Коренное население Канады



Содержание поста:

Коренное население Канады

Почему же после «патриации» канадской конституции понадобилось ежегодно собирать новые конституционные конференции, разрабатывать текст поправок, касающихся коренного населения? Почему проблема коренных народов, составляющих всего 2 % всех жителей Канады, так много лет не сходит со страниц канадской и иностранной печати, с повестки дня парламента страны и международных форумов?

Специфика этой проблемы, выделяющая ее из многих других этнических вопросов, в том, что индейцы и эскимосы — не просто небольшая составная часть канадской этнической мозаики. Они — представители совершенно иного общества с уникальным образом жизни и системой ценностей. И это общество имеет со всех точек зрения, в том числе и господствующей в Канаде буржуазно-демократической, неотъемлемое право на свободное развитие в стране, где оно зародилось. Вместе с тем привычная риторика о правах человека и свободах, характерная для канадских средств массовой информации и политических деятелей, опровергается широко известными фактами политической, экономической и социальной дискриминации коренного населения страны. Принятое горделивое определение франкоканадцев и англоканадцев как «народов-основателей» противоречит тому очевидному факту, что первыми Канаду заселили и освоили все-таки ее коренные народы. И этот эмоциональный подтекст вопроса о правах аборигенов не следует преуменьшать: нищета и социальная неустроенность коренных народов Канады бьют в глаза сильнее, чем аналогичные явления в среде тех или иных групп иммигрантов.

К коренным народам в Канаде относятся три группы населения страны: 1) представители многочисленных индейских племен, говорящие на 58 языках десяти не связанных друг с другом языковых групп; 2) индейско-европей-ские метисы — в основном потомки от браков англичан и французов с индейскими женщинами в период первоначального освоения канадского Запада и Севера в прошлом веке; 3) эскимосы заселяющие побережье и острова Ледовитого океана. Эскимосы не родственны индейцам и по языку, культуре и внешнему облику ближе к нашим чукчам; с Чукотки они и пришли в Америку примерно 5 тыс. лет назад (тогда как индейцы переселились в Америку несколькими волнами из Азии, также через Чукотку, 25—30 тыс. лет назад).

Численность индейцев в Канаде составляет около 400 тыс. чел., зарегистрированных переписью метисов — 100 тыс. (по другим, оценочным данным, их фактическая численность достигает 1 млн чел.), эскимосов — 25 тыс. Таким образом, коренные народы составляют, по переписи 1981 г., всего 2 % населения страны (вследствие очень высокой рождаемости среди коренных жителей их доля быстро растет: в 1961 г. она составляла 1,2 %, в 1971 г.— 1,5 %). Однако доля коренных жителей в населении канадского Запада и особенно малозаселенного Севера гораздо выше, и примерно на половине территории страны они составляют большинство жителей. Причем чем севернее, тем доля аборигенов выше.

В провинции Альберта, например, проживает 60 тыс. индейцев, а также 12 тыс. метисов. В сумме это 3 % жителей провинции; в северных ее округах их доля составляет 15 %. Далее на север, на федеральных Северо-Западных территориях, занимающих треть площади всей Канады, проживает около 10 тыс. индейцев, около 3 тыс. метисов и 16 тыс. эскимосов (остальные канадские эскимосы живут главным образом на полуострове Лабрадор, территория которого разделена между провинциями Квебек и Ньюфаундленд) . Вместе они составляют 60 % населения Северо-Западных территорий. В самом северном округе этих территорий, занимающем арктические острова, доля эскимосов превышает 80 %.
В настоящее время слово «эскимос» в Канаде не употребляется (считается оскорбительным: на одном из индейских языков оно означает «тот, кто ест сырое мясо»). По требованию эскимосских организаций в конституции, официальных документах и прессе их называют «инуит» (в единственном числе—«инук»), что означает на языке канадских и гренландских эскимосов просто «человек». Индейцев часто называют «америндейцами» или по самоназваниям отдельных племен (например, атапасков, составляющих большинство индейского населения Севера, сейчас принято называть «народ дене»; близко родственных друг другу наскапи и монтанье — «народ инну»). Поскольку в русском употреблении слова «эскимос» нет ничего уничижительного, полагаем допустимым дальнейшее применение этого более привычного читателю термина.
В отличие от коренных народов советской Сибири и Севера, сохранивших знание родного языка (благодаря развитию в годы Советской власти сети национальных школ с обучением на их родных языках), большинство канадских индейцев вследствие ассимиляторской политики властей (преподавание на индейских языках почти не ведется; практически нет соответствующих учебников и т. д.) не владеют родными языками и перешли на английский или французский (в провинции Квебек). По переписи 1981 г., индейскими языками владели лишь 30 % «чистокровных» индейцев Канады, а пользовались этими языками в быту всего лишь 20 %. Более изолированно живущие эскимосы в своем большинстве сохранили родной язык (6 сходных между собой диалектов) и пользуются особой слоговой письменностью, похожей на геометрические фигуры, на которой издаются официальные документы и периодические журналы.

Канада

Удивительно, но у такой огромной страны всего двое соседей: США и Россия. И границы с ними не совсем обычные. Граница с США — 9000 километров — самая длинная неохраняемая граница в мире, а граница с Россией — самая короткая — 0 километров. Это Северный полюс, где встречаются полярные территории России и Канады.

Огромные пространства страны полностью ещё не освоены. На севере раскинулись бескрайние арктические пустыни и тундра, которые занимают почти половину канадской территории. Южнее расположена зона тайги и смешанных лесов — главного природного богатства Канады (по запасам древесины она занимает 3-е место в мире после России и Бразилии).

Канада делится на 10 провинций и 3 территории. Территорией в Канаде и США называют округи, которые ещё не стали провинциями или штатами. В провинции Квебеке, в основном, проживают потомки французских переселенцев, которым удалось сохранить свою культуру. Поэтому официальный язык здесь один — французский. Два самых крупных и известных города провинции — Монреаль и Квебек.

Монреаль значительно больше Квебека. По количеству франкоговорящих жителей он является вторым (после Парижа) городом в мире. Ни в одном из городов мира, кроме Парижа, не проживает столько французов по происхождению, сколько в Монреале.

В провинции Онтарио живёт третья часть всех канадцев. Север Онтарио — центр добычи полезных ископаемых. Здесь добывают уран, свинец, золото, кобальт, медно-никелевые руды и платину. В лесах обитает множество пушных зверей, мех которых ценится очень высоко. Но главной гордостью провинции считается река Ниагара, которая соединяет озёра Онтарио и Эри. На этой реке находится знаменитый Ниагарский водопад (а точнее, 3 водопада, объединённых одним названием). Слава его настолько велика, что более 16 000 000 человек ежегодно приезжает сюда, чтобы увидеть это легендарное место. На противоположных берегах Ниагары находятся два города под одним названием — Ниагара-Фолс. Один из них канадский, а другой — американский.

Центр провинции Онтарио — Торонто — самый многонациональный город мира (Торонто на языке индейцев-гуронов означает “место встречи”). Здесь можно услышать более 100 языков. Кроме того, город знаменит своими спортивными клубами и аренами. Наиболее известная — Скай-Доум, которая является самым большим крытым стадионом в мире. Скай-Доум состоит из 31 яруса и вмещает 56 000 зрителей.

На юге провинции раскинулись Великие озёра. Одно из них — Верхнее — самое большое по площади пресноводное озеро в мире.

Оттава

В Парламенте принимаются все самые главные решения в стране. Судьбу законов и указов решает назначенный английской королевой генерал-губернатор. Именно от того, кивнет она (а сейчас генерал-губернатор Канады — женщина) или отрицательно покачает головой, зависит, будет принят закон или нет. Удивительно, но за всю историю существования такой системы в Канаде не было отклонено ни одного решения.

В городских парках живут белки, зимородки, цапли, а ближе к вечеру выходят подышать свежим воздухом скунсы и еноты. В озёрах и прудах много канадских гусей и диких уток, которых нельзя (. ) кормить. Да-да, повсюду развешаны объявления с просьбой не бросать водоплавающим корма. Канадцы знают, что, бросая в воду хлеб и другие продукты питания, можно нарушить экологию водоёма. Птицы начинают надеяться на подкормку и перестают щипать траву и водоросли, ловить рыбу. Вода может зацвести, количество рыбы и птиц увеличится, птицы могут отказаться от перелёта, и баланс природы будет нарушен.

Коренные жители Канады — эскимосы и индейцы.

Раньше эскимосы жили в полуподземных жилищах, стены которых выкладывали камнями и торфом. А потом стали строить хижины из ледяных блоков. Интересно, что эскимосы начинали возводить свои дома изнутри, а когда постройка была готова, прорубали выход. Таким жилищем эскимосы пользовались только зимой, а летом ставили палатки из меха животных. Одежду шили тоже из меха и украшали орнаментом или аппликацией.

Раньше индейцы жили племенами. Индейские племена атапасков и алгонкинов до начала 20 века были кочевниками. Они охотились на лосей, оленей, медведей. Мясо этих животных шло в пищу, из сухожилий делали нитки, кости использовались для ритуалов, а шкуры — для одежды и покрытия жилищ. Такие дома индейцы строят до сих пор. Из прямых жердей делают каркас, который накрывают шкурами животных.

Население Канады

Канада — уникальная страна с разнообразным населением, яркими представителями которого являются коренные канадцы и иммигранты со всего мира.

Численность населения Канады невелика. Хотя физически это вторая по величине страна в мире, ее население составляло лишь около 34 миллионов человек. История населения Канады начинается где-то в 16 веке с приходом европейцев, которые колонизовали территории, и последующей депопуляции коренных народов, главным образом вследствие эпидемий. Высокие темпы рождаемости и иммиграции в целом были таковыми до середины 19-го века, после чего немного замедлились. Рост населения был медленным также в Первую мировую войну, Великую депрессию и Вторую Мировую войну, после чего темпы роста снова начали увеличиваться. Сегодня темпы роста населения Канады зависят от международной миграции. После переписи в 2011 году население Канады составляло почти 33,5 млн. человек (33,476,688).

