такому взгляду исследовательница современной квебекской идентичности Дж. Маклур считает, что «квебекскость» (Quebecness) сегодня состоит из многих элементов: прошлого и нынешнего времени, культурных и межкультурных, этнических и гражданских, мнимых и материальных, локальных и глобальных. Это являет собой своеобразный «фронтальный удар» и вынуждает население Квебека воспринимать собственную идентичность «как плюралистическую», объединительную и интегративную. Здесь уместно вспомнить справедливое мнение Ч. Тейлора, который отметил: «Если наша подлинность является искренней и действительно возвращает нам наше «ощущение существования», тогда, по-видимому, мы можем получить это ощущение в полном объеме, когда признаем, что оно сочетает нас с большим целым».

Следовательно, многокультурность — одна из важнейших черт канадской самобытности, предопределенная особенностями канадской политической культуры с ее менее выраженным индивидуализмом и большим признанием коллективных прав.

Политика Департамента многокультурности и гражданства, федеральные программы, разработанные этим департаментом, во-первых, дали канадцам возможность осознать, что институт канадского гражданства является именно тем, что объединяет их всех, независимо от происхождения и культурных истоков, во-вторых, поощряли социальную активность граждан Канады и настраивали их на активное и ответственное участие в жизни канадского общества, в-третьих, устраняли барьеры на пути к достижению равенства. Проблемы устранения барьеров включали борьбу с расизмом, неграмотностью населения, сложностями интеграции, случайными нюансами отрицания равных прав для всех граждан страны.

Собственно в Канаде при этом растет этнокультурная «мозаичность» и вместе с тем интенсифицируется процесс «канадизации» ее населения и осознания им своего этнокультурного единства. Последний из этих процессов в значительной мере предопределен целеустремленной политикой создания и распространения канадской культуры, формирования идеи, которая консолидирует общество, и системы ценностей. Политика многокультурности, которая усиленно проводилась в Канаде во второй половине прошлого века, свидетельствует если не о мудрости, то о дальновидности и обоснованности политической стратегии канадских политиков.

Один из современных теоретиков многокультурности Дж. Рекс отмечает, что глобальный характер миграционных процессов, а также «сложные процессы политической интеграции меньшинств» нуждаются в пересмотре доминирующих теорий в этой области, такие изменения должны основываться на «внимательном анализе эмпирических и исторических процессов, которые касаются национализма и миграции». Именно такому «тщательному анализу» в науке и будет способствовать весь глубинный политический опыт современной Канады как своеобразной многокультурной столицы мира.

Следует отметить, что основные принципы канадской многокультурности, которая действительно стала конститутивной чертой образа жизни канадцев, проникают во все государственные институты, значительно влияя на их структуру, принципы, функции. Полиэтническое население Канады является огромным конкурентным преимуществом в условиях глобальной экономики и это преимущество осознано, оценено и широко применяется страной и ее гражданами. Огромную значимость играет поддержание Канадой принципов многокультурности и в международном дискурсе. Критериальная система оценки международных проектов Канады включает пять основных показателей, среди которых отмечается психологический (основывается на существующих у населения представлениях относительно индивидуальной и коллективной безопасности, уровня терпимости общества и культурного или политического плюрализма). Социальный показатель в предложенной системе критериев включает наличие/отсутствие любых видов дискриминации, а также уровень взаимодействия разных этнических социумов и их представительство в органах власти и управления.

Воплощение принципов многокультурности на уровне федеральной политики Канады сближает ее с населением, которое в свою очередь обогащает все политические и социальные институты новыми этичными, ценностными, организационными принципами. Как справедливо заметил известный канадский политический деятель М. Игнатьефф, «если федерализм не будет срабатывать в моей Канаде, он, по-видимому, не будет работать нигде».

Символично, что ощущение этничности во всех государственных институтах оказывается неотложным требованием нынешнего времени и в будущем будет определять как благополучное и мирное развитие демократических государств, так и отношение к ним всего мирового сообщества.

Политика многокультурности является единственной действенной инструментальной моделью, что позволяет формировать инклюзивную канадскую нацию ХХІ в. принимая во внимание то, что основные тенденции общественного развития Канады свидетельствуют о том, что эта страна и в дальнейшем будет оставаться этнически и расово разнородным обществом. Такая многокультурная канадская нация не является ни полностью этнической, ни полной проекцией европейских политических наций, ни только новейшей формой североамериканской самобытности, а скорее инкорпорированной структурой всех трех указанных элементов. Данное утверждение считается достаточно адекватным, поскольку современная Канадская общественная реальность дает примеры не только существования этнической сердцевины, но и того, что многие канадцы развивают «гибридный смысл самобытности».

Таким образом, признавая и воплощая принципы многокультурности во всех областях жизни, предоставляя полные права и возможности этническим сообществам и национальным меньшинствам, правительство Канады повышает свой престиж, привлекает большое количество граждан к управлению обществом и снимает из себя лишний груз по предоставлению необходимых населению услуг.

Подводя итоги ко второй главе стоит указать, что Канада является уникальной страной, в которой гармонично сочетаются этническое разнообразие с разнообразием региональных культур. Два типа мозаик, этническая и региональная, как будто накладываются друг на друга, что усложняет формирование единого образа Канады. Невзирая на это, канадцам удалось выделить национальную идею, в которой «мозаичность» рассматривается как важнейший компонент неординарности; при этом, подобная мозаичность не противопоставляется принципу целостности страны. Несмотря на то, что современная Европа еще не совсем готова противопоставить идеи «идентичности» нормативный универсализм, идут поиски новых интеграционных программ. Они являются очень важными для решения проблем коммуникативного, политического и социокультурного характера в отношениях между государством и меньшинствами, между культурными и этническими группами на горизонтальном уровне. Знаковой особенностью многокультурности является то, что она имеет дело не только с этническими или культурными меньшинствами, но и всеми группами меньшинств, включая гендерное движение.

ГЛАВА 3. ОСНОВНЫЕ АЛЬТЕРНАТИВЫ РЕШЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО ВОПРОСА В КАНАДЕ

3.1 Вероятность создания независимого квебекского государства

Целесообразно выделить несколько подходов относительно вероятных путей развития канадского федерализма в будущем. Среди них наибольшего внимания исследователей заслуживают асимметричная и симметричная модели децентрализации канадской федерации и конфедерация.

Сегодня канадская федерация в значительной степени отличается от образца, который существовал более 20 лет назад. За этот период она пережила глубокие трансформации как в общественно-политической, социально-экономической, так и в культурной сфере. Существенные изменения произошли в федеральной системе страны: Канада, по мнению многих исследователей, превратилась в наиболее децентрализованную федерацию мира, которая характеризуется широкими полномочиями провинций во многих сферах жизни общества. Главной проблемой, решение которой остается неопределенным, является будущее сосуществование Квебека и англоязычных провинций в едином государстве. Ведь известно, что борьба Квебека (провинции, где более 80% населения составляют франко-канадцы) за особый статус в Канаде способствовала обострению федерально-провинциальных и межпровинциальных отношений последних лет. Иначе говоря, квебекский сепаратизм стал первопричиной неизбежной децентрализации федеративной системы Канады, которая характеризуется перераспределением полномочий федерального центра и провинций в пользу последних. Все попытки федерального правительства остановить этот процесс в течение 80-90-х гг. не дали желаемого результата, что, в свою очередь, ставит под сомнение его способность решить конституционный кризис (Квебек сих пор не ратифицировал новую Конституцию Канады 1982 г., в которой проигнорированы требования квебекцев о признании их «особым обществом» с соответствующими привилегиями и полномочиями). Для определения перспектив развития Канады необходимо проанализировать вопрос канадской идентичности, которая, по мнению многих исследователей, определяет динамику межпровинциальных отношений. Проблемы формирования канадской нации и определения канадской идентичности являются весьма актуальными, ибо определяют будущее общежития канадских граждан и квебекцев в едином государстве. Бывший премьер-министр Канады П. Трюдо еще в конце 60-х гг. ХХ века сказал: «Будущее Канады в значительной степени зависит от развития национального духа. Мы должны найти простую почву для объединения, общепринятую идею, которая производила бы такой дух. Фактически речь шла о необходимости формирования канадской нации. Поиск национальной идентичности является важным и с учетом того, что процессы децентрализации Канады сопровождаются определенной американизацией Западных провинций и Онтарио, что приводит, в свою очередь, к региональной фрагментации Канады.

В целом, около три четверти населения Канады считают себя прежде канадцами, а потом представителями родных провинций. Однако такое соотношение не является одинаковым в каждой провинции. Так, в Онтарио девять из десяти жителей считают себя канадцами и только один — «онтарианцем». На 100 опрошенных в Ньюфаундленде приходилось лишь 47 «канадцев». Опрос в Квебеке дали очень сходные результаты. Наконец, отношение квебекцев к вопросу национального единства прекрасно прослеживается в результате референдума 1995 г. Интересно, что когда в ходе общеканадской переписи населения 1996 г. в тексте бюллетеня среди 24 вариантов этнического происхождения впервые было употреблено «канадское», большая часть населения из «чисто-канадской «самоидентификацией оказалась именно в Квебеке — 37,7%. Но наверняка среди этого числа абсолютное большинство все же составляли те, кто на квебекском референдуме 1995 голосовали против суверенитета Квебека. В целом лишь 18,7% канадцев идентифицировали себя с чисто-канадским происхождением по данным последней переписи. Большинство исследователей считает, что канадская нация находится в стадии завершения своего формирования, поэтому неудивительно, что часть канадских политологов сходятся во мнении, что только полноценная канадская идентичность, которая будет доминировать во всех провинциях Канады, решит значительную часть межэтнических и межпровинциальных споров и автоматически снимет вопрос канадской единства с повестки дня политической жизни канадцев.