Демографическая ситуация

Канадцы – это нация с низкой рождаемостью. В среднем на каждую канадскую женщину приходится 1,6 ребенка. Смертность составляет 7,39 на 1000 человек, однако уровень младенческой смертности в стране считается одним из самых низких и составляет 5,08 смертей на 1000 живорождений. Средняя продолжительность жизни составляет 76 лет для мужчин и 83 года для женщин. Темпы роста населения в среднем ежегодно снижаются на 1,02 процента, несмотря на большое число иммигрирующих в эту страну.

Население Канады стареет. Самым быстрорастущим сегментом населения являются люди старше 65 лет, которые сейчас составляют 13 процентов населения. Между тем, 19% населения младше 15 лет.

Сегодня ведущие причины смерти среди канадцев – это дегенеративные заболевания. В 2007 году онкологические заболевания становились причиной около 30% всех смертей. Сердечнососудистые осложнения, включая болезни сердца и инсульты, были ответственны еще за 28% всех смертей.

Иммиграция

Канада всегда была известна как одна из лучших стран для иммиграции. Причина такой популярности — это мягкие иммиграционные правила. Кроме того, Канада считается одной из самых спокойных и развитых стран. Еще во времена рецессии, Канада, как правило, не изменяла своего отношения к приему новых репатриантов. На протяжении всей истории Канады иммиграционные квоты остаются неизменными.

Каждый год в Канаду в среднем пребывает 6,2 иммигрантов на 1000 человек. В Канаде проводится либеральная иммиграционная политика, поэтому двери государства распахнуты для беженцев и тех, кто просит у властей убежища или решает переехать сюда на постоянное место жительства.

География расселения

Несмотря на обширность территорий, 90 процентов населения Канады находится в 160 километрах от границы с США. За исключением некоторых общин, большая часть населения страны живет в городах. В 2015 году 75% канадцев проживали в крупных городах.

Этнический состав

Канадская нация этнически многообразна. Люди британского происхождения составляют 28% населения, в то время как французы — 23%. Остальные — европейцы: в основном, это выходцы из Восточной Европы. Их численность составляет чуть более 15%. Всего 2% американцев проживает на территории Канады. Около 6% населения делят между собой люди азиатского, арабского, африканского и латиноамериканского происхождения, а остальные 26% канадцев имеют смешанное происхождение.

Религия и культура

Канада разделилась почти поровну между протестантами и католиками. Существуют глубокие противоречия между англоязычными канадцы и представителями других религиозных конфессий, который проживают, в основном, неподалеку от провинции Квебек. Народ Квебека придерживается различных культур, а правительство принимает и даже поощряет усилия по сохранению самобытности провинции. Из-за этих разделений, нация имеет 2 основных официальных языка, английский и французский. Правительство также признает несколько индейских языков Америки. Однако напряженность в отношениях между английскими и французскими жителями привела к неоднократным усилиям националистов отколоться и сформировать свою собственную нацию. Дебаты по поводу независимости Квебека — наиболее серьезные с политической точки зрения. Они по-прежнему актуальны, поскольку по этому вопросу еще не вынесено окончательного решения.

Существуют и другие региональные и религиозные различия в Канаде, подобные различиям в Соединенных Штатах. Люди в приморских провинциях — Новая Шотландия, Нью-Брансуик и остров принца Эдуарда — имеют схожую культуру, исповедующуюся в регионе Новая Англия в США, в то время как западные регионы обеих стран также тесно связаны с сельским хозяйством и фермерством.

Коренные жители Канады

Канада является домом для разнообразной группы индейских племен. Большинство индейцев живет в Канаде. Прежде всего, это инуиты и метисы. Согласно Закону о Конституции Канады 1982 года, есть три основных группы коренного населения, которые официально признаны правительством. Помимо инуитов и метисов сюда входят представители коренных народов.

Более 600 000 канадцев считают себя частью первого племени Наций. Более 70 языков составляют лингвистический мир первого племени Наций. Первый флаг Объединенных Наций – это традиционный канадский флаг. Некогда на нем изображались три полосы, две красные по бокам, и одна белая посередине с портретом индейского вождя.

Около 45 000 канадцы идентифицируют себя как часть племени инуитов. Недавно канадское правительство стало признавать инуитов, строя учебные заведения в местах их проживания. Однако по-прежнему инуиты не могут претендовать на договорные льготы по Закону об индейцах.

Порядка 292 000 человек отождествляют себя как часть племени метисов в Канаде. Эти люди не любят, когда их называют аборигенами. Внутри племени используются два основных языка – смешанный французский и наречие метисов.

Население Канады: прогнозы

Сегодня темпы роста населения Канады является самыми высокими среди стран G8. Международная миграция была и остается основным источником роста населения Канады. С 1993 года и по настоящее время иммиграция составляет две трети прироста населения. Независимо от будущего уровня иммиграции, лояльная политика правительства будет продолжать создавать благодатную почву для роста иммигрантов – выходцев из неевропейских источников.

Население Канады, особенно в его высоко урбанизированной территории, как ожидается, увеличится в его этническом и культурном многообразии. Согласно последним демографическим прогнозам бюро статистики Канады, население, как ожидается, увеличится в ближайшие 50 лет, с 35,2 млн. в 2013 году до 40,0 млн. (при неблагоприятном развитии) и 63,5 млн. (в случае благоприятного развития событий).

Коренное население Канады

Коренное население Канады: этносоциальный профиль

В.И. Соколов
(Полностью статья «Глобализация и аборигенное население Канады» опубликована в журнале «США-Канада. Экономика, политика-культура», 2002, №5, 47-59)

По переписи 1996 года в Канаде насчитывалось немногим более 1,1 миллиона человек аборигенного населения, причем важно отметить, что с момента предыдущей переписи в 1991 года их численность возросла примерно на 100 тысяч 1 . Основную массу так называемого зарегистрированного аборигенного населения (около 800 тысяч человек 2 ) составляют индейцы (69%), метисы (потомки смешанных семей индейцев и европейцев) — их около 26% от всего аборигенного населения — и эскимосы, называемые здесь инуитами (5%). Эти три основные группы аборигенного населения определены конституцией как коренные жители Канады, которых принято здесь, в стране иммигрантов, называть «первыми нациями» (First Nations).

Расселение коренных народов по стране просматривается на основе следующих данных: 17,7% всего коренного населения страны проживает в провинции Британская Колумбия, почти столько же (17,5%) — в Онтарио. Эти две провинции являются местожительством для большинства индейцев. Степные провинции (Манитоба, Альберта и Саскачеван) являются домом для примерно 45% всего коренного населения страны, причем самая большая группа метисов проживает в Альберте и Манитобе. В Квебеке проживает почти 9%, а во всех Атлантических провинциях — 5% аборигенов Канады, почти столько же — на Северо-Западных территориях и в Нунавуте, менее 1% — в Юконе. Хотя именно в последних, представляющих собой по административному делению три федеральные территории, коренные народы составляют значительную, если не основную часть населения (например, в Нунавуте более 85% населения представлены инуитами).

Аборигенное население Канады в лингвистическом плане разделяется на 11 языковых семей, полностью отличающихся друг от друга. Наиболее распространенной языковой группой является алгонкин (Algonquain) — на диалектах этого языка говорят индейцы Кри (Сгее), живущие в прериях Онтарио и в Квебеке, гурон (Huron) из того же Квебека, а также блэкфут (Blackfoot) из южной Альберты, оджибуэй (Ojibway) из Манитобы и Онтарио и малисит (Mahseet) из Нью-Брансуика. Культура, социальная организация (скажем, матриархат в ряде индейских племен), система управления (некоторые племена сохраняют традиционную систему самоуправления, некоторые находятся под федеральным управлением) также серьезно меняются от племени к племени. В 1996 году четверть всего аборигенного населения Канады говорило преимущественно на родном языке, еще 15% использовало родной язык в быту. Наиболее высок уровень использования родного языка у инуитов (75%), среди индейцев и метисов уровень владения родным языком составляет соответственно 35 и 9%. На территории Нунавут местный язык эскимосов инуктикут стал третьим официальным государственным языком.

Средний возраст коренного населения Канады — 25,5 года — ниже, чем средний возраст канадцев (35,4 года), что связано не столько с большим количеством детей в семье, сколько с меньшей продолжительностью жизни коренного населения (лишь 8% коренного населения имеет возраст 55 и более лет, в то время как для других канадцев этот показатель составляет 20%).

В Канаде коренные народы фактически подразделяются на две группы: так называемые статусные индейцы (Status Indians), зарегистрированные в качестве таковых, и имеющие все права и льготы по соответствующему законодательству, и нестатусные индейцы (Non-Status Indians), заявляющие о своем индейском происхождении, но не имеющие достаточных оснований для его формальной регистрации. Так, в провинции Британская Колумбия проживает примерно одинаковое по численности население статусных и нестатусных индейцев, в совокупности составляющее 4% всего населения этой тихоокеанской провинции. Нестатусные индейцы обычно не входят в племена, на них не распространяются права и льготы законодательства о коренных народах (освобождение от налогов, медицинская страховка, субсидии на жилищное строительство и образование) и проживают они преимущественно в городах. Всего же, по данным переписи 1996 года, около 30% аборигенного населения проживает в сельских резервациях, 30% — в крупных городах, 20% — в небольших городах и остальные разбросаны по северным территориям или проживают вне резерваций.

Статусные индейцы формируют племена или общины (bands), которым выделяются финансовые ресурсы и земли, управляемые федеральным правительством. Всего в Канаде сейчас насчитывается немногим более 600 племен, 137 из которых проживает в Британской Колумбии, 26 — на Северо-Западных территориях. Проживают они преимущественно в резервациях 3 , формальное число которых сейчас составляет 2370, причем вместе взятые они занимают площадь в 27,5 тысячи км2 (это соответствует по площади лишь трети такой небольшой провинции Канады, как Нью-Брансуик). Но реально заселено менее чем 900 резерваций. Нынешние общины, конечно же, не отражают былое социально-этническое устройство коренных народов Канады. Более того, принятый в 1985 году законодательный акт (известный как Акт С-31) разрешает каждому племени или общине самим формировать список своих членов, что оставляет за рамками государственного регулирования многих аборигенов, утративших связь со своими соплеменниками. Еще совсем недавно племена коренных народов создавались путем раздела или слияния на основе не столько этнических, сколько экономических и административных факторов.