Одним из путей развития канадской федерации считают создание независимого Квебекского государства или ее превращение Канады в конфедерацию. Конечно, при конфедеративном решении проблемы союз будет значительно слабее, чем при асимметричной или симметричной децентрализации. Граждане имели бы дело, прежде всего, со своими автономными правительствами, а правительство союза или конфедерации играл бы второстепенную роль. Учитывая, что в Английской Канаде проживает более 75% населения страны, она вряд ли пойдет на то, чтобы иметь равноценное с Квебеком или аборигенами представительство в совместных органах управления. Однако и Квебек вряд ли согласится лишь на 25% представительства в Совете министров и парламенте.

Переход к самостоятельности или конфедеративному устройству значительно усложнит жизнь англоязычной Канады. Будет создан четвертый уровень управления наряду с федеральным, провинциальным и муниципальным — конфедеративный, предусмотренный только для Английской Канады. Он представлял бы в отношениях между провинциями, в частности, Онтарио, в котором проживает около 50% населения англоязычной Канады. Альберта и Британская Колумбия, для компенсации господства Онтарио в Палате общин, выступили бы тогда с требованием об изменении представительства в сенате. Итак, можно подытожить, что если самостоятельное государство или, что вероятнее, конфедерация и возникнет, то будет отмечаться значительными противоречиями своего развития и представлять собой довольно неустойчивую структуру. Канадский политолог Д. Трент считает, что для развития она не имеет ресурсов, которые могли бы способствовать созданию объединительного чувства, общих целей и стремлений. А этот фактор является весьма важным, ведь только равенство всех провинций Канады обеспечит те ценности, которые будут влиять на процессы интеграции канадского общества вокруг общих задач, а значит — поддерживать и укреплять общеканадское сознание, которое и станет главным цементирующим фактором единства конфедеративной системы страны.

3.2 Последствия сохранения статус-кво

Одним из вероятных сценариев развития канадского государства многие исследователи видят в продолжении политики асимметричной децентрализации.

Асимметричный федерализм, или как его называют «многонациональный федерализм» — термин, употребляемый в научных кругах уже давно. Он использовался в качестве альтернативы в ходе заключения сделки Шарлоттаун (главной целью которой было внесение изменений в Конституцию Канады для определения Квебека в федеральном системе страны), в частности на первой конституционной конференции в Галифаксе в январе 1992 г., где получил ощутимую поддержку. Асимметрия предусматривает положение, когда одни субъекты федерации получают больше власти и несут большую политическую ответственность, чем другие. Это один из способов реагирования на существование различных политических сообществ в Канаде. При асимметрии возможно получение важных прав и полномочий одной из нескольких провинций. Поскольку такое право может получить любая провинция, асимметричный подход, по мнению его сторонников, облегчает получение Квебеком особого статуса «народа-основателя» Канады, сохраняя при этом принцип провинциального равенства.

Асимметричная модель в Канаде проявляется прежде всего в неравномерности распределения полномочий между провинциями. В частности, равенство в использовании английского и французского языков гарантируется провинциальным законодательством лишь для Манитобы и Нью-Брансуика. В Квебеке английский язык не поощряется для употребления и распространения, а иногда его использование запрещается местным законодательством. Подобная ситуация прослеживается и в некоторых англоязычных провинциях. Особые полномочия зачастую вводились при вступлении каждой из десяти провинций в федерацию. Так, вступление Ньюфаундленда привело к изменению системы субсидий, которые предоставлялись менее состоятельным провинциям, Британская Колумбия получила конституционное право на владение железнодорожным пассажирским транспортом, Остров Принца Эдуарда — право на владение паромами.

В последнее время наблюдается изменение соотношения между федеральным и провинциальным уровнем власти в ряде программ, особенно в тех, которые финансируются совместно Оттавой и провинциями.

Конфликт Национального пенсионного плана в 1964 г. привел к созданию отдельных, хотя и координированных, структур в Квебеке и Канаде. Квебек обладает не только собственным гражданским кодексом, но также более сильной автономией, чем другие провинции в сфере иммиграционной и социальной политики.

Таким образом, на практике провинции обладают не одинаковыми законодательными и исполнительными полномочиями, а в некоторых случаях и конституционными правами. Однако, любое одностороннее расширение прав провинции ставит вопрос о цене, которую она готова заплатить за это. Часть сторонников дискуссии об асимметричной децентрализации высказывают мнение, что при асимметричном федерализме Квебек сохранит свои позиции относительно федерального правительства неизменными.

Очень важная для вас статья:  Профессиональная (независимая) категория иммиграции в Канаду

3.3 Необходимость реорганизации федерации

Большинство ученых и политиков настаивают на необходимости изменения асимметричной модели. Они считают, что асимметрия не сможет существовать, если будет введен специальный статус для Квебека в рамках федеративной системы, которая не изменилась. Руководители девяти других провинций будут выступать против этого. И референдум на канадском или провинциальном уровнях не поддержал такие предложения — утверждают сторонники этой точки зрения.

Действительно, неудачи с принятием соглашений Мич-Лейк (1987) и Шарлоттаун (1992), которые должны были утвердить особый статус Квебека внутри Канады, подтверждают этот тезис. Зато другой вариант развития канадской федеративной системы, симметричная децентрализация, находит все больше поддержки в научных кругах и среди масс канадского общества. Этот подход предполагает равномерное распределение полномочий между всеми провинциями Канады. При этом Квебек мог бы получить особый статус «не отличающегося от остальной Канады общества», а наравне с другими провинциями страны. В этом случае все провинции Канады получили больше прав и полномочий, которые принадлежали Оттаве, и на равной основе сократили бы свои обязанности перед федеральным центром.

На федеральном уровне проводником идеи симметричной децентрализации выступает Консервативная партия. Все больше интереса к ней проявляет и Квебекский блок — партия, которая отстаивает интересы квебекских сепаратистов на федеральном уровне. Вообще, между федеральным Квебекским блоком и провинциальной Квебекской партией (главной программной целью которой является достижение Квебеком суверенитета) просматривается все больше разницы. Квебекская партия в качестве своей программы-минимум отстаивает различные варианты асимметричной децентрализации Канады, которая вписывается в концепцию особого общества. Квебекский блок, не отвергая идеи особого статуса, в то же время охотно идет на обсуждение концепции симметричной децентрализации.

В то же время, против децентрализационных проектов выступают четыре Атлантические провинции Канады. Будучи бедными и экономически отсталыми, они видят в децентрализации путь, который ведет к дальнейшему сокращению финансовых трансфертов, которые они получают от Оттавы, и от которых зависит выживание целых отраслей их экономики. Но больше против перспективы симметричной децентрализации выступает значительная часть радикальных националистов Квебека, с точки зрения которых Квебек может согласиться лишь на статус, равноценный всей англоязычной Канаде, а не каждой провинции отдельно. Последнее обстоятельство значительно затрудняет руководству Квебекской партии условия для проведения политики, нацеленной на достижение ограниченных задач в рамках концепции симметричной децентрализации.

Пользуясь отсутствием согласия между канадскими провинциями в вопросе децентрализации страны, современное федеральное правительство умело маневрирует, пытаясь не допустить разрастания децентрализационных тенденций. При этом, если в прошлом Либеральная партия была главной политической силой, которая выступала за прогрессирующую централизацию страны, то теперь она отошла от принципиального неприятия идеи децентрализации. Вместе либералы пытаются ограничить масштабы возможной децентрализации страны, проявляя готовность обсуждать с провинциями вопрос о передаче им части федеральных полномочий сугубо управленческого, но не политического характера. Итак, модель симметричной децентрализации Канады, несмотря на наличие ряда спорных моментов, является одним из наиболее вероятных путей дальнейшего развития канадской федерации. Можно лишь согласиться с мнением известного отечественного исследователя К. Ю. Барановского, который считал, что такая децентрализация может оказаться успешной, если Квебек наряду с другими провинциями получит все властные полномочия в вопросах языка, культуры, иммиграции, образования и средств массовой информации. «Если провинциальная власть получит достаточный уровень полномочий для недопущения ассимиляционных процессов, влияние сепаратистов на франко-квебекский националистический электорат будет значительно ослаблен и даже подорван. В этом случае доминирующие позиции среди квебекских националистов получат умеренные идеологические установки, ориентированные на отстаивание особых интересов Квебека в рамках единой федеративной Канады.

Подводя итоги к третьей главе укажем, что существует ряд вероятных сценариев развития канадской федерации в будущем. Однако ни один из них не нашел до сих пор в стране поддержки большинства общества. Децентрализация Канады за последние 20 лет свидетельствует о необратимых процессах, которые, учитывая современные полномочия провинций и их непрерывную борьбу за дальнейшее их расширение, трудно будет остановить. Итак, попытки федерального правительства к восстановлению политики централизации федерации или, по крайней мере, приостановки процессов децентрализации в данном случае являются, по мнению многих исследователей, безрезультатными. Асимметричная децентрализация предполагает неравноценное перераспределение полномочий между различными провинциями путем предоставления одним субъектам федерации большей власти, чем другим. Однако западные провинции Канады, как уже упоминалось выше, никогда не поддержат предоставление Квебеку особых полномочий и привилегированного положения. Создание же новой конфедерации Английской, Французской Канады и аборигенов вообще может привести к полному распаду страны через большое количество внутренних противоречий. Таким образом, наиболее приемлемым остается путь симметричной децентрализации, который учитывает интересы всех провинций Канады и способствует налаживанию общенационального консенсуса. Наконец, такой политики придерживается действующее федеральное правительство, и такая политика пока себя полностью оправдывает, о чем свидетельствуют снижение сепаратистских тенденций в Квебеке и достижение Канады в экономической и социальной сферах.

По результатам проведенного исследования можно сделать выводы в отношении путей решения национального вопроса в канадской провинции Квебек.

Квебекский национальный вопрос остается важнейшим в системе приоритетов канадского общества, влияя на политику, экономику и федеративные отношения внутри страны. Он связан с особенностями исторического становления и развития Канады.

Проблемы национальных отношений в Канаде по-прежнему вызывают значительный интерес у исследователей, в особенности потому, что в этом обществе сосуществует два основных этнических компонента — франко- и англоканадцы. Этим обусловлено и официальное двуязычие в стране. Особенность проблемы заключается в том, что практически всё франкоканадское население страны, которое составляет около четверти общеканадского, сконцентрировано в границах одной из десяти провинций — Квебеке. Это дает основания утверждать, что Квебек занимает особое место в федерации. Общепринятая среди квебекцев мысль о том, что они являют собой одну из двух, создавших федерацию наций, дает крепкий стимул к активизации требований «самобытного статуса» или суверенитета Квебека и официального признания факта существования равноправной франкоканадской нации. Все это является составляющей частью специфики исследуемого объекта, которая определяет тенденции и перспективы развития канадской федерации и ее субъектов, в том числе и Квебека.

Модернизация квебекского общества и бурное развитие экономики привели к появлению сепаратистского движения, а приход Квебекской партии к власти в провинции является показателем роста сепаратистского движения и его политического авторитета среди населения Квебека.

Политика сепаратистов — это сочетание направлений «языкового национализма» (полное доминирование французского языка на территории Квебека), «экономического национализма» (достижение высокого статуса франкоканадцев, контроль за ресурсами провинции и обеспечение существования крепкой экономики — гаранта стабильного развития квебекского общества) и прессинга на Оттаву с целью достижения «особого статуса» или суверенитета путем компромиссов или через референдум о суверенитете.

Существенной основой конституционного кризиса является длительное непризнание франкoканадской нации, которая имеет право на самоопределение. Неудача конституционных соглашений показала, что в стране усиливается влияние центробежных региональных сил — квебекского сепаратизма и англоканадского национализма.

Итоги референдума 30 октября 1995 года о суверенитете Квебека говорят о том, что необходим поиск компромисса в решении квебекской и конституционной проблем.

Отделение Квебека может привести к распаду федерации и возникновению политической и экономической нестабильности на континенте, где сложилась система общего рынка.

Тенденция к дальнейшей децентрализации власти в пользу провинций, которая наблюдается в Канаде, образует постоянный прецедент к обострению межпровинциальных противоречий. Важную роль играет здесь и внешний фактор: тесное сотрудничество страны в целом и Квебека с корпорациями США. После заключения соглашения о свободной торговле некоторые районы обеих стран составляют единый хозяйственный комплекс, а принадлежность к Канаде более не являются сдерживающим фактором для провинций. Федеральная власть вынуждена с помощью уступок и компромиссов сдерживать как квебекский сепаратизм, так и западноканадский регионализм, который усложняет сохранение стабильности федеральной системы. Расцвет современной квебекской экономики дает франкоканадцам уверенность в жизнеспособности Квебека в случае достижения суверенитета, что влияет также на рост авторитета сепаратистов. Квебек является примером того, как борьба за изменение статуса одной провинции способствует дальнейшей децентрализации федерации, при которой провинциальные власти становятся почти такими же легитимными как и центральная, получая широкие полномочия.

Канадской политической элите предстоит найти оптимальное решение квебекского вопроса, адекватное современному положению Квебека и франкоканадской нации. Актуальным остается вопрос реформирования федерации, поиск конвергенции между франко- и англоканадским обществами с целью сохранения единства канадского демократического государства. Вместе с тем, надо отметить и то, что Канада является первой страной, принявшей в качестве государственной, официальной политику многокультурности. Политика многокультурности предупреждает серьезные внутриполитические конфликты, которые могли бы нарушить если не единство страны, то мирное сосуществование различных этнокультурных сообществ. Вынесение проблемы этнокультурной самобытности в приоритеты национальной политики, создание соответствующей национальной концепции — это один из важнейших аспектов канадской политической культуры, отличающей ее от многих других стран.

Канадский национализм в оценке Джорджа гранта и Макензи Кинга Текст научной статьи по специальности « История и археология»

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Соков Илья Анатольевич

В статье рассматриваются два подхода к развитию канадской либеральной традиции премьерминистром Канады Маккензи Кингом и известным канадским философом Джорджем Грантом. Проблема канадского национализма Дж.П. Грантом рассматривалась преимущественно в англоканадском контексте, тогда как М. Кинг решал ее в общенациональном масштабе. Поэтому автор предлагает считать «Плач по нации» Дж. Гранта, как «плач по утрате британских традиций» в Канаде в середине ХХ в.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Соков Илья Анатольевич

Canadian nationalism in the assessment of George Grant and Mackenzie King

The article focuses on two approaches to the development of Canadian liberal tradition by such persons as a Canadian Prime Minister Mackenzie King and a famous Canadian philosopher George Grant. G.P. Grant considered the problem of Canadian nationalism in the Anglo-Canadian context and M. King solved the problem nationwide. The author of the article regards G. Grant’s book Lament for a Nation as the lament for lost British traditions in the middle of XX century in Canada.

Текст научной работы на тему «Канадский национализм в оценке Джорджа гранта и Макензи Кинга»

КАНАДСКИЙ НАЦИОНАЛИЗМ В ОЦЕНКЕ ДЖОРДЖА ГРАНТА И МАККЕНЗИ КИНГА

В статье рассматриваются два подхода к развитию канадской либеральной традиции премьер-министром Канады Маккензи Кингом и известным канадским философом Джорджем Грантом. Проблема канадского национализма Дж.П. Грантом рассматривалась преимущественно в англо-канадском контексте, тогда как М. Кинг решал ее в общенациональном масштабе. Поэтому автор предлагает считать «Плач по нации» Дж. Гранта, как «плач по утрате британских традиций» в Канаде в середине ХХ в.

Ключевые слова: канадский национализм, У. Л.М. Кинг, Дж.П. Грант, идентичность канадской нации, Винсент Мессю, канадская либеральная традиция, канадская культура.

Проблема развития и укрепления канадской нации является одной из центральных проблем в Canadian Studies. Это комплексная проблема, включающая в себя многочисленные вопросы: укрепления институциональных основ федеративного государства и федерально-провинциальных отношений; определения необходимых и достаточных полномочий Квебека внутри федерации; определения возможного сближения с южном соседом в процессе интеграции без ущерба не только собственному суверенитету, но и своей национальной идентичности; это в конечном счете проблема сохранения канадской либеральной традиции в век глобальных коммуникационных и интеграционных давлений.

Целью настоящей статьи является уточнение позиций канадского премьер-министра У.Л.М. Кинга и канадского философа Дж.П. Гранта на проблему национализма в истории Канады первой половины ХХ в. Необходимость такого уточнения вызвана несколькими причинами.

Во-первых, работы Дж. Гранта «Плач по нации» [1], «Технология и Империя» [2], «Философия в век массовой культуры» [3], «Быть гражданином в Северной Америке» и др. явились первыми значительными предупреждениями канадским политикам и интеллигенции о возможном разрушении молодой еще нации.

Во-вторых, в этих работах по сути Дж. Грант обвинил главных прорабов строительства канадской нации, политических деятелей Либеральной партии (М. Кинга и его либеральных преемников и соратников) в отступничестве от «проекта» — сохранения

британского соответствия, большей англосаксонской идентичности [2, р. 70].

В третьих, Дж. Грант обвинил либералов в продвижении политики континентализма и превращения Канады в «филиально-заводское сообщество» Соединенных Штатов [1, р. 40].

В итоге Дж. Грант заключил, что «. именно под либеральным руководством наша независимость в обороне и ведение иностранных дел были, наконец, сломлены» [1, р. 40].

Статья структурно построена на сравнении аргументации Дж. Гранта по исследуемой теме и лиц, причисляемых Грантом к виновникам, наступивших «кризисных лет» 1960-1965 гг. [4]. К этому материалу добавлены высказывания о канадском национализме, континентализме, канадской культуре и их видение по развитию канадского государства тех персоналий, которые являлись либо преемниками, либо соратниками М. Кинга. Конечно же, главным оппонентом ламентации Дж. Гранта выступает сам М. Кинг, потому что основные обвинения адресованы именно ему.

Но в начале краткая аргументация Дж. Гранта о необходимости оплакивания канадской нации: «Мы были взращены мудростью сэра Джона А. Макдональда, который понимал более чем сто лет назад, что единственная угроза национализму — с Юга, не со всех концов моря. Быть канадцем означало строить, наряду с французами, более послушное и устойчивое общество, чем имевшийся либеральный опыт в Соединенных Штатах. Теперь, когда эта надежда утрачена, мы слишком стары, чтобы быть переобучены новым господином. Мы видим себя подобно той рыбе, которая оставлена на берегу за-

сушливого озера. Элемент, необходимый для нашего существования исчез, . мы не достаточно гибки, чтобы становиться на колени перед восходящим солнцем, нам нужно разрешить оплакивать исчезновение того, что требовало нашей преданности» [1, р. 3].

— кто виноват? Дж. Грант отвечает: «. либеральная партия преследовала политические действия, которые прямо вели к исчезновению Канады» [1, р. 4];

— возможно ли что-либо исправить? Ответ: «. семена капитуляции Канады лежат в режиме Маккензи Кинга» [1, р. 5];

— в чем суть его режима? Дж. Грант утверждает: «Эта политика исходила из признания определенных фактов, что канадская экономика была частью всех ресурсов Северной Америки, а Канада была неразвитой в пределах этих границ, и капитал, необходимый для развития значительной степени, должен быть из Соединенных Штатов. Имея в виду, что Северная Америка посвятила себя капиталистическому пути развития, контроль производства должен быть в руках «частных» корпораций, в то время как правительство — играть только контролирующую роль. . Это был самый быстрый способ подорвать нацию» [1, р. 38];

— в чем же суть подрыва нации? Дж. Грант замечает: «Как только было решено, что Канада должна была стать филиальнозаводским обществом американского капитализма, вопрос канадского национализма был улажен. .Филиально-заводская экономика предполагает филиально-заводскую культуру. Центр О’Кифф символизирует такую Канаду» [1, р. 40].