Средний размер резервации в Канаде — 2 тысячи гектаров, однако он варьируется по провинциям (скажем, в той же Британской Колумбии, где находится более 70% резерваций Канады, средний размер составляет только 20 гектаров, а общая их площадь — около 0,4% территории провинции). Причина последнего — в хозяйственной привлекательности богатых лесными ресурсами земель Британской Колумбии. Вот как об этом пишут исследователи С. Оун и Д. Грир из Университета Виктории: «С насаждением европейской формы правления в XIX веке традиционные земли коренного населения отбирались именем Короны, обычно без договора, а аборигенное население концентрировалось в маленьких «резервациях», которые и близко не напоминали территории, некогда обеспечивавшие поддержание их образа жизни. Леса на землях Короны тогда, как и сейчас, покрывали свыше 90% земельного фонда провинции. «. Исторически в Канаде использовались два пути построения «взаимоотношений» с коренным населением — создание резерваций и ассимиляция с пришлым населением. В результате социальные проблемы коренного населения оказались наиболее драматичными — самый высокий уровень бедности и безработицы, алкоголизм и наркотики, наибольшая заболеваемость и наименьшая продолжительность жизни. Проведенное в 90-е годы обследование показало, что число инвалидов среди аборигенного населения Канады в возрасте старше 15 лет вдвое больше, чем в среднем по стране. Таким же образом, уровень самоубийств среди подростков у статусных индейцев на рубеже 1980-1990-х годов был в 5 раз выше, чем у остального населения Канады. Доходы аборигенных семей значительно меньше, чем в целом по стране, при этом обращает на себя внимание тот факт, что индейцы, проживающие в резервациях, зарабатывают меньше, чем их соплеменники, живущие вне резерваций. Высок и уровень преступности среди аборигенного населения Канады: в 1997-1998 годы аборигены составляли 17% всех заключенных в стране, тогда как их доля в населении Канады составляет лишь немногим более 2%. Все эти и другие обстоятельства говорят о весьма трудных проблемах, которые приходится решать аборигенному населению Канады в настоящее время. Этническое сознание, как и принадлежность к аборигенам, — пишет канадский исследователь Д. Савчук, — могут не проявляться до тех пор, пока не проявится давление внешних сил или не станет понятно, что надо что-то делать для улучшения сложившейся ситуации».

К пониманию необходимости самоопределения коренного населения путем признания его прав и включения в процесс принятия государственных решений на различных уровнях, к процессу возврата земель аборигенным народам — и поныне являющейся ключевой проблемой отношений к коренным народам — в Канаде пришли далеко не сразу, хотя договорные отношения с коренными народами здесь стали строиться еще до образования конфедерации в 1867 году. 4

Для урегулирования вопросов взаимоотношений с коренными народами в 1880 году правительством было образовано Министерство по делам индейцев, существующее и поныне. Известно об 11 договорах, которые заключались и обновлялись в результате переговорных процессов между правительством и коренными народами, по некоторым из них до сих пор ведутся дополнительные переговоры. Договоры с 1-7 (они значатся в национальном регистре по порядковым номерам) были заключены в период с 1871 по 1877 годы и касались урегулирования вопросов землепользования на территориях бывшей Компании Гудзонова залива (самой крупной компании Канады в колониальный период, разбогатевшей на торговле пушниной) — к западу от озера Верхнего, вплоть до Скалистых гор. Речь шла фактически об уступке индейцами английской короне всех основных прав на пользование земельным фондом. Договоры с 8-11 касались северных территорий Канады, первоначальные переговоры по которым были проведены в период с 1899 по 1921 годы. Все эти договоры определяют взаимные права сторон, в том числе права на получение образования, на охоту и рыболовство, территориальное распределение резерваций, ежегодные выплаты федерального правительства, а также некоторые конкретные льготы и привилегии коренного населения, которые варьируются в зависимости от специфики каждого договора.

Борьба аборигенов Канады за возврат своих исконных земель не прекращалась на протяжении всех последних полутораста лет. Однако практика законодательно-договорного решения этих вопросов имеет относительно недавнюю историю: лишь в 1974 году состоялась формальная передача земель индейцам, проживающим на берегах залива Джеймс в северном Квебеке. К настоящему времени договорной процесс является главным в урегулировании отношений между правительствами разного уровня и аборигенными сообществами. Созданы и некоторые механизмы самоуправления коренного населения страны, в том числе договоры и совместные структуры по использованию природных ресурсов, особые права администрирования поселений коренных жителей, своя система полиции (в резервациях допускается работа только тех полицейских, которые хорошо знакомы с культурой и традициями индейцев), особое налогообложение на землях резерваций, надзорные органы по контролю за соблюдением принятого в этой области законодательства и т.п. Венцом такого государственного подхода можно считать создание в 1999 году территории Нунавут в рамках фактического самоопределения эскимосского (инуитского) населения Канады.

Из других договоров последнего десятилетия можно упомянуть следующие. В 1992 году племя гвичьин (Gwich’in), живущее в дельте реки Маккензи, получило права на владение более 16 тысяч км 2 , в том числе права на недра на территории более 4 тысяч км 2 в пределах Северо-Западных территорий, а также свыше 1,5 тысяч км 2 на территории Юкон. При этом за аборигенным населением сохранились права на охоту, рыболовство и собирательство, гарантировалось его участие в работе государственных структур, принимающих хозяйственные решения и обеспечивающих охрану окружающей среды. Двумя годами позже вступил в силу договор между правительством Канады, племенами сахту-дене (Sahtu Dene) и метисами о передаче в собственность этих народов 41,5 км 2 земель, в том числе прав на недра в пределах 1,8 км 2 . Было решено выплатить аборигенным общинам в течение 15 лет 75 миллиона долларов в качестве доли от доходов федерального правительства, получаемых от роялти, которые выплачиваются горнодобывающими компаниями. В 1999 году после пяти лет переговоров был заключен Догрибский договор (Dogrib Claim Treaty), no которому аборигенной общине в долине реки Маккензи выделялось 39 км 2 территории и принимались обязательства о выплате ей 90 миллионов долларов от доходов, получаемых от природных ресурсов на этой территории.

Для повышения уровня занятости аборигенного населения в горнодобывающей промышленности, которая является стержневой в экономике тех же Северо-Западных территорий (не считая разведанных к настоящему времени больших запасов нефти и природного газа) здесь была создана специальная Комиссия по обучению аборигенов горному делу (Mine Training Committee), состоящая из представителей бизнеса, правительства и аборигенов.

Немало предстоит еще сделать и в плане развития системы образования, поскольку сохраняется проблема посещаемости школ аборигенным населением, недостаточно быстро осуществляется охват населения средним образованием и т.д. Например, за десять лет с 1988 по 1998 годы число молодых аборигенов, получивших полное по канадским меркам 12-летнее школьное образование, на Северо-Западных территориях возросло всего на 25%. Начальное школьное образование для аборигенного населения здесь ведется на девяти местных языках, в этой связи возникает проблема подготовки учителей, владеющих этими языками, менее успешно сдаются экзамены по английскому языку. В Канаде практически отказались от школ-интернатов, некогда достаточно широко распространенных на канадском Севере 5 . Ныне считается, что обучение детей должно происходить без отрыва от традиционной семьи и хозяйства. Это, конечно, существенно увеличивает расходы на образование, однако сохраняет многовековые традиции коренного населения.

Основным законодательным актом, регулирующим отношения между коренными народами и правительством Канады, является Закон об индейцах (Indian Act) от 1876 года с последующими поправками, последние из которых относятся к 1996 году 6 . Закон касается главным образом земельных отношений, но также регулирует общественные структуры, образование, сельское хозяйство, использование недр на территориях коренного населения, ограничения по продаже алкогольных напитков и т.д.

Возросла политическая активность аборигенных общин, в том числе через общественные организации коренных народов. Среди наиболее влиятельных организаций общенационального уровня — Ассамблея коренных народов (Assembly of First Nations), представляющая в канадском политическом спектре интересы индейцев и метисов; Конгресс аборигенных народов (Congress of Aboriginal Peoples), выступающий за права метисов и нестатусных индейцев; свои особые организации имеют инуиты (Inuit Tapirisat of Canada) и женщины — представительницы коренного населения (Native Women’s Association of Canada). Немало общественных организаций действует на провинциальном и местном уровнях.

1 — Отметим для сравнения, что во время образования канадской конфедерации в 1867 году число индейцев, основного коренного населения страны, оценивалось в 100-120 тысяч (См. Нiller J. Canada and the Aboriginal Peoples, 1867-1927 Ottawa 1997)
2 — K этому числу следует добавить тех, кто претендует на аборигенное происхождение, однако не имеет достаточных доказательств (См. Canada Year Book, 1997 Ottawa 1997)
3 — Первые резервации на территории страны были образованы еще в 1859 году на острове Леннокс близ реки Морель для индейцев племени микмак. Более ранние резервации представляли собой скорее поселки вокруг христианских миссий.
4 — Формальное признание прав аборигенного населения Канады относится к Королевской декларации 1763 года
5 — Первые школы-интернаты для коренных жителей, называвшиеся в то время «индустриальными школами» (поскольку задача состояла в обучении местного населения различным промышленным ремеслам), были созданы в 1883 году именно на Северо-Западных территориях, а затем быстро и широко распространились по всей территории страны, за исключением Квебека и Приатлантических провинций.
6 — В Канаде, как считают местные специалисты, единый закон об аборигенах позволяет избежать различной трактовки и несистемности в государственной политике в отличие, например, от США, где действует более четырех тысяч различных актов в этой области.

Население Канады

Со времени открытия восточного побережья Канады Джоном Каботом прошло немногим более 500 лет. Это был первый английский вклад в мультикультурную историческую действительность Канады. Тем не менее, самые первые поселения возникли здесь намного раньше открытий XV века. Они датируются периодом около 20 000 лет до н.э.

Этнический состав населения Канады

Первыми канадскими поселенцами стали предки индейцев и инуитов. На сегодняшний день часть индейского населения ассимилировалась с населением городов, а инуиты занимают примерно пятую часть территории Канады, или самый северный регион страны под названием Нунавут.

Нунавут в переводе с инуитского означает не что иное, как «Наша страна». Помимо материковой части суши, в этот регион входят тысячи островов Канадского Арктического архипелага. Территория инуитов с 1999 года имеет статус самоуправления. Как и в древности, основу их хозяйства составляют морской промысел и рыболовство, а резьба по кости в виде скульптурной миниатюры и гравировки кости относится к традиционным художественным промыслам и известна по всему свету.

Кроме региона Нунавут таким же статусом обладают Северо-Западные территории Канады и Юкон. По численности на Северо-Западной территории проживает только 1% населения Канады. В этнографическом плане половина из них коренные народы, не только инуиты, но и индейцы, например, дене, а также метисы, считающиеся отдельным народом. Три названных территории отличаются от провинций тем, что они находятся в ведении канадского федерального парламента.

Территория Юкон также расположена на северо-западе Канады. Индейские племена заселяли эти земли задолго до прихода европейцев. Поселок Old Crow известен тем, что в этом районе были найдены стоянки первобытных людей. Ученые предполагают, что это самые первые поселения людей в Северной Америке.

Коренное население в целом составляет всего только 4% от общей численности населения Канады, которая по экспертным оценкам на 2020 год насчитывает 37 021 000 человек. При этом индейское население страны представлено двумя группами: статусными и не статусными индейцами.

Статусные индейцы зарегистрированы и имеют соответствующие права и льготы. Положение не статусных индейцев не защищено правами и льготами, к которым могут относиться субсидии на образование и строительство жилья или медицинская страховка. В отличие от статусных индейцев, проживающих племенами в резервациях, не статусные индейцы живут преимущественно в городах и не состоят в племени.

Всего в Канаде насчитывается около 600 индейских общин, которые объединяются в племена и входят в 11 различных языковых семей. Современное общинное устройство отличается от устройства общин их предков. Заселенных резерваций в Канаде менее 900, хотя общая численность резерваций формально намного больше, а именно 2370. Интересно то, что и площадь, которую занимают индейские резервации, на самом деле невелика — 27,5 тыс. кв.км, в то время как площадь всей Канады 9 970 610 кв.км.

Такая драматическая ситуация является следствием двух исторически сложившихся путей взаимодействия европейцев с коренным населением: либо создания резерваций, либо ассимиляции с англичанами и французами. До прихода европейцев территории Скалистых гор, а также обширные прерии, где когда-то бродили стада бизонов, и которые составляют 75% пахотных земель Канады, были заселены индейскими племенами.

Индейцы Канады — самая многочисленная группа среди зарегистрированного аборигенного населения. Инуиты составляют лишь 5% всей численности коренных жителей. Однако есть и третья группа, относящаяся к аборигенам Канады, которая занимает срединное положение между инуитами и индейцами по своему количеству — это метисы, франкоязычные и англоязычные.

Эти три группы коренного населения сегодня носят в Канаде название «первые нации». Франко-канадцы и англо-канадцы составляют подавляющее большинство населения Канады. Благодаря их численному преимуществу в стране закреплено два государственных языка: английский и французский.

Период колонизации

Согласно историческим свидетельствам, первыми европейцами, начавшими освоение берегов Канады, были викинги. Первая деревня на Ньюфаундленде была создана викингами в 1100 году (некоторые источники указывают XI век). Однако о полноценных связях Канады с внешним миром можно говорить, начиная с XVI века.

Восточные побережья были провозглашены владениями Англии в 1497 году Джоном Каботом. Территории реки Св.Лаврентия и земли, где сегодня находятся Квебек и Монреаль, были объявлены собственностью Франции в 1535 году Жаком Картье. Первые колонии были французскими: в 1605 году основана европейская колония в Порт-Рояле, а в 1608 году Самюэлем де Шамплейном основан Квебек.


Период XVII–XIX веков в истории Канады — это сложный период военных конфликтов. На фоне очень непростых отношений с коренным населением на канадской территории столкнулись интересы Британии и Франции. Войны, которые велись в течение колониального периода, были войнами за господство двух колониальных государств, в то время как индейцы пытались отстоять свои земли и свои права.

В этих конфликтах нередко французы и индейские племена выступали союзниками, воюя против англичан. Тем не менее, в результате победы англичан в Четвёртой межколониальной войне 1754–1763 гг. все французские колонии в Канаде попали под власть Британии. Эта война также обычно упоминается как Война с французами и индейцами, Третья война с французами и индейцами или Франко-индейская война (англ. French and Indian War). Некоторые индейские племена, напротив, выступили на стороне британцев, и это еще больше мешало найти коренным народам единство.

Конфликты коренного населения и колонистов вспыхивали и позже. Долгое время западные земли Канады не были британскими колониями и индейцы жили на западе на правах самоуправления вместе с англо- и франкоязычными метисами. На эти земли приходили также индейцы с территорий США и оставались жить на равнинах.

Так поступили, например, сиу, пришедшие сюда в 1860–1870 гг. Поэтому, когда западные земли были включены в состав доминиона без согласия местного населения, это вызвало восстания метисов в Манитобе 1869–1872 годах («Восстание на Ред-Ривер») и метисов и индейцев в Саскачеване в 1885 году («Северо-Западное восстание»). Они были подавлены, но, видимо, оказали влияние на политику правительства: произошло постепенное уравнивание прав английского и французского языков на общегосударственном и региональном уровнях, признание языков коренных народов официальными на региональных уровнях, признание метисов как отдельного народа.

Канада обретала независимость постепенно. В 1931 году Вестминстерский статут предоставил Канаде политическую независимость от Великобритании и учредил союз суверенных наций под единой короной. В 1947 году был провозглашен равный Британии статус Канады в Содружестве Наций.

Иммиграция и демографическая ситуация

Волны иммиграции в Канаду возрастали во второй половине XIX века, на рубеже XIX и XX веков, а также после Второй мировой войны. После 1945 года в страну иммигрировали в основном выходцы из южной Европы, Азии, Южной Америки и островов Карибского моря.

На сегодняшний день иммиграционная политика Канады регулируется законом 1976 года, в который в 1993 году были внесены некоторые поправки. По статистике каждый шестой канадец родился в другой стране.

По численности населения столица Канады, названная в честь индейского племени утауэ, или Оттава, занимает только 5 место, после Торонто, Монреаля, Ванкувера и Калгари. Городское население значительно преобладает над сельским, почти в четыре раза его превышая. Уровень грамотности населения также высок: 97%. Средняя продолжительность жизни канадцев около 80 лет. Однако того же нельзя сказать о коренных народах, у которых этот показатель значительно ниже даже среди статусных индейцев.

В Канаде сложилась мультикультурная реальность, что является исторической спецификой страны. 40% населения крупнейшего канадского города Торонто родилось в других странах. Это самый многонациональный город мира по оценкам ООН.

Англоязычное и франкоязычное население страны распределено неравномерно. Так, 90% населения города Квебек считают родным языком французский. Провинция Квебек единственная официально признанная франкоязычная провинция в Канаде.

Этнический состав степной зоны страны наиболее сложен. Канадские прерии, исконная территория сарси, черноногих, ассинибойнов и других индейских племен, на протяжении многих лет заселяются непосредственно выходцами из европейских стран. На этой территории велик и процент иммигрантов славянского происхождения, украинцев, поляков и русских. Языком межэтнического общения чаще всего выступает английский в его канадском варианте.

Канада по сей день остается страной с высоким уровнем иммиграции. У этой популярности есть несколько причин:
• в Канаде действуют специальные программы иммиграции;
• плотность населения в Канаде невысока, в сравнении с ее обширными территориями;
• получение канадского гражданства не отменяет гражданства страны рождения, что фактически означает возможность двойного гражданства;
• население Канады относится к переселенцам дружелюбно и лояльно.

Первые народы

Первые народы населявшие Канаду

  • Главная
  • /
  • Канада
  • /

  • Первые народы

Коренные канадцы

Хотя Канада считается новой страной, ее история началась еще 20 000 лет назад, в конце 1-го ледникового периода. В то время еще существовал перешеек, соединяющий Сибирь и Аляску; сибирские охотники-кочевники перешли по этому мосту и стали первыми жителями Северной Америки, в течение следующих веков их потомки постепенно продвигались на юг. Во время археологических раскопок в бассейне реки Олд-Кроу (Old Crow) в Юконе были найдены инструменты, которые, как полагают ученые, относятся к этому периоду миграций. Сибирские кочевники были предками коренных жителей континента, которые разными путями приспосабливались к новым условиям жизни.

В XVI в. испанские и португальские купцы стали первыми европейцами, заключившими торговые соглашения с коренными жителями Америки, которых они называли «Indian» – индейцами, – ошибочно предполагая, что добрались до Индии. Это слово закрепилось, а к нему еще прибавилось и другое – «краснокожие». Так их стали называть британские переселенцы XVII в., когда встретили жителей Ньюфаундленда, которые красили себя красной охрой, чтобы отпугивать насекомых. Исконные жители севера тоже получили имя, которое им не нравилось – «эскимосы», что дословно означает «те, которые едят сырое мясо». Так что не удивительно, что современные вожди канадских коренных жителей отказались от этих имен в пользу других: приняты названия «коренные канадцы» или «Первые народы», но сами жители севера предпочитают, чтобы их называли инуитами (Inuit – означает «люди»). Среди коренного населения Канады есть еще и метисы, потомки смешанных браков коренных канадцев и франкоязычных европейских торговцев.

Ирокезы

Вдоль реки Св. Лаврентия и по берегам Великих озер обитали племена, говорящие на ирокезских языках, среди которых были могавки, гуроны и сенека. Люди этих племен занимались охотой и рыболовством, но также они выращивали бобы, тыквы, кабачки и кукурузу, которых вполне хватало, чтобы питаться целый год. Это позволяло им строить большие деревни, которые порой насчитывали по нескольку сотен жителей. Традиционное жилище ирокезов – длинный вигвам, построенный из стволов кедра в виде защитной арки и покрытый корой. Поселения ирокезов всегда были окружены высокими заборами, из заостренных кольев. Это было вполне оправданной предосторожностью, так как племена часто враждовали.