Совершенно другое представление на развитие канадской нации имел М. Кинг. В работе «Индустрия и Человечество», анализируя книгу Адама Смита «Богатство наций», он написал: «Промышленность и государство помогли заменить космополитические идеалы идеалами национальными. . Власть Добра и Зла, в каком бы она не была образе, принадлежит человеческим отношениями и не может быть признана; не может быть правдой, что такой контроль может быть осуществлен над ними ни в вещах, ни в людях. Нет ничего в действительности выгодного или губительного в любом факторе, силе, или форме организации, которая будет

основана на целом явлении Промышленности или Государства. Все зависит от того, является ли их использование или нет в согласии со справедливыми идеями социального прогресса» [5, р. 9].

Из этой цитаты видно, что М. Кинг предстоящие обвинения Дж. Гранта решительно отверг еще в 1918 г. Поэтому и технологический прогресс, и государственное управление, по мнению Маккензи Кинга, должны служить «в любом факторе, силе или форме организации» устойчивому социальному прогрессу нации.

В то же время ни один раз Дж. Грант повторяет в своих работах о том, что именно либералы укрепляли единство канадской нации в первой половине ХХ в. через политику поддержки франкоканадского национализма, но эта поддержка, по его мнению, была небескорыстна: «. нужно помнить, что между двумя великими войнами Кинг и Либеральная партия поддерживали огонь враждебности живущих в Квебеке так, чтобы они могли взять полную политическую выгоду из этого» [2, р. 70].

Мы также не найдем похвалы либералам, и в частности М. Кингу, в их усилиях получения большей суверенности Канады в составе Британского Содружества Наций, а в период с 1926 г. по 1931 г. и в получении полной национальной автономии. Наоборот, мы узнаем от Дж. Гранта, что в решении этих вопросов М. Кинг имел личные мотивы: «Кинг видел центр канадской независимости, как находящийся под угрозой британцев; он был воспитан возлюбленной матерью, которая была пропитана памятью о воображаемой несправедливости, которую ее отец Уильям Лайон Маккензи получил из рук британцев» [1, р. 39].

Почему-то забыт тот факт, что первый гражданский канадский паспорт был вручен Маккензи Кингу в знак признательности его заслуг в получении автономии, и именно усилиями либералов, а не консерваторов в 1960-е гг. был получен новый национальный символ — канадский флаг.

Неохотно соглашаясь с аргументом, что либералы укрепили нацию благодаря тесному сотрудничеству с франко-канадцами, Дж. Грант в то же время подчеркивает, что мотивы Квебека были националистические: «Франко-канадцы вошли в конфедерацию,

чтобы не защищать права человека, но защищать права своей нации» [1, р. 29].


Между тем, Дж. Грант соглашается, что франко-канадцы являются стержнем канадской нации: «Краеугольным камнем канадской нации является французский факт; малейшее знание истории делает этот факт банальным. Англоговорящие канадцы, которые желают выживания для своей нации, должны сотрудничать с теми, кто ищет продолжение франко-американской цивилизации (имеется в виду канадской. — И. С)» [1, р. 28].

В своем «оплакивании нации» Дж. Грант утверждает об упущенной исторической возможности политической и деловой элиты Канады в создании независимой канадской нации: «Если была бы влиятельная группа, которая серьезно желала продолжения в самостоятельности страны после 1940 г., то она нуждалась бы в реанимации некоторого политического кредо, которое отличалось бы от капиталистического либерализма Соединенных Штатов. Только тогда они могли бы принять обоснованное решение построить альтернативную нацию на этом континенте» [1, р. 47].

Наверное, надо пояснить, что дату 1940 г. Дж. Грант по-видимому связывает с возможностью легкого разрыва с метрополией и выбора самостоятельного курса во Второй мировой войне. Однако не следует забывать, что в этот период у Великобритании не только в Америке, но и во всем мире был только один союзник, вступивший в войну со странами «оси» — Канада. Канада осуществляла в условиях «военного нейтралитета» в США покупку военной техники и снаряжения для Великобритании. В это же время она вела политическое посредничество между США и Великобританией по созданию антигитлеровской коалиции. И она реально оказывала военную помощь, переправляя свои войска на британские острова.

Причем все эти действия М. Кинг и его правительство осуществляли в рамках активного члена Британского Содружества, имея полную автономию в своих делах. Примером тому может служить разговор на трехсторонней встрече в Вашингтоне 18-21 мая 1943 г. Когда зашел разговор о повышении дипломатического статуса Канады в Вашингтоне до уровня посольства и Ф.Д. Рузвельт «упомянул о необходимости согласия короля

Англии по этому вопросу, Черчилль заметил: «Нет, Он — король Канады, столько же, сколько и король Англии. Канада имеет полный контроль в ее собственных делах. Маккензи имеет столько же прав в отношении того, что должна делать Канада, как и я в отношении Великобритании» [6, р. 86].

Обвинение же Дж. Грантом правительства Маккензи Кинга в тесном сотрудничестве с США после заключения Декларации в Гайд-парке, усилившее проникновение американского капитала в Канаду, вообще не должны приниматься как обоснованное. Не будь этого соглашения, особенно в вопросах по ленд-лизу, Канада в конце войны могла бы оказаться, как и Великобритания, огромным должником перед США, без развитой индустриальной инфраструктуры, без того экономического потенциала, которое было в конце войны, и без возможности занять одно из лидирующих мест среди экспортеров на освободившихся послевоенных мировых рынках.

Наоборот, канадский народ должен быть благодарен мудрой политике М. Кинга, сохранившего и усилившего нацию, за счет сохранения людских ресурсов, посредством проведения продуманной политики в вопросе всеобщей воинской повинности и за счет многократного усиления промышленного потенциала Канады в период войны.

Подтверждение нашему выводу мы находим у Фрэнка Андерхилла: «Важно понять теперь, что тактика проволочек г. Кинга произвела результат в 1950-х гг., которую он, возможно, смутно предвидел в 1930-х гг., но которую большинство его коллег-канадцев не предвидели вообще. Он всегда ясно понимал — и это одно из доказательств его величия как канадского государственного деятеля -никакая форма канадско-британской ассоциации, которая бы исключала Соединенные Штаты, не будет, в конечном счете, удовлетворительной» [7, р. 221].

Правда, Дж. Грант признает, что его критика «замыслов» Маккензи Кинга возможно и поспешна, так как на момент выхода книги «Плач по Нации» дневники М. Кинга были еще недоступны — они находились в обработке биографов, а уже опубликованные работы имели достаточно неясные интерпретации.

«Большое количество биографических работ о Маккензи Кинге в прошедшем деся-

тилетии сделало немного, чтобы объяснить, до какой степени он был националистом, континенталистом, человеком, в основном заинтересованным во власти или искусном сочетании всех этих трех черт. Биографы Кинга были не в состоянии объяснить его замыслы, частично потому что они не понимали, что Маркс и Фрейд обучили нас логике «намерений» [1, р. 44].

Дж. Грант вынужден также признать, что политика послевоенной реконструкции М. Кинга, развернутая еще в 1944 г., нашла всенародную поддержку: «Политики, бизнесмены и государственные служащие работали гармонично вместе. Огромное большинство мест, которое получили либералы в 1945, 1948, и 1953 гг. показало, что канадский народ был настроен на систему, создающую это сотрудничество» [1, Р.44].

Однако к 1957 г. 22-летнее правление либералов, завершившее послевоенные успехи правительства Л. Сен-Лорана в построении «государства всеобщего благоденствия», привели к тому, что, по словам Дж. Гранта, «либеральная партия стала высокомерной» [1, р. 4] и не заметила нарастания кризиса внутри канадской нации.

Первые признаки нарастания кризиса были замечены еще раньше. Это хорошо видно из выступления генерал-губернатора Канады Винсента Мэсси 7 ноября 1955 г. в Монреальском клубе, где он сказал: «Нации достигают характера в кризисах, и мы с западным миром оказываемся перед кризисом, беспрецедентным в истории. Мы идем, используя фразу сэра Уинстона Черчилля, «по краю ада» [8, р. 36].

Появившуюся растерянность среди части канадцев в «кризисные годы» В. Мэсси объясняет следующим образом: «Факт в том, что, несмотря на все наше материальное улучшение в последние годы, очень спорно утверждение, действительно ли или нет, что человек реально совершенствует себя. В сумятице удобной и богатой современности многие потеряли контроль над своими собственными жизнями. Старые идеалы и прежние суждения оставлены и не заменены ничем. Сегодня много людей — возможно даже большинство — не знают, во что верить» [9, р. 67].

Действительно, считает В. Мэсси: «В течение долгих лет депрессии, горячей и холодной войны, и реконструкции обсуждение

процесса национального развития (выделено мной. — И. С.) было отложено, чтобы пробиться для решения более непосредственных проблем. В течение всего этого времени мир вокруг нас изменился, и мы изменились также. .Счастливая судьба диктует, и теперь нам потребуется время, чтобы обсудить то, о чем мы задержали обсуждение, рассмотреть то, что мы отложили для рассмотрения» [9, р. 67].

В. Мэсси не дает прямых рецептов, но понимает, что должно произойти переосмысление в понимании национального строительства: «Позвольте нам не слишком изумляться изменениям всего вокруг нас, или изменениям, происшедшим в нас самих непосредственно. Но, в то же самое время позвольте нам не быть столь прямыми, чтобы не меняться. Как сказала Королева в Квебеке в октябре прошлого года (я даю английский перевод): «Динамичное государство не

должно бояться произвести переоценку своей политической философии» [9, р. 67].

Поэтому В. Мэсси видит преждевременным оплакивать свое существование или проявлять недовольство: «Сегодня мы — более сильная страна, чем когда-либо прежде, более сильная, чем мы, вероятно, стали бы при нормальных условиях развития за столь короткий период» [9, р. 67].

Справедливости ради следует отметить, что и действия консерваторов, особенно правительства Дж. Дифенбейкера, также подвергаются критике Дж. Гранта. Но эта критика не носит оттенок «преднамеренного предательства либералов», а скорее соглашается в том, что консерваторы полностью неспособны реально изменить ситуацию и укрепить канадскую нацию проведением политики канадизации всех сторон жизни общества. Дж. Грант вынужден признать, что канадский консерватизм, обращенный в прошлое, не смог возглавить в первой половине ХХ в. борьбу за создание канадской нации отличной от американской.

Мнение известного американского кана-доведа Алана Смита, изучающего канадоамериканские отношения длительное время, по поводу книги Дж. Гранта «Плач по Нации» следующее: «По существу приближенная и оцененная американская мощь могла бы фактически интерпретироваться не как

угроза, а как источник помощи, роста и развития Канады» [10].

«Плач по нации», это не плач Иеремии по уже разрушенному Иерусалиму, а это ламентация философа на идущий процесс утраты традиционных духовных консервативных основ канадской нации и ее разрушение посредством массовой американской поп-культуры в “melting pot” культуру. По этому поводу Грант писал: «.американское общество всегда требовало, чтобы все автономные сообщества были поглощены в общую культуру. Это было требованием в период Гражданской войны; это требовалось от каждого иммигранта; оно до сих пор основа американской школьной системы» [1, р. 22]. Поэтому остановить разрушение канадской нации возможно через укрепление культурного суверенитета, который является необходимым условием для суверенитета политического. На это Ф. Андерхилл возражает: «. слишком поздно для канадского культурного национализма, чтобы развиваться в виде средневековой изоляции, в которой лелеяли себя английский или французский национализм. Так называемые «иностранные» американские влияния не являются чуждыми вообще; они — только естественные силы, которые работают в континентальном масштабе в условиях нашей цивилизации двадцатого столетия» [7, р. 221].

В сложившихся условиях «последний из христиан» [11] Дж. Грант видит только два пути сохранения канадской идентичности: через «кастроизм» и «голлизм». «Кастроизм» или революционный кубинский путь он тут же отвергает как нереальный, «Голлизм», по мнению Гранта, уже был использован в истории Канады Дж. А. Макдональдом и очень успешно [1, р. 46]. Между тем, следует заметить, что именно во времена Дж. А. Макдональда Канада перешла с английской дюймовой системы мер на американскую метричную систему, а по прямому указанию первого премьер-министра колею канадских железных дорог изменили с 4 футов на 8 футов

0,5 дюйма, чтобы соответствовать ширине американской колеи, закладывая тем самым для будущего «реальную экономическую прибыль от интеграции, а не изоляции от американской железнодорожной системы» [12].

То, что оба пути, высказанные Дж. Грантом, порочны, с достаточной иронией пока-

зал Ф. Андерхилл: «Если мы могли бы выйти на континентальном острове, далеко от злых американцев, все, что мы могли бы достигнуть — это стать людьми, такими же, как австралийцы. (И даже тогда американский гоблин достал бы нас, в конце концов, как он достает и австралийцев). Позвольте тогда нам быть благодарными, что мы живем по соседству с американцами. Но если мы позволим себе быть одержимыми опасностью американской культурной аннексии, так что мысль станет преследовать нас день и ночь, то мы тогда сможем стать нечто большим, чем Ольстером. . Никакой нормальный канадец не захочет, чтобы мы стали нацией австралийцев или северных ирландцев» [7, р. 212].

Общая трагедия для канадской нации, по мнению Дж. Гранта, заключается в том, что и консерваторы, и либералы были привержены: во-первых, технологическому прогрессу, пагубному для канадского национализма, а во-вторых, продвижению философии либерализма, которая на других континентах уже не являлась абсолютно востребованной как в Северной Америке. А так как Маккензи Кинг являлся последовательным сторонником социального либерализма, то поэтому он и основной обвиняемый в ламентации Дж. Гранта.

Дж. Грант приходит к неутешительным выводам не только гибели канадской нации, но и возможной гибели самой человеческой цивилизации: «В политических терминах

либерализм является теперь призывом «конца идеологии». Это означает, что мы должны экспериментировать в формировании общества, беспрепятственно любыми от предвзятости понятиями добродетели. «Конец идеологии» является прекрасным лозунгом для людей, которые хотят сделать то, что они хотят. Либерализм является верой, которая может понять прогресс как расширение в неограниченную возможность будущего» [1, р. 57].

Джордж Грант считает, что «невозможность консерватизма в нашу эпоху отмечена фактом, что те, кто принимает это название, могут быть не более, чем защитниками иной структуры власти, в любой момент необходимой для технологического изменения» [1, р. 67]. Из этого постулата Грант строит следующий вывод: «Невозможность консерватизма в нашу эру представляется невозможностью существования Канады. Как канадцы

мы пытались выполнить смешную задачу в попытке построить консервативную нацию в эпоху прогресса на континенте, который мы разделяем с самой динамичной нацией на земле. Течение современной истории было против нас» [1, р. 67]. Оппонируя этим словам, Ф. Андерхилл отмечает, что нужно понять, что «британское столетие, в котором мы росли, закончилось. Как мы решим канадский вопрос в 1950-х, и после этого, зависит, как мы мужественно встретим факты американского столетия, которое находится перед нами» [7, р. 226].

В своих философских рассуждениях Дж. Грант приходит к выводу, предвосхитившему время, что с потерей национализма «мы неизбежно продвигаемся в мир континентальных империй. Но это неизбежное движение само по себе не означает, что мы двигаемся в лучший и более мирный мировой порядок. Эра континентальной конкуренции может быть более свирепой, чем эра нацио-нализмов» [7, р. 92].

Плач «канадского Иеремии» Дж. Гранта концептуально заключается в главном прегрешении жителей Канады — в окончательной потере традиций Британской Северной Америки [1, р. 32]. Изменение не только «лица», но и содержания канадской нации вызывает у Гранта «горестные причитания» о потерянном. Отчаяние Гранта выражается в иронии: «Возможно, мы должны радоваться исчезновению Канады. Мы оставляем узкий провинциализм и нашу культуру задворок; мы вступаем в эмоционально-возбужденные Соединенные Штаты, где осуществляются все великие дела» [1, р. 88].

Дж. Грант спрогнозировал появление Североамериканской интеграции: «Образ

жизни, сформированный континентальными институтами, произведет политический кон-тинентализм. Появятся молодые и честолюбивые политики, чтобы высказаться по этому поводу» [1, р. 89].

Так и не приняв сложившуюся либеральную традицию в Канаде в первой половине ХХ в., Дж. Грант заключает: «Мой плач основан не на философии, а на традиции. Если Вы не можете быть уверены по поводу ответа на самые важные вопросы, то традиция является лучшим основанием для практической жизни. Тем, кто любил более старинные традиции Канады, может позволить

себе оплакивать то, что было потеряно, даже при том, что они не знают, действительно ли эта потеря приведет к некоторой большей политической пользе» [1, р. 89].

Таким образом, из вышеизложенного можно сделать вывод, что проблема канадского национализма Дж.П. Грантом рассматривалась преимущественно в англо-канадском контексте, как потеря британских консервативных традиций канадским обществом к середине ХХ в., а соответственно его «плач по нации» более точно можно выразить, как «плач по утрате британских традиций».

Очень важная для вас статья:  Опытные форумчане, подскажите Канада

1. Grant G. Lament for a Nation. The Defeat of Canadian Nationalism. Toronto; Montreal, 1965.

2. Grant G. Technology and Empire. Perspectives on North America. Toronto, 1969.

3. Grant G. P. Philosophy in the Mass Age. N. Y., 1960.

4. Dart R. George Grant: “Lament for a Nation: the Defeat of Canadian Nationalism”. URL: http ://clarionj ournal.typepad.com/clarion_j ourna l_of_spirit/2006/06/george_grant_la.html. Загл. с экрана.

5. King W.L.M. Industry and Humanity A Study the Principles Underlying Industrial Reconstruction Boston, 1918.

6. Canadian-American Summit Diplomacy 19231973. Selected Speeches and Documents / cd. by Roger Frank Swanson. Toronto, 1975.

7. Underhill H. F. In Search of Canadian Liberalism. Toronto, 1960.

8. Massey V. Speaking of Canada Toronto, 1959.

9. Massey V. Confederation on the March Views on Major Canadian Issues during the Sixties. Toronto, 1965.

10. Smith A. Doing the Continental: Conceptualizations of the Canadian-American Relationship in the Long Twentieth Century // Canadian-American Public Policy. 2000. URL: http:// www.qustia.com/read/5002380261

11. Коленеко В.А. «Несвоевременные мысли» или здравые размышления Джорджа Гранта о Канаде и не только о ней // Канадский ежегодник. Вып. 5. С. 132-147.

12. Hall J. Technical Standards and the Integration

of the U.S. and Canadian Economies // American Review of Canadian Studies. 2002. Vol. 32. URL: http://www.questia.com/PM.qst?a=088=

5002485405. Загл. с экрана.

Поступила в редакцию 3.10.2008 г.

Sokov I.A. Canadian nationalism in the assessment of George Grant and Mackenzie King. The article focuses on two approaches to the development of Canadian liberal tradition by such persons as a Canadian Prime Minister Mackenzie King and a famous Canadian philosopher George Grant. G.P. Grant considered the problem of Canadian nationalism in the Anglo-Canadian context and M. King solved the problem nationwide. The author of the article regards G. Grant’s book “Lament for a Nation” as “the lament for lost British traditions” in the middle of XX century in Canada.

Key words: Canadian nationalism, William Lyon Mackenzie King, George Parkin Grant, identity of Canadian nation, Charles Vincent Massey, Canadian liberal tradition, Canadian culture.

1. Grant G. Lament for a Nation. The Defeat of Canadian Nationalism. Toronto; Montreal, 1965.

2. Grant G. Technology and Empire. Perspectives on North America. Toronto, 1969.

3. Grant G.P. Philosophy in the Mass Age. N. Y., 1960.

4. Dart R. George Grant: “Lament for a Nation: the Defeat of Canadian Nationalism”. URL: http:// clarion-

5. King W.L.M. Industry and Humanity A Study the Principles Underlying Industrial Reconstruction. Boston, 1918.

6. Canadian-American Summit Diplomacy 1923-1973. Selected Speeches and Documents / еd. by Roger Frank Swanson. Toronto, 1975.