Жители равнин

Войны были обычным делом и на равнинах Манитобы и Саскачевана, где обитало самое крупное племя — племя «черноногих», жизнь которых зависела от буйволов: они ели их мясо, использовали шкуры для шитья одежды и укрытий, делали из костей инструменты. Сначала буйволов ловили с помощью хитроумных ловушек, собирая животных в стадо и загоняй их крутым скалам. Изначально лошади были неизвестны коренным жителям Америки, – самым крупным вьючным животным была собака, – но вначале XVI в. испанские конкистадоры, колонизировавшие Южную Америку, привезли сюда лошадей. Так лошадей стали использовать в Южной Америке и постепенно начали разводить и на равнинах Канады. Охотиться на буйволов стало намного проще, был обеспечен постоянный запас продовольствия, и племя стало активно развиваться в военном отношении, особое внимание уделяя воспитанию молодых воинов.

Очень важная для вас статья:  30 человек стали канадцами на домашнем льду Saskatoon Blades

Жители тихоокеанского побережья

Коренные жители тихоокеанского побережья были разделены на многочисленные маленькие племена, такие как тлингит и салиш. Океан был постоянным источником пищи, так что местным жителям не приходилось постоянно беспокоиться о «хлебе насущном»; у них появилось много интересных обычаев, часто устраивались празднества, на которых все племена старались перещеголять друг друга в изобилии даров и жертвоприношений. Жители этого региона были отличными резчиками по дереву, их самые известные произведения – тотемные столбы. Каждый такой столб отображал миф из религии племени.

Инуиты и жители северных лесов

Протянувшийся от Аляски до Гренландии, дальний север издавна был территорией инуитов, кочевых охотников, которые летом жили в кожаных шатрах, а зимой – в снежных иглу. Суровый климат Арктики и ограниченное количество пищи определили их образ жизни: они селились маленькими семейными кланами и собирались всем племенем только при определенных обстоятельствах, например, во время ежегодной миграции оленей. К югу от инуитов, через территорию современной Канады, обитали племена северных лесов, в том числе наскапи, чипевайран и кри. Эти племена тоже были кочевыми и выживали за счет охоты на тюленей, оленей, лососей и рыбалки. В племени очень уважали удачливых и умелых охотников, а о духовной жизни народа должен был заботится священник племени (шаман).

Проблемы коренных народов

С 60-х. гг. XX в. коренные народы Канады начали увереннее отстаивать свои права. Ключевым событием того времени стало создание Ассамблеи Первых народов, межплеменной организации, которая превратилась во влиятельного участника политической жизни страны. В 80-х гг. Ассамблея добилась большей степени самоуправления на своих землях и подняла вопрос о земельных правах, спонсируя ряд судебных процессов о вытеснении коренного населения с их территории. Ассамблея также участвовала в процессе образования Нунавута, нового региона инуитов, который появился в 1999г. на Северо-Западных территориях. Тем не менее по сравнению с белыми соотечественниками коренные жители Канады остаются бедными и ущемленными. На восстановление исторической несправедливости уйдут десятки лет, даже если политические силы будут готовы к решительным действиям.

Терминология

Для многих канадцев слова «эскимос» и «краснокожий индеец» или просто «индеец» неприемлемы. Они восходят к тем временам, когда белые доминировали в стране и угнетали коренное население. Термин «эскимос» был заменен другим: «инуит». Но вот с современной заменой термина «индеец» все не так просто. Некоторые предпочитают говорить «коренные жители», другие – «Первые народы». Все эти варианты допустимы, но лучше было бы обозначать конкретное название племени или сообщества, например, «ирокезы» или «кри».

Коренное население канады

Коренные канадцы

Хотя Канада считается новой страной, ее история началась еще 20 000 лет назад, в конце 1-го ледникового периода. В то время еще существовал перешеек, соединяющий Сибирь и Аляску; сибирские охотники-кочевники перешли по этому мосту и стали первыми жителями Северной Америки, в течение следующих веков их потомки постепенно продвигались на юг. Во время археологических раскопок в бассейне реки Олд-Кроу (Old Crow) в Юконе были найдены инструменты, которые, как полагают ученые, относятся к этому периоду миграций. Сибирские кочевники были предками коренных жителей континента, которые разными путями приспосабливались к новым условиям жизни.

В XVI в. испанские и португальские купцы стали первыми европейцами, заключившими торговые соглашения с коренными жителями Америки, которых они называли «Indian» – индейцами, – ошибочно предполагая, что добрались до Индии. Это слово закрепилось, а к нему еще прибавилось и другое – «краснокожие». Так их стали называть британские переселенцы XVII в., когда встретили жителей Ньюфаундленда, которые красили себя красной охрой, чтобы отпугивать насекомых.
конные жители севера тоже получили имя, которое им не нравилось – «эскимосы», что дословно означает «те, которые едят сырое мясо». Так что не удивительно, что современные вожди канадских коренных жителей отказались от этих имен в пользу других: приняты названия «коренные канадцы» или «Первые народы», но сами жители севера предпочитают, чтобы их называли инуитами (Inuit – означает «люди»). Среди коренного населения Канады есть еще и метисы, потомки смешанных браков коренных канадцев и франкоязычных европейских торговцев.

Ирокезы

Вдоль реки Св. Лаврентия и по берегам Великих озер обитали племена, говорящие на ирокезских языках, среди которых были могавки, гуроны и сенека. Люди этих племен занимались охотой и рыболовством, но также они выращивали бобы, тыквы, кабачки и кукурузу, которых вполне хватало, чтобы питаться целый год. Это позволяло им строить большие деревни, которые порой насчитывали по нескольку сотен жителей. Традиционное жилище ирокезов – длинный вигвам, построенный из стволов кедра в виде защитной арки и покрытый корой. Поселения ирокезов всегда были окружены высокими заборами, из заостренных кольев. Это было вполне оправданной предосторожностью, так как племена часто враждовали.

Жители равнин

Войны были обычным делом и на равнинах Манитобы и Саскачевана, где обитало самое крупное племя — племя «черноногих», жизнь которых зависела от буйволов: они ели их мясо, использовали шкуры для шитья одежды и укрытий, делали из костей инструменты.
ачала буйволов ловили с помощью хитроумных ловушек, собирая животных в стадо и загоняй их крутым скалам. Изначально лошади были неизвестны коренным жителям Америки, – самым крупным вьючным животным была собака, – но вначале XVI в. испанские конкистадоры, колонизировавшие Южную Америку, привезли сюда лошадей. Так лошадей стали использовать в Южной Америке и постепенно начали разводить и на равнинах Канады. Охотиться на буйволов стало намного проще, был обеспечен постоянный запас продовольствия, и племя стало активно развиваться в военном отношении, особое внимание уделяя воспитанию молодых воинов.

Жители тихоокеанского побережья

Коренные жители тихоокеанского побережья были разделены на многочисленные маленькие племена, такие как тлингит и салиш. Океан был постоянным источником пищи, так что местным жителям не приходилось постоянно беспокоиться о «хлебе насущном»; у них появилось много интересных обычаев, часто устраивались празднества, на которых все племена старались перещеголять друг друга в изобилии даров и жертвоприношений. Жители этого региона были отличными резчиками по дереву, их самые известные произведения – тотемные столбы. Каждый такой столб отображал миф из религии племени.

Инуиты и жители северных лесов

Протянувшийся от Аляски до Гренландии, дальний север издавна был территорией инуитов, кочевых охотников, которые летом жили в кожаных шатрах, а зимой – в снежных иглу.
ровый климат Арктики и ограниченное количество пищи определили их образ жизни: они селились маленькими семейными кланами и собирались всем племенем только при определенных обстоятельствах, например, во время ежегодной миграции оленей. К югу от инуитов, через территорию современной Канады, обитали племена северных лесов, в том числе наскапи, чипевайран и кри. Эти племена тоже были кочевыми и выживали за счет охоты на тюленей, оленей, лососей и рыбалки. В племени очень уважали удачливых и умелых охотников, а о духовной жизни народа должен был заботится священник племени (шаман).

Проблемы коренных народов

С 60-х. гг. XX в. коренные народы Канады начали увереннее отстаивать свои права. Ключевым событием того времени стало создание Ассамблеи Первых народов, межплеменной организации, которая превратилась во влиятельного участника политической жизни страны. В 80-х гг. Ассамблея добилась большей степени самоуправления на своих землях и подняла вопрос о земельных правах, спонсируя ряд судебных процессов о вытеснении коренного населения с их территории. Ассамблея также участвовала в процессе образования Нунавута, нового региона инуитов, который появился в 1999г. на Северо-Западных территориях. Тем не менее по сравнению с белыми соотечественниками коренные жители Канады остаются бедными и ущемленными. На восстановление исторической несправедливости уйдут десятки лет, даже если политические силы будут готовы к решительным действиям.

Терминология

Для многих канадцев слова «эскимос» и «краснокожий индеец» или просто «индеец» неприемлемы. Они восходят к тем временам, когда белые доминировали в стране и угнетали коренное население. Термин «эскимос» был заменен другим: «инуит». Но вот с современной заменой термина «индеец» все не так просто. Некоторые предпочитают говорить «коренные жители», другие – «Первые народы». Все эти варианты допустимы, но лучше было бы обозначать конкретное название племени или сообщества, например, «ирокезы» или «кри».

Демографическая ситуация

Канадцы – это нация с низкой рождаемостью. В среднем на каждую канадскую женщину приходится 1,6 ребенка. Смертность составляет 7,39 на 1000 человек, однако уровень младенческой смертности в стране считается одним из самых низких и составляет 5,08 смертей на 1000 живорождений. Средняя продолжительность жизни составляет 76 лет для мужчин и 83 года для женщин. Темпы роста населения в среднем ежегодно снижаются на 1,02 процента, несмотря на большое число иммигрирующих в эту страну.

Население Канады стареет. Самым быстрорастущим сегментом населения являются люди старше 65 лет, которые сейчас составляют 13 процентов населения. Между тем, 19% населения младше 15 лет.

Сегодня ведущие причины смерти среди канадцев – это дегенеративные заболевания. В 2007 году онкологические заболевания становились причиной около 30% всех смертей. Сердечнососудистые осложнения, включая болезни сердца и инсульты, были ответственны еще за 28% всех смертей.

Иммиграция

Канада всегда была известна как одна из лучших стран для иммиграции. Причина такой популярности — это мягкие иммиграционные правила. Кроме того, Канада считается одной из самых спокойных и развитых стран. Еще во времена рецессии, Канада, как правило, не изменяла своего отношения к приему новых репатриантов. На протяжении всей истории Канады иммиграционные квоты остаются неизменными.