7. Underhill H.F. In Search of Canadian Liberalism. Toronto, 1960.

8. Massey V. Speaking of Canada. Toronto, 1959.

9. Massey V. Confederation on the March Views on Major Canadian Issues during the Sixties. Toronto, 1965.

10. Smith A. Doing the Continental: Conceptualizations of the Canadian-American Relationship in the Long Twentieth Century // Canadian-American Public Policy. 2000. URL: http://www.qustia.com/read/5002380261

11. Koleneko V.A. “Ill-timed ideas” or healthy judgments of George Grant on Canada and not only about Canada // Canadian Annual Review. Issue 5. P. 132-147.

12. Hall J. Technical Standards and the Integration of the U.S. and Canadian Economies // American Review of Canadian Studies. 2002. Vol. 32. URL: http://www. questia.com/PM.qst?a=088=5002485405

ПРОСТРАНСТВЕННО-ВРЕМЕННАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Традиционная политология представляет политический процесс как событийную сторону политической жизни и утверждает: политический процесс протекает в определенном месте и времени. Но современный политический процесс имеет информационную сущность. Поэтому время и пространство в политике — также продукты информационной деятельности. Субъекты политических отношений обладают разными способностями влиять на политическое время и пространство.

Ключевые слова: политический процесс, информационная деятельность, субъекты политических отношений, политическое время, политическое пространство.

Современная российская политическая наука достаточно часто обращается к проблеме временной и пространственной обусловленности политического процесса. Исследователи отмечают, что «политический процесс обладает пространственно-временной обусловленностью. Любое событие разворачивается в определенное время и в определенном месте физического пространства» [1]. Это тем более важно, т. к. политология, относясь к наукам гуманитарным, не оперирует «точными» величинами, тогда как временные и пространственные характеристики взяты именно из разряда точных, естественных наук. И тем не менее временные ограни-

чения и пространственные характеристики политического процесса требуют более тщательного изучения уже потому, что само понятие времени относительно.


На относительность времени указал еще Аристотель, который, пожалуй, впервые поднял вопрос о времени, его относительности и соотношении с воспринимающим само время: «Может возникнуть сомнение: будет ли в отсутствие души существовать время или нет? Ведь если не может существовать считающее, не может быть и считаемого, а следовательно, ясно, что [не может быть] и числа, так как число есть или сосчитанное, или считаемое. Если же ничему другому не

darksnoel

Национализм и ксенофобия в России

Странно, но от рук скинхедов гибнут не агрессивные чеченцы или ингуши, а гораздо более безобидные и беспомощные киргизы, армяне и таджики, те — кто не оказывает сопротивления. К тому же они сильнее отличаются, тех же чеченцев можно принять за южных славян.
Иногда возмездие постигает совсем не тех, с кем призывают бороться веб-сайты крайних русских националистов. Не гастарбайтеров, которые (будто бы) отбирают у русских рабочие места, портят генофонд нации и вообще заслоняют солнце. Детей иностранных дипломатов, например, — прошлой осенью в Москве убили сына иранского советника. Или самых что ни на есть русских и россиян. Под ножи скинхедов попадают также чкуты, тувинцы, буряты, калмыки и даже татары.

Как так получилось, что исторически не склонных к ксенофобии русских, которые у жителей окраин всегда ассоциировались с состраданием и помощью (сам тот факт, что Россия не ассимилировала 85 российских национальностей, — тому подтверждение. — (Г. Сапожникова), стали бояться на улицах? Кто и зачем заразил россиян национализмом?

Фашистское начало сидит, увы, во многих, нужно только его разбудить. И, скажу я вам, нет ничего проще! В этом смысле показательна история польского города Кельц, она показывает, как раскручивается сам механизм ксенофобии.

Представьте себе: 1946 год, война катком выдавила и уничтожила почти всех евреев, и вдруг новые погромы, устроенные уже не гитлеровцами, а поляками. И это после правды об Освенциме и Треблинке! Дело было так: один польский мальчик тайно уехал в соседний город к родной сестре, через три дня вернулся и, боясь, что его будут ругать, придумал историю о том, как его держали в подвале какие-то люди, говорящие на непонятном языке. Толпа долго водила его по городу, пока наконец он не ткнул пальцем в первый попавшийся еврейский дом. То, что подвала в нем не было, никого не смутило. Итог — 46 трупов. Без повода! В отсутствие фашистов, через год после войны. Да что там говорить: у нас есть и свои примеры: Карабах, Приднестровье, Фергана — везде было достаточно спички.

Даже не верится, что все это происходит с нами: благожелательное отношение русских к малым народам — это исторический факт, в противном случае Россия, ассимилировав всех и вся, давно бы называлась Америкой. Что же нас сделало другими?

Крах империи и попытка национальных окраин навесить на русских все существующие грехи, что закономерно породило реваншизм. О последствиях психологи предупреждали еще в начале 90-х: нельзя было требовать от русских ежедневного покаяния, тем более от тех, кто за собой никаких грехов не ведал.
Кто же еще разбудил в подростках зверя?

Две чеченские войны и теракты? Конечно, через командировки в «горячие точки» прошла практически вся милиция страны, поделившись впечатлениями об этом со всеми. Но африканцы, латиноамериканцы и китайцы никаких терактов не устраивали, а их у нас убивают тоже.
Правосудие, которое долгое время скинхедов оправдывало, а убийства на национальной почве относило к бытовым? Это давно не так: за разжигание межнациональной розни в России посажено уже достаточное количество человек, причем сроки у всех солидные. Идеологам дают от 3 до 6 лет, убийцам — от 8 до 17.

Скинкультура? Не поверите: существует целый мирок со своей поэзией и музыкой! Артур Рыно в перерывах между писанием икон беспрерывно крутил на магнитофоне что-то типа: «Вставайте, над нашей страной сгущаются тучи». С художественной точки зрения это творчество недалеко ушло от девчачьих песенных альбомов, забытых под подушкой в пионерлагере, но скинхедам нравится. Очень: «Да здравствуют московские скинхеды, любой из них на подвиги готов. Ведут жестокую борьбу ради победы герои уличных невидимых фронтов!» «Фабрика звезд» здесь точно не конкурент.

Интернет? Роль его огромна — азбуку уличных боев большинство российских скинхедов постигают именно там. Туда же сливаются и видеопотоки — не случайно последние «казни» в Москве обязательно снимаются на камеры мобильных телефонов. Прямых подтверждений версии, что эти съемки хорошо оплачиваются (Кем? Неужели опять Бушем?) не найдено. Руками доморощенных кинооператоров водит скорее спортивный азарт, подпитанный убеждениями.

С другой стороны, а куда всем этим людям девать свою агрессию? В армию идти? Неоригинально. А иного способа воспитать патриота (слово, кстати, стало таким же ругательным, как «либерал» и «демократ») у нас пока не придумано. По данным информационно-аналитического центра «Сова», который изучает вопросы национализма и ксенофобии, к скинхедовскому движению сейчас принадлежат примерно 60 — 65 тысяч человек.

Но вот что интересно: учащиеся ПТУ в этой компании едва ли не исключение из правил. Сейчас на скамью подсудимых за разжигание национальной розни сплошным потоком садятся не пэтэушники, а студенты вузов. На арену вышли дети среднего класса, перед которыми не стоит проблема свободного времени и невозможности посещать дорогие спортивные секции. Никакие они не неудачники, как это было принято считать раньше, а мигранты им вовсе не конкуренты! Они могли уйти в профессию, но они почему-то пошли в агрессивный национализм.

Всех скинхедов пересажать невозможно. Как и перерезать всех приезжих.
Противовес ксенофобии — толерантность. Несчастное понятие, такое же дискредитированное, как слова «патриот», «либерал» и «демократ». Но других пока не придумано. Конечно, заставить народ за одну ночь полюбить иностранцев невозможно, но в том же самом Питере, например, ставшем одним из центров российской ксенофобии, уже третий год действует специальная программа по воспитанию толерантности. Плакаты вот выпустили с календариками — о том, как хорошо дружно жить. Может, это и поможет — Асет Вацуева в роли телеведущей НТВ была вполне удачным проектом, пока не рассказала в интервью, что никогда бы не вышла замуж за русского.

Не надо думать, что в плане воспитания толерантности у нас совсем ничего не делается. До 2005 года, например, существовала целая правительственная программа, над которой работали лучшие европейские специалисты из Европейской комиссии (проект ТАСИС). Вот пример их рекомендаций: «Мальчик Ахмет с родителями недавно переехал в Москву и подружился с тетей Верой. Они ходили друг к другу в гости и пили чай. Пару дней спустя тетя Вера радостно поздоровалась с Ахметом, возвращаясь с прогулки с собачкой. Но Ахмета было не узнать: он забился в угол лифта и не разговаривал». Разгадка метаморфозы: религия Ахмета считает собачку грязным животным. Урок: тете Вере следовало немедленно выйти из лифта, чтобы не обижать Ахмета, и поехать в следующей кабинке. Речи о том, что и Ахмету следует привыкать к тому, что он теперь живет в Москве и что собачка ему не враг, в учебнике не идет.

Западный опыт не для нас. Вспоминать надо тот опыт, которым мы могли делиться сами и который бездарно рассыпали, как бусины, когда порвалась нитка под названием СССР.
С ксенофобией нельзя бороться отдельным городом или улицей. Воздух нужно очищать во всей стране, разумеется, убрав причины: неконтролируемую миграцию, безнаказанность преступлений против русских, выдавливание коренных жителей с исконных земель.

Но если мы будем надеяться только на власть и сидеть сложа руки — до светлого момента всеобщего братства можем и не дожить. Ксенофобия растет, как раковая опухоль: сначала раздражают мигранты, потом пассажиры в метро, потом соседи, потом — та конкретная тетка в розовой кофточке. Штампы расистского мышления настолько распространены, что их перестаешь замечать. Что с этим делать? Воспитывать. Милиционеров, учителей, судей, журналистов, врачей. Друг друга. Внутренние ограничители придется ставить ежедневно — иначе мы сами не заметим, как увязнем в этой грязи.