Каждый год в Канаду в среднем пребывает 6,2 иммигрантов на 1000 человек. В Канаде проводится либеральная иммиграционная политика, поэтому двери государства распахнуты для беженцев и тех, кто просит у властей убежища или решает переехать сюда на постоянное место жительства.

География расселения

Несмотря на обширность территорий, 90 процентов населения Канады находится в 160 километрах от границы с США. За исключением некоторых общин, большая часть населения страны живет в городах. В 2015 году 75% канадцев проживали в крупных городах.

Этнический состав

Канадская нация этнически многообразна. Люди британского происхождения составляют 28% населения, в то время как французы — 23%. Остальные — европейцы: в основном, это выходцы из Восточной Европы. Их численность составляет чуть более 15%. Всего 2% американцев проживает на территории Канады. Около 6% населения делят между собой люди азиатского, арабского, африканского и латиноамериканского происхождения, а остальные 26% канадцев имеют смешанное происхождение.

Религия и культура

Канада разделилась почти поровну между протестантами и католиками. Существуют глубокие противоречия между англоязычными канадцы и представителями других религиозных конфессий, который проживают, в основном, неподалеку от провинции Квебек. Народ Квебека придерживается различных культур, а правительство принимает и даже поощряет усилия по сохранению самобытности провинции. Из-за этих разделений, нация имеет 2 основных официальных языка, английский и французский. Правительство также признает несколько индейских языков Америки. Однако напряженность в отношениях между английскими и французскими жителями привела к неоднократным усилиям националистов отколоться и сформировать свою собственную нацию. Дебаты по поводу независимости Квебека — наиболее серьезные с политической точки зрения. Они по-прежнему актуальны, поскольку по этому вопросу еще не вынесено окончательного решения.

Существуют и другие региональные и религиозные различия в Канаде, подобные различиям в Соединенных Штатах. Люди в приморских провинциях — Новая Шотландия, Нью-Брансуик и остров принца Эдуарда — имеют схожую культуру, исповедующуюся в регионе Новая Англия в США, в то время как западные регионы обеих стран также тесно связаны с сельским хозяйством и фермерством.

Коренные жители Канады

Канада является домом для разнообразной группы индейских племен. Большинство индейцев живет в Канаде. Прежде всего, это инуиты и метисы. Согласно Закону о Конституции Канады 1982 года, есть три основных группы коренного населения, которые официально признаны правительством. Помимо инуитов и метисов сюда входят представители коренных народов.

Более 600 000 канадцев считают себя частью первого племени Наций. Более 70 языков составляют лингвистический мир первого племени Наций. Первый флаг Объединенных Наций – это традиционный канадский флаг. Некогда на нем изображались три полосы, две красные по бокам, и одна белая посередине с портретом индейского вождя.

Около 45 000 канадцы идентифицируют себя как часть племени инуитов. Недавно канадское правительство стало признавать инуитов, строя учебные заведения в местах их проживания. Однако по-прежнему инуиты не могут претендовать на договорные льготы по Закону об индейцах.

Порядка 292 000 человек отождествляют себя как часть племени метисов в Канаде. Эти люди не любят, когда их называют аборигенами. Внутри племени используются два основных языка – смешанный французский и наречие метисов.

Население Канады: прогнозы

Сегодня темпы роста населения Канады является самыми высокими среди стран G8. Международная миграция была и остается основным источником роста населения Канады. С 1993 года и по настоящее время иммиграция составляет две трети прироста населения. Независимо от будущего уровня иммиграции, лояльная политика правительства будет продолжать создавать благодатную почву для роста иммигрантов – выходцев из неевропейских источников.

Население Канады, особенно в его высоко урбанизированной территории, как ожидается, увеличится в его этническом и культурном многообразии. Согласно последним демографическим прогнозам бюро статистики Канады, население, как ожидается, увеличится в ближайшие 50 лет, с 35,2 млн. в 2013 году до 40,0 млн. (при неблагоприятном развитии) и 63,5 млн. (в случае благоприятного развития событий).

Современное положение индейцев и эскимосов Канады

Современное индейское население Канады представляет собой остатки некогда многочисленных племен, говоривших на языках нескольких лингвистических групп (алгонкинской, атапаскской, ирокезской, сиу, селиш и др.). Значительная часть коренного населения Канады, предположительно насчитывавшего ко времени открытия Америки до 220 тыс. человек 3 , вымерла или была уничтожена в период колонизации. Исчезли, например, беотуки Ньюфаундленда, целый ряд племен, живших по берегам Великих озер и на Юконе. Численность индейцев в 1951 г. составляла 155 874^.

По данным переписи отдела по индейским делам Департамента гражданства и иммиграции, проведенной в 1955 году, «количество лиц, считавшихся индейцами и подлежащих специальному индейскому законодательству», равнялось 151 588 человек 5 . Разница с цифрой индейского населения Канады, данной в переписи 1951 г., объясняется тем, что в последнюю были

включены канадцы, имевшие среди своих предков индейцев, но уже ассимилировавшиеся среди окружающего неиндейского населения.


Численность индейского населения по отдельным районам, согласно’ука- занным двум переписям, следующая:

Если для провинции Онтарио, территории Юкон и Северо-западных территорий показатели двух переписей почти совпадают, то в цифрах численности индейцев в степных провинциях, Британской Колумбии и Квебеке наблюдаются значительные расхождения.

Различия в данных не могут быть объяснены сроками переписи, а определяются прежде всего указанными выше разными подходами к определению, кого считать индейцем. Сопоставление же результатов этих переписей дает некоторое представление об этнических процессах, происходящих среди индейского населения в различных провинциях страны. Например, сильное сокращение численности индейцев в степных провинциях и, хотя и незначительное — в Онтарио, по переписи 1955 года по сравнению с 1951 годом, может свидетельствовать о двух процессах: о естественной убыли индейского населения или о более интенсивной ассимиляции -его в этих провинциях по сравнению с Британской Колумбией и Квебеком, в которых индейцы действительно более изолированы от окружающего неиндейского населения.

Значительную часть индейского населения Канады составляют метисы, особенно в южных степных и восточных провинциях. Но даже и в таких, сравнительно изолированных частях страны, как бассейны рек Юкона и Макензи, центральный и восточный Лабрадор, среди предков большинства индейцев имеются европейцы (скупщики пушнины, трапперы, рыбаки и др.). Процесс ^метисации за последнее время происходит значительно медленнее.

Большая часть канадских аборигенов размещена по резервациям (называемым в Канаде резервами), которые отводились им после экспроприации их земельных угодий канадским правительством, оформлявшейся в форме «договоров» с индейцами.

В Канаде насчитывается 2223 резервации, размеры которых сокращаются из года в год. Индейцы Юкона, Северо-Западных территорий и Лабрадора еще не помещены в резервации, но в связи с освоением канадского севера здесь также происходят процессы заселения индейских земель белыми, ограничения их охотничьих угодий, в конечном счете ведущие к поселению в резервации. Общая площадь резерваций в 1951 г. равнялась 5800 тыс. акрам, из них обрабатывалось 35 тыс. акров.

В Канаде в 1941 г. из 136 тыс. индейцев 1 насчитывалось 40 047 человек самодеятельного населения. Из них 20 тыс. были заняты звероловством, рыболовством и на лесозаготовках, свыше 11 тыс. —в сельском хозяйстве, 2 тыс. — в обрабатывающей промышленности, 1062 человека — на строительстве, около 3 тыс. —в обслуживании, 239— в горнодобывающей промышленности и 94 человека — в электропромышленности 2 .

По характеру современного состояния и основным занятиям индейцы Канады могут быть разбиты на три большие группы: 1) индейцы северной лесной и тундровой частей Канады; 2) индейцы Британской Колумбии; 3) индейцы юга степных и восточных провинций страны.

Индейцы и эскимосы Северной Канады

По обширной территории канадского севера разбросаны мелкие группы атапаскских и алгонкинских племен 3 ; численность отдельных групп в редких случаях достигает тысячи человек. До сих пор они ведут кочевую жизнь охотников и звероловов, в летние месяцы занимаются рыболовством. Это наиболее отсталая и бедствующая часть аборигенов Канады.

В бассейне рек Юкона и Макензи живут охотой остатки атапаскских племен. Наиболее многочисленны из них чайпеваи, насчитывающие около тысячи человек. Они охотятся в окрестностях оз. Фон-дю-Лака и Форт- Резольюшен и зависят от торговых лавок в Форт-Чипевайан и Форт-Ре- зольюшен. С чайпевайями слились остатки (около 150) племени тацано- тинов («желтые ножи»), которые также сдают меха в Форт-Резольюшен. Индейцы племени тлингчадинов («собачьи ребра») слились с остатками племени этчаотинов («невольников») и образовали две группы общей численностью в 750 человек. Одна из них охотится между оз. Ла-Мартром и р. Макензи, другая — в районе Большого Невольничьего озера. Они связаны с Форт-Резольюшен и с Форт-Норманом на р. Макензи. Небольшая группа этчаотинов охотится самостоятельно в верховьях р. Лайарда и сдает пушнину в Форт-Нельсон, где они постоянно тесно общаются с алгонкинским племенем кри. Этчаотины считают индейцев кри лучшими мастерами охотничьих амулетов. В районе Большого Медвежьего озера охотятся каучодины («зайцы») в количестве около 750 человек, среди них особенно много метисов. В бассейне Юкона живут остатки (около 700 человек) некогда многочисленных кучинов (люше) 4 . Кучины особенно пострадали во время клондайкской «золотой лихорадки», начавшейся в 1896 г., когда было истреблено или погибло от голода более трех четвертей всего состава этой группы племен 5 . Не менее, чем кучины, пострадали от нее и индейцы нахани, живущие южнее кучинов. Двумя группами (100 и 160 человек) они зимой охотятся в горах, летом спускаются в торговые посты на р. Юконе. Соседями нахани с юга являются секани (160 человек), охотящиеся в верховьях рек Мирной (Пис-Ривера) и Лайарда. Одни из них связаны с торговым постом в Форт-Грейам, другие — в Форт-Мак-Лауд. Последний был основан на их территории в 1905 г. Это была первая база эксплуатации индейцев, приведшей к быстрому исчезнованию племени секани.

Все эти группы индейцев еще не поселены в резервации, но находятся в экономической зависимости от определенного торгового поста Компании

Гудзонова залива, держащей в постоянной долговой кабале индейских охотников.

Более южная группа атапасков севера Канады, остатки племени «бобров» (около 600 человек), уже поселена в резервации по р. Мирной. Они занимаются немного коневодством, зимой промышляют пушного зверя.

На р. Мирной в Форт-Мак-Ферсон расположено становище индейцев племени кучинов (около 300 человек).

На востоке от атапаскских групп кочуют племена охотников и звероловов алгонкинской группы: кри, монтанье, наскапи и собственно алгонкины. Кри сильно смешались с соседними группами племен атапасков на западе от Гудзонова залива и с алгонкинами в провинции Квебек. Небольшая группа кри живет в резервации черноногих и ведет кочевую жизнь охотников и звероловов. Одной группе отведена резервация на р. Морисе в Квебеке, но этот акт пока что не привел их к оседлости. Каждая охотничья группа кри связана с определенным торговым постом, ближайшим к месту ее кочевья.

Группы алгонкинских племен, расселенных к югу и востоку от кри, находятся в настоящее время на различных этапах прикрепления к резервациям и перехода к оседлой жизни. Дальше всего процесс зашел у собственно алгоикинов (соседи кри с юга), которые в основном уже закреплены за резервациями (одна — в Онтарио, три — в Квебеке). Индейцы одной из них (Ривер-Дезерт в провинции Квебек), численностью 742 человека, живут полностью оседло 1 . В других резервациях большая часть индейцев осела, но меньшинство продолжает кочевать; например, в резервации Темискамин из 314 человек три четверти оседлы, остальные кочуют. Около оОО человек еще совсем не связаны с резервациями.

Подобный же процесс закрепления за резервациями и перехода к оседлой жизни происходит в настоящее время и на востоке провинции Квебек среди монтанье и ближайших к ним наскапи, с которыми они сильно смешались. Им отведено здесь четыре резервации, но в самой большой из них, Пуэнт-Блё, из 1045 человек осела только половина, другая — кочует. Аналогичная картина наблюдается и в других резервациях: часть индейцев оседает, часть охотится и только летом приезжает сдавать пушнин и закупать нужные товары.

Осевшие индейцы работают на сезонных сельскохозяйственных работах, на лесозаготовках, в промышленности, служат гидами для прибывающих в их районы туристов, некоторые группы возделывают небольшие огороды. У многих индейцев в качестве сезонного занятия сохранился также промысел пушного зверя, но семьи их круглый год живут в резервации. Кочевые соплеменники называют их «индейцами торгового поста».

От белых трапперов осевшие индейцы отличаются тем, что ведут менее хищническую охоту 2 , меньше применяют капканов: белые звероловы ставят 100—200 капканов, а индейцы — от 20 до 60, хотя некоторые и имеют их свыше ста. Индейцы обычно охотятся небольшими коллективами, состоящими из охотников двух-трех семей; в этом можно видеть сохранение коллективных форм охоты. Коллективное начало проявляется также в распределении добычи между охотниками группы в соответствии с числом членов семьи каждого охотника и его долгом в лавке компании 3 . В пище индейцев, наряду с покупными продуктами — мукой и жиром, в большей степени используются лесные плоды; привозное продовольствие дополняется рыбой, которую ловят женщины, остающиеся в селениях.

Наскапи северного и восточного Лабрадора еще не расселены по резервациям. Отдельные группы кочевых охотников различаются по местам их постоянных летних стоянок. Одна группа (144 человека) живет в устье р. Мингана,другая(158человек)—на р. Наташкуане,третья (ISO человек)— на р. Ромене и т. д. Небольшая группа (191 человек) разбивает лагерь в Форт-Чимо.Как и атапаскские племена, они живут зверолорством, охотой на мясного зверя и рыбной ловлей. У них в большой степени сохранились коллективные начала и в промысле, и особенно в охоте. Однако последняя становится ненадежным источником существования, так как крупной дичи теперь мало.

На протяжении всей истории меховой торговли скупщики^мехов стремились создать из индейцев кадры звероловов, закабаленных пушными компаниями. Всеми способами они заставляли индейцев как можно больше промышлять пушного зверя в ущерб мясной охоте. И чем меньше индейцы охотились на мясного зверя, тем больше они попадали в зависимость от скупщиков мехов, покупавших дорогую пушнину по столь низким ценам, что индейцы оказывались в вечном долгу у них.

Исследователь наскапи В. Таннер образно охарактеризовал положение индейцев-звероловов: «С небольшим преувеличением можно сказать, что индейский зверолов превращается в мыслящую охотничью собаку скупщика мехов, жизнь которой поддерживается только ради мехов» 1 . В провинции Квебек из 2900 охотников две трети — ивдейцы и эскимосы. Несколько больше звероловов-белых на Северо-Западных территориях, но и здесь они составляют меньшинство и промысел их дает лишь 20% всей добываемой здесь пушнины.

Почти все время охотников уходит теперь на расстановку капканов и их проверку, для охоты на мясную дичь остается мало времени; стада оленей не только чрезвычайно сократились, но и изменили пути своих миграций и не всегда появляются в районе охоты той или иной индейской группы. Например, в 1951—1952 гг. олени карибу не появлялись на землях этчаотинов 2 . В подобных случаях индейцы стремятся восполнить недостаток пищи охотой на зайцев, птицу и рыбной ловлей. Но иэто ненадежный источник существования, так как бывают годы «неурожая» зайцев. Хотя за последние 50 лет, в связи с сокращением охоты на мясного зверя, мука заменила мясо как основу питания, а лярд — жир животных, однако индейцы в редких случаях в состоянии полностью обеспечить себя привозными продуктами. Уменьшение количества пушного зверя, чрезвычайнонизкие цены на меха и высокие «компанейские» цены на нужные ивдей- цам товары привели индейцев в состояние вымирающего от голода и болезней народа, о чем пишут почти все исследователи канадского севера 3 . Компания Гудзонова залива платила индейцам одну двадцатую часть стоимости добытых ими мехов, выплачивая эту стоимость в товарах, цены на которые она устанавливала по своему усмотрению 4 . Страшные голодовки индейцев^ от которых вымирают целые группы, настолько частое явление, что выработалась даже особая система знаков бедствия, расставляемых на лесных тропах: «Гибнем от голода», «Осталось еды на два дня» и др.

Создавшееся положение вынудило канадское правительство принять некоторые меры по оказанию помощи индейцам: голодающим стали выдавать пособие в размере 1 фунта муки на душу в день. В области р. Макензи в провинции Квебек организованы заказники на охотничьи угодья, охота в пределах которых разрешена только индейцам; вводятся меры по охране зверя и значительные ограничения охоты белых трапперов.

Мероприятия по улучшению положения индейцев, как отмечают исследователи, пока не дали ощутимых результатов. Одной из главных причин тяжелого положения индейцев является ничем не ограниченная эксплуатация индейских звероловов пушными компаниями, монопольное положение среди которых занимает Компания Гудзонова залива. На севере Канады везде, где водится пушной зверь, разбросаны торговые посты компании, которых насчитывается свыше 300. Каждый охотник-зверолов опутан сетями долговых обязательств компании. Индейцы-охотники полностью подчинены ей: правительственные чиновники на местах не вмешиваются в дела компании. Такое положение именуется «политикой свободного предпринимательства», которая, как указывает один из исследователей канадского севера, и привела туземцев к моральной и физической деградации. По его мнению, для исправления создавшегося положения необходимо изменить основы торговли с индейцами. «Торговля, — пишет он,— должна находиться под строгим контролем. Ценына пушнину должны быть справедливыми, так же как и на товары, нужные индейцам. Долговую систему нужно уничтожить» 1 .

К лету индейцы съезжаются для сдачи пушнины в поселки. Постоянными жителями этих поселков является пришлое белое население: миссионеры, скупщики пушнины, полицейские, белые звероловы, а также осевшие индейцы. Многие из поселков выросли из пунктов по скупке мехов. За последние годы в этих поселках появились новые фигуры — радиста и метеоролога. Многие из северных поселений стали городками — центрами горнодобывающей и лесной промышленности. Таковы Te-Пас, Флинфлон, Йеллоунайф, Черчилль и др. За последние годы возникло много новых военных и горняцких поселков. Конторы по скупке пушнины и магазины Компании Гудзонова залива, католическая или англиканская миссия, а чаще всего обе, школа, госпиталь и полицейский пост являются непременными учреждениями северных поселений Канады. Индейцы селятся на их окраине, в своеобразном гетто, многие имеют здесь постоянные хибарки, служащие им вторым жилищем, другие разбивают брезентовые палатки, в которых нередко живут и зимой на охотничьих стойбищах. Индейцы проводят здесь все лето, питаясь почти исключительно рыбой и поставляя ее местному неиндейскому населению. Индейцы Юкона (обитающие близ Даусона) изобрели своеобразное рыболовное колесо с лопастями и черпаками, которое ставится в воду у берега и, вращаемое течением, время от времени зачерпывает лосося. Улов продают в Даусоне.

В летние месяцы многие индейские группы работают по доставке торговых грузов Компании Гудзонова залива во внутренние части страны. Тяжелый труд по транспортировке товаров в условиях тайги оплачивается продуктами и товарами из лавок компании, по расценкам, устанавливаемым самой компанией.

В быту таежных охотников хотя и сохраняется много от старой культуры, однако они прекрасно умеют обращаться с ружьем, ценят преимущества стальных капканов и брезентовых лодок, железных и медных котлов перед самодельными орудиями и утварью; к берестяной посуде возвращаются в случае поломки медного или железного котла и невозможности заменить его новым. Зачастую, однако, бедность заставляет индейцев употреблять менее приспособленные к условиям Севера фабричные изделия вместо своих: вместо теплых палаток из оленьих шкур жить в полотняных палатках с железной печкой 1 , но в этих палатках с печкой все же холоднее, чем в старом «типи».