Но каким образом научить быть толерантными тех, кто уже заражен этим вирусом, — то есть самих скинхедов? Детям национализм неведом, старшее поколение помнит интернационализм советских времен. Значит, вопрос только в молодых.

1. «Только с помощью спорта!» — твердо ответила вице-спикер Госдумы, олимпийская чемпионка Светлана Журова. Эту идею озвучивают скинхеду, осужденному за убийство дворника-киргиза. Дескать, если бы ты и твои друзья каждый день были заняты в спортивной секции, можно ли было надеяться, что вы бы перестали рыскать по улицам в поисках нерусских? Тот поднимает глаза и искренне спрашивает: «А выходные на что?».

2. А если собрать группу самых оголтелых скинхедов и вывезти их на недельку в Узбекистан или Киргизию — чтобы показать, КАК там принимают русских? Как встречают, как угощают, как радуются? Бесполезно, в Израиле был уже такой опыт: привезли с воспитательной целью юных неонацистов из Австрии. На них ничего не действовало — ни фотографии убитых еврейских детей, ни костры из тел. Всю неделю они гоготали, громко радуясь тому, что «прокатились в Израиль на жидовские деньги».

3. Вернуться к советскому прошлому? К детским лагерям, благодаря которым дети узнавали, что бывают люди с другими привычками и цветом кожи? Создать многонациональные школы? Но педагоги выяснили недавно удивительную вещь: дети из гуманитарных школ гораздо более толерантны, чем их сверстники из школ с национальным компонентом. (и то верно, интернационалистом хорошо быть, когда «черные» от тебя далеко. А когда каждый день то недоразумения, то стычки особой толерантности появиться неоткуда — прим. моё).

4. Еще одна хорошая идея, популярная в Латвии и Эстонии: русские дети отправляются летом учить язык на латышские и эстонские хутора, в результате чего семьи поневоле делают шаги навстречу друг другу. Однако пока лично я не знаю ни одну семью, готовую отправить с Ингушетию или Чечню своего ребенка. Кроме того, нам-то нужно думать о том, что делать с теми, кто из шортиков уже вырос.

5. «Больше рассказывать на страницах газет о выдающихся людях другой национальности», — предложил тувинец Ондар-Чимит. Мысль неплоха, но только я не знаю газет, которые готовы были бы бесплатно предоставить для этой благородной затеи свою площадь. К тому же не очень верю в то, что скинхеды эти статьи прочитают.

6. Остается искусство кино. В одном из интервью кинорежиссер Татьяна Лиознова рассказывала, что намеренно вводила в канву картины «Семнадцать мгновений весны» положительные образы мирных немцев, изображая их чуткими и порядочными людьми, чтобы у зрителей отпечаталось: немцы и фашисты — это не одно и то же. Пока наш кинематограф предложил только один такой фильм — михалковскую картину «12», заставляющую проникнуться сочувствием к чеченскому мальчику, судьбу которого решали присяжные. Предыдущие шедевры в виде популярных среди подростков «Чистилища» и «Брата», наоборот, работали против. Нового «Мимино» в ближайшей перспективе не ожидается.

Почему канадские националисты не любят «Монреаль»

Спортивная редакция «БИЗНЕС Online» рассказывает о том, почему квебекские националисты не любят «Канадиенс» и сравнивают политику клуба с «Барселоной».

Фото: Richard Wolowicz, gettyimages.com

1942 ГОД. МОРИС РИШАР

«Что сделал Кларенс Кэмпбелл, когда Жан Беливо был травмирован сначала Биллом Мосиенко, а затем и Джеком Эвансом из «Рейнджерс»? Ни наказания, ни штрафа! Наказал ли он Горди Хоу из «Детройта» за то, что он чуть было не лишил Доллара Сен Лорана глаза? Нет! Странно, что только Дик Ирвин и я имеем мужество рисковать своими карьерами, защищая наши права от этого диктатора…», – Морис Ришар в своей авторской колонке в газете Samedi-Dimance.

Морис Ришар подарил франкоговорящим канадцам надежду на «светлое будущее». Отныне их услышат, и отныне появился тот, чье мнение будет точно услышано. Ришар был самым популярным человеком провинции, газеты писали о нем чаще, чем о главе правительства страны. О нем распевались песни, шла молва, что «когда он забивает гол – Америка кричит, а когда он кричит, то его слышат даже глухие».

До появления Ришара в 1942 году «Монреаль Канадиенс» никогда не были гордостью региона. 90% игроков команды говорили по-английски, а главный тренер клуба вообще не понимал французского языка. Ришар был очень скромным, интровертом, но он превращался в «машину для убийства» на льду. Он первым забросил 50 шайб в 50 играх сезона. Он был лучшим игроком мира, возможно, что одним из лучших в истории.

Но его ярость на льду была воплощением голоса всех франкоговорящих канадцев в стране. Быть франкофоном в Канаде в середине прошлого века было крайне сложно, что уж говорить, если заработная плата квебекцев была ниже, нежели у чернокожего населения США. Через Мориса местные жители осознавали свою идентичность, что они могут «давить» англоговорящее население. В те годы соперничество с «Торонто Мэйпл Лифс» переходило все рамки безумия: Торонто представлял собою мегаполис англоязычного бизнеса, в котором работали «маленькие рабочие Квебека» за несколько центов, лишь бы прокормить свои семьи.

Национальная идентичность квебекцев возрождается, хоть и этим было крайне недовольно правительство Канады.

1955 ГОД. БУНТ

«Неудивительно, что Хоу, Линдсей и Ребел среди самых результативных игроков лиги, хотя я и считаю Хоу и Линдсея отличными игроками. Пусть лучше Кэмпбелл следит за другими происшествиями в лиге, а не создает себе популярность за счет отличного парня Берни Жеффриона, только потому, что он французский канадец. Это мое мнение и я наверняка буду наказан, ну и пусть. Я уйду из хоккея и думаю, что еще несколько игроков «Канадиенс», разделяющих мое мнение, сделают то же!» Морис Ришар.

Одна из главных дат в истории жителей провинции Квебек – 13 марта 1955 года. В Бостоне местные «Брюинз» принимали «Монреаль». Именно с этого дня матчи между двумя командами перестали восприниматься, как просто традиционное соперничество. Отныне и по сей день болельщики обоих клубов – это самые непримиримые «враги» во всем североамериканском спорте.

Защитник американцев Хэл Эйко ударил Ришара клюшкой в голову и свистка не последовало. Обезумевший от такой несправедливости канадец нанес несколько ударов по голове Эйко, попутно, вскрикивая весь богатый словарный запас французской матерщины. Помощник главного судьи пытался остановить Мориса, но его уже было не удержать, и представитель НХЛ получил мощный удар кулаком лицо. В дело пыталась вмешаться бостонская полиция, но «Брюинз» сделали всё возможное, чтобы Ришара не арестовали.

После двухдневного обсуждения глава НХЛ Кларенс Кэмпбелл объявил о дисквалификации Ришара до конца сезона, включая матчи плей-офф. Англоязычные канадцы с радостью восприняли эту новость, ведь теперь никто до следующей осени не критиковал бы их. Во франкоговорящей части Канады это решение расценили как попытку американского и англоговорящего населения заткнуть местное население, проявление несправедливости и унижения.

Через четыре дня после дисквалификации «Монреаль» принимал дома «Детройт», и президент НХЛ решил посетить этот матч. Жители Квебека знали об этом и заранее подготовились к его приезду. Ему написали несколько писем с угрозами расправы, большинство которых было на французском языке, а на самом матче его ложу забросали гнилыми овощами и яйцами. Сначала президент НХЛ Кэмпбелл получил звонкую пощечину. Затем сидевший неподалеку Джимми Орландо -бывший тафгай — обрадовано врезал обидчику, вспомнив молодость.

Затем кто-то кидает слезоточивую гранату в президента. И вспыхивают беспорядки. Всё, что можно было найти под рукою, бросают в Кэмпбелла. Матч остановлен, «Монреалю» засчитают техническое поражение. Арену эвакуируют, полицейские окружают выходящих болельщиков и массово всех арестовывают. Но на подмогу к фанатам подбегают простые прохожие на улице и обезумевшая многотысячная толпа начала свой исторический бунт, который и по сей день остается одной из самых противоречивых страниц в истории Канады.

Демонстранты сжигают автомобили и газетные киоски на своем пути, выбиваются все окна, которые они могут выбить. Больше всего не повезло магазинам с английской вывеской. Они были полностью уничтожены и ограблены. В городе моментально вспыхнули массовые драки между франкоговорящими демонстрантами и англоговорящими жителями. К утру в больницах города было 37 человек, многие были в крайне тяжелом состоянии. Монреалю был нанесен урон на сотни тысяч долларов.

1954 й-год. Вратарь «Монреаля» Жак Плант

Беспорядки прекратились только под утро после того, как на местном радио выступил Морис Ришар. Он призвал к прекращению бунта и попросил болельщиков проявлять свою ярость исключительно на трибунах и во время матчей Кубка Стэнли. Он не хотел кровопролития, он говорил, что франкоговорящие жители Квебека достойны сражаться за свое «будущее» только мирными путями. Если и нужна революция, то пусть она будет тихой.

И именно 17 марта 1955 многие историки считают, что начала зарождаться «Тихая революция». Она всколыхнет всю провинцию только через пять лет, но подъем местного самосознания начался именно в те далекие годы, 60 лет назад. Народ Квебека пробудился после вековой спячки. Хоккей разрешил квебекцам воплощать свою нацию, и это было чуть ли не единственным способом освободиться от позиции в качестве «граждан второго сорта».

«Монреаль» во главе с Ришаром выиграл пять Кубков Стэнли подряд в период между 1956 и 1960 годами. Клуб и сейчас остается самой титулованной франшизой в НХЛ с 24 победами в плей-офф.

1995 ГОД. НЕЗАВИСИМОСТЬ «ЛЯГУШЕК»

«Я просто не чувствовал, что «Квебек» горит желанием побеждать. Если бы меня задрафтовал «Монреаль», да вы шутите? Уже через минуту я бы мчался по 401 шоссе», Эрик Линдрос.

Нынешний Квебек мало чем напоминает себя 20-летней давности. ПравительствоФилиппа Куйара оказалось либеральным, и теперь все меньше претензий со стороны сепаратистов. «Тихая революция» длиною в несколько десятилетий изменила самосознание квебекцев. Тогда франкоканадцы встали на защиту своего родного языка и культуры от англоязычного большинства. Отныне же они считают себя не представителями «третьего сорта», а потомками достойных мигрантов из Франции. Они отныне горды собою, несмотря на несколько поражений на референдумах о независимости.

Первый референдум прошел в 1980 году, но в то время немногие верили в его успешность. Мнение англоговорящих канадцев сильно изменилось за двадцать постришаровских лет. В итоге, 59,56% жителей провинции проголосовали за то, чтобы остаться в составе Канады. Но даже это поражение резко изменило жизнь всех канадцев в Квебеке. Еще за несколько лет до голосования множество англоговорящих канадцев в панике покинули провинцию и переехали в Онтарио. И это продолжалось и после «провального референдума», так как поражение сепаратистов лишь подстегнуло продолжить дальнейшую деанглификацию Квебека. Что, в конечном счете, привело ко второму референдуму.

1992 ГОД. БУНТ ЛИНДРОСА

Отправной точкой к новому порыву квебекского самосознания некоторые считают драфт-1991 года в НХЛ. Тогда под первым номером был выбран Эрик Линдрос. Ни вражда с целой провинцией, ни давление со стороны самого премьер-министра не сломили Эрика и не заставили его надеть джерси с флер-де-лисом (лилия на флаге Квебека). Через год простоя он все-таки вынудил «Квебек» обменять его и совершить трейд века: шесть игроков, два драфт-пика и 15 млн со стороны «Филадельфии».

Многие жители Квебека посчитали это очередным оскорблением со стороны англо-канадцев. Линдрос заявлял, что не желает играть в Квебеке не только из-за отсутствия достойных партнеров, но и из-за финансовых обстоятельств. Он был твердо уверен в том, что выступление в любом городе восточной Канады за пределами Монреаля – это удар по собственной репутации и отсутствие рекламных контрактов вне хоккея. Тем более, что в Квебеке ему предстояло выучить французский язык, в то время как «Монреаль» уже давно англофицировался.

Сепаратисты Квебека в очередной раз проиграли бой за независимость. Результаты оспариваются до сих пор, ведь сторонники единой Канады победили всего лишь на полпроцента. 1995 год также можно считать и отправной точкой к презрению со стороны квебекских националистов в сторону «Монреаля». Руководство команды отстаивало мнение о единой Канаде, крайне негативно отзывая о сепаратистах. Хотя исторически, клуб-то никогда и не был франкоговорящим.

1909 ГОД. «MONTREAL ENGLISH-CANADIENS»

«Когда Бьорн Борг начал побеждать, мы увидели, что в мире появилось несколько гениальных шведских теннисистов. В Монреале, в Квебеке, нет своих кумиров, поэтому молодые люди потеряли надежду носить джерси с символами провинции. Никто не взмахнет флер-де-лисом, если «Монреаль» выиграет Кубок Стэнли!» – историк Эммануэль Лапьер.

Даже в самом названии, «Канадиенс», нет никакого намека на провинцию Квебек. Первое руководство команды ставило перед клубом задачу прямо противоположную той, что сейчас «витает» среди поклонников хоккея. Команда родилась и ее целью было максимально использовать разногласия между англофонами и франкофонами для «набивания своих карманов».

Мнение о том, что «Монреаль» – команда, которая создавалась как символ квебекцев, лживо. Наоборот, политика клуба всегда была направлена на англофикацию франкоговорящего населения. Поэтому, начиная с 1995, руководству команды особо и не нужны франкофоны. Клуб не хочет беспокоиться о «сепаратистах — придурках».

Популярность «Монреаля» среди квебекцев росла исключительно из-за правила НХЛ тех годов. По нему каждому клубу оригинальной шестерки разрешалось подписывать хоккеистов с той территории, за которой они были официально прикреплены. «Канадиенс» достался Квебек, «Торонто» же Онтарио. Это правило было отменено лишь в 70-х годах прошлого века, и именно тогда и изменилась политика команды.

Ведь половина жителей Квебека – это франкофоны. Рано или поздно, но там появляются талантливейшие хоккеисты, тот же Ришар. Таким образом, 40 лет назад квебекцы могли пополнить уже любую команду лиги, тем самым «самосознание Монреаля» резко пошло вниз. А после появление «Квебек Нордикс» многие стали болеть за них, так как они-то никогда не представляли собою типичный американский бизнес.

Джо Сакик в составе «Квебек Нордикс» / Фото: Rick Stewart, gettyimages.com

Клубу не нужны были франкоговорящие хоккеисты. «Монреаль» уже давно перестал быть символом Квебека, и, как следствие, начался конфликт между представителями местной прессы и клубом.

Многие ведущие франкофоны, такие как Винсан Лекавалье, боялись играть в Монреале, так как на них обрушивалось огромное внимание и давление со стороны местной интеллигенции. Поэтому на многие пресс-конференции в клуб приходят европейские хоккеисты. С них спрос среди населения в разы ниже, нежели среди франкоговорящих спортсменов. Если хоккеист говоришь по-французски и играешь за «Монреаль», то он моментально становится иконой в городе. Если же нет, то…

Вот кому среди франкоговорящих жителей Квебека не плевать на Пи Кея Суббана, например? Между прочим, канадские историки подтверждают, что начиная с 1970 года количество квебекцев в канадских командах начало стремительно снижаться, чуть ли не в два раза. Такую статистику приводит бывший игрок НХЛ Боб Сиройс в своей книге Le Quebec mis en echec: la discrevers envers les Quebecois dans le LNH. Он утверждает, что единственным средством правовой защиты от предполагаемой систематической дискриминации было бы предоставление франкоязычным игрокам большей видимости в собственных лигах и командах. Но, после переезда «Нордикс» в Денвер, из Квебека в НХЛ остался лишь один англоговорящий «Монреаль».

2020. НИ СЛОВА ПО-ФРАНЦУЗСКИ

«С французским языком у меня никак. В Монреале можно прожить и без него. Но если ты будешь его знать, то это будет только плюсом», – Андрей Марков в интервью «БИЗНЕС Online».

Сегодня «Монреаль» перестал быть отражением народа. Чем дальше от города, тем реже можно найти поклонников команды. Звезды клуба больше не носят такие фамилии, как Ришар, Лафлер, Трамле. Отныне это Кэри Прайс, Ши Уэбер, Макс Пачиоретти. Из 22 игроков в команде лишь единицы понимают французскую речь.

Безусловно, в лиге с годовым оборотом в 3,7 млрд долларов глобализация игроков имеет смысл. Но, учитывая историю клуба, учитывая то, что игроки команды некогда были символом чуть ли не целой нации, она наносит огромный урон «по статусу команды». В Европе, например, в «Атлетик Бильбао» играют только баски, независимо от цвета кожи и места рождения. Большинство игроков «Барселоны» – иностранцы, но при этом клуб олицетворяют Каталонию.

Официальная позиция, что «Монреаль» поддерживает франкоговорящее население – ложна. «Квебекской лягушке» руководство команды предпочтет шведа, россиянина или же американца. На арене играет американская музыка. Чувствуется, что цель клуба – это канадифицировать франкофона в Квебеке, ни много ни мало. Язык и религия никак не объединяют эти два культурных пласта страны. Единственный опиум для народа – это хоккей.

Отныне «Канадиенс» – обычная франшиза в НХЛ, хоть и с десятками кубков. Из 31 команды 8 в своем составе имеют франкофонов больше, чем «Монреаль». Хоккей – это бизнес, и теперь нет хоккеистов, сражающихся за идею и за уважение, как это делал Морис Ришар в 50-е годы. В Bell Center всё делается так, чтобы общественность наслаждалась шоу, побеждает ли команда или нет.

Буканье в адрес комиссионера НХЛ, Гэри Бэттмена, нельзя сравнить с тем, что было раньше. Люди недовольны им, его политикой, но никто не скажет ему в лицо свое мнение. Ведь именно из-за него в городе Квебек нет профессиональной хоккейной команды. Есть ощущение у местных жителей, что англо-канадец Бэттмен просто не хочет второй клуб из провинции. Ведь там местное население невозможно превратить в «американцев». И после событий в Каталонии вряд ли в ближайшее время «Нордикс» возродятся.

20**. «НОРДИКС» – БОЛЬШЕ ЧЕМ КЛУБ?

Фото: Jim McIsaac, gettyimages.com

Появление «Квебек Нордикс» в Канаде будет уже третьей волной подъема национализма на востоке страны. Сепаратисты и националисты нещадно критикуют «Монреаль», в то же время оглядываются на Каталонию, и их стремление выйти из состава Испании. Референдум 1 октября смотрели и ожидали многие жители Квебека.

Независимая Каталония жила лишь восемь секунд. Сколько же будет жить условный независимый Квебек в таком мирном регионе, как Канада? Да и у сепаратистов нет ориентира, нет той организации, которая представляет волю народа. В Барселоне такая есть, поэтому мир и слышал звуки выстрелов резиновых пуль в начале октября. Клуба в городе Квебек не будет, пока местное население настроено на проявление своей национальной идентичности. Сейчас это опасный прецедент.

Если «Квебек» станет для населения «больше, чем клубом», то третьего референдума уже будет не избежать. Учитывая тенденции двух предыдущих, вполне возможно, что в Северной Америке на одно государство станет больше. И тогда уж точно кто-то взмахнет флер-де-лисом даже в уже англо-канадском Монреале.

Добавить комментарий