Готовая одежда, приобретаемая в лавках Компании Гудзонова залива, недостаточно теплая и не приспособленная для условий Арктики, все более вытесняет туземную одежду. Наиболее устойчивым элементом национальной одежды индейцев является обувь — мокассины. До сих пор еще охотничьи племена Канады пе только не употребляют сами фабричной обуви, но шьют мокассины для продажи канадцам, которые охотно носят их на Севере.

В общественной жизни охотничьих племен сохраняются еще некоторые черты старых родовых отношений 2 . Хотя все группы северных охотников попали под влияние различных религиозных миссий и считаются формально христианами, однако в их религиозных представлениях сохраняется много дохристианских анимистических и тотемистических представлений. Наиболее живуче представление о сверхъестественной силе «накань». Соблюдается множество табу, связанных с охотой. Еще в 1954 г. был отмечен 3 у этчаотинов обряд погребения на деревьях, практиковавшийся, однако, только в отношении некрещенных детей. Около могил развешивались личные вещи умершего: чашки, тарелки, детский горшок, одежда и даже ружье, если оно не было завещано. Сохранилась вера в силу амулетов, но отмечается отмирание представления о духах личных покровителях. Мак Ниш, исследовавший религиозные представления этчаотинов, отмечает, что в 1954 г. в изучавшейся им общине никто из молодых и среднего возраста индейцев не имел духа-покровителя, лишь несколько человек старше 55 лет еще верили в покровительство этих духов 1 .

За последнее десятилетие, в связи с освоением канадского севера,все большее число живущих здесь аборигенов вовлекается в промышленность и строительство. Через тундры, где кочуют индейцы наскапи, прошла железнодорожная линия к заливу Унгава, строятся аэродромы. Все дальше яа север продвигаются горпоразработки и целлюлозно-бумажные предприятия. Индейцы начинают работать на них. В лесопильной компании «Абитиби», например, в 1954 г. из 291 рабочего 92 были индейцами 2 . Но переход индейцев от первобытно-общинных еще в основном отношений к условиям эксплуатации на капиталистических предприятиях совершается чрезвычайно болезненно. Эта эксплуатация носит колониальный характер, индейский труд считается наиболее дешевым. Индейцы не организованы в профсоюзы для защиты своих прав. В то же время они с трудом привыкают к размеренности рабочего дня, к требованиям приходить на работу в определенный час. Их здоровье, подорванное частыми голодовками, болезнями и алкоголем, принесенными к ним европейцами вместе с меховой торговлей, не всегда выдерживает напряженность труда на капиталистических предприятиях. Но неизбежная пролетаризация индейцев, несомненно, поведет к быстрой и коренной ломке их старого бытового уклада и их мировоззрения.

В аналогичных условиях живут эскимосы 3 , являющиеся непосредственными соседями атапаскских и алгонкинских племен с Севера. Поселения эскимосов разбросаны на всем протяжении северного побережья ‘ Канады, от границы с Аляской до западного берега Ньюфаундленда. Проникновение к ним пушных торговцев вызвало те же изменения в экономике и быту, что и у указанных индейцев: вытеснение охоты на морских животных товарным пушным промыслом; замена местных орудий, оружия и утвари товарами фабричного производства; почти исчезли каяк и умиак, как средство транспорта, у богатых эскимосов появились моторные лодки; меховую одежду вытесняет одежда из фабричных тканей, кожаную палатку — парусиновая; мясную пищу — мучная. Все эти новшества оказались гибельными для эскимосов, потому что они были связаны с колониальной эксплуатацией, приведшей к катастрофическому ухудшению жизненных условий этого народа. Известныйэтнограф Канады Д. Дженнесеще в 1932 г. писал поэтому поводу следующее:*«Если тюленье мясо укрепляло здоровье охотника и траппера, то питание, состоящее из мучных лепешек (баннок) и чая, фактически означает голодание. В большей части Арктики эскимосы теперь хуже одеты, хуже питаются, чем в дни их изоляции» 1 . Это вызвало широкое распространение туберкулеза и других болезней и чрезвычайно высокую смертность среди эскимосов. По приблизительным подсчетам, численность канадских эскимосов в доколонизационный период определяется в 22,5 тыс. человек; согласно переписи 1951 г. их насчитывалось только 9733 человека.

С 1935 г. правительство принимает меры к введению среди эскимосов оленеводства. В устье р. Макензи создана оленеводческая станция, где эскимосская молодежь обучается уходу за оленями. Однако оленеводство плохо усваивается эскимосами, исследователи канадского севера отмечают равнодушие их к этому занятию.

За последние годы наблюдается использование эскимосов в транспорте и на строительстве промышленных и военных сооружений на далеком севере Канады. Однако промышленное освоение районов расселения эскимосов влечет за собой ухудшение их общего положения и болезненную ломку их бытового уклада.

Почему же после «патриации» канадской конституции понадобилось ежегодно собирать новые конституционные конференции, разрабатывать текст поправок, касающихся коренного населения? Почему проблема коренных народов, составляющих всего 2 % всех жителей Канады, так много лет не сходит со страниц канадской и иностранной печати, с повестки дня парламента страны и международных форумов?

Специфика этой проблемы, выделяющая ее из многих других этнических вопросов, в том, что индейцы и эскимосы — не просто небольшая составная часть канадской этнической мозаики. Они — представители совершенно иного общества с уникальным образом жизни и системой ценностей. И это общество имеет со всех точек зрения, в том числе и господствующей в Канаде буржуазно-демократической, неотъемлемое право на свободное развитие в стране, где оно зародилось. Вместе с тем привычная риторика о правах человека и свободах, характерная для канадских средств массовой информации и политических деятелей, опровергается широко известными фактами политической, экономической и социальной дискриминации коренного населения страны. Принятое горделивое определение франкоканадцев и англоканадцев как «народов-основателей» противоречит тому очевидному факту, что первыми Канаду заселили и освоили все-таки ее коренные народы. И этот эмоциональный подтекст вопроса о правах аборигенов не следует преуменьшать: нищета и социальная неустроенность коренных народов Канады бьют в глаза сильнее, чем аналогичные явления в среде тех или иных групп иммигрантов.

К коренным народам в Канаде относятся три группы населения страны: 1) представители многочисленных индейских племен, говорящие на 58 языках десяти не связанных друг с другом языковых групп; 2) индейско-европей-ские метисы — в основном потомки от браков англичан и французов с индейскими женщинами в период первоначального освоения канадского Запада и Севера в прошлом веке; 3) эскимосы заселяющие побережье и острова Ледовитого океана. Эскимосы не родственны индейцам и по языку, культуре и внешнему облику ближе к нашим чукчам; с Чукотки они и пришли в Америку примерно 5 тыс. лет назад (тогда как индейцы переселились в Америку несколькими волнами из Азии, также через Чукотку, 25—30 тыс. лет назад).

Численность индейцев в Канаде составляет около 400 тыс. чел., зарегистрированных переписью метисов — 100 тыс. (по другим, оценочным данным, их фактическая численность достигает 1 млн чел.), эскимосов — 25 тыс. Таким образом, коренные народы составляют, по переписи 1981 г., всего 2 % населения страны (вследствие очень высокой рождаемости среди коренных жителей их доля быстро растет: в 1961 г. она составляла 1,2 %, в 1971 г.— 1,5 %). Однако доля коренных жителей в населении канадского Запада и особенно малозаселенного Севера гораздо выше, и примерно на половине территории страны они составляют большинство жителей. Причем чем севернее, тем доля аборигенов выше.

В провинции Альберта, например, проживает 60 тыс. индейцев, а также 12 тыс. метисов. В сумме это 3 % жителей провинции; в северных ее округах их доля составляет 15 %. Далее на север, на федеральных Северо-Западных территориях, занимающих треть площади всей Канады, проживает около 10 тыс. индейцев, около 3 тыс. метисов и 16 тыс. эскимосов (остальные канадские эскимосы живут главным образом на полуострове Лабрадор, территория которого разделена между провинциями Квебек и Ньюфаундленд) . Вместе они составляют 60 % населения Северо-Западных территорий. В самом северном округе этих территорий, занимающем арктические острова, доля эскимосов превышает 80 %.
В настоящее время слово «эскимос» в Канаде не употребляется (считается оскорбительным: на одном из индейских языков оно означает «тот, кто ест сырое мясо»). По требованию эскимосских организаций в конституции, официальных документах и прессе их называют «инуит» (в единственном числе—«инук»), что означает на языке канадских и гренландских эскимосов просто «человек». Индейцев часто называют «америндейцами» или по самоназваниям отдельных племен (например, атапасков, составляющих большинство индейского населения Севера, сейчас принято называть «народ дене»; близко родственных друг другу наскапи и монтанье — «народ инну»). Поскольку в русском употреблении слова «эскимос» нет ничего уничижительного, полагаем допустимым дальнейшее применение этого более привычного читателю термина.
В отличие от коренных народов советской Сибири и Севера, сохранивших знание родного языка (благодаря развитию в годы Советской власти сети национальных школ с обучением на их родных языках), большинство канадских индейцев вследствие ассимиляторской политики властей (преподавание на индейских языках почти не ведется; практически нет соответствующих учебников и т. д.) не владеют родными языками и перешли на английский или французский (в провинции Квебек). По переписи 1981 г., индейскими языками владели лишь 30 % «чистокровных» индейцев Канады, а пользовались этими языками в быту всего лишь 20 %. Более изолированно живущие эскимосы в своем большинстве сохранили родной язык (6 сходных между собой диалектов) и пользуются особой слоговой письменностью, похожей на геометрические фигуры, на которой издаются официальные документы и периодические журналы.

Коренное население Канады


Канада одна из самых больших стран мира по территории (второе место после России), она занимает практически половину Североамериканского континента. Благодаря своему билингвизму (распространены французский и английский языки), культура Канады имеет отличительные черты, как французской, так и английской культурной традиции, в дополнение к исконной культуре североамериканских индейцев, сформировав свою собственную уникальную культуру.

Коренное население Канады

Предки коренных жителей Северной Америки – индейцев и эскимосов – как предполагают, пришли 30–40 тыс. лет назад из Азии по сухопутному мосту, существовавшему на месте Берингово пролива. Самые древние предметы, сделанные св. 25 тыс. лет назад, обнаружены в западной части Северной Америки, на территории США и Южной Канады. К началу европейской колонизации на континенте жило более 1 млн. индейцев, в т.ч. на территории будущей Канады – от 220 до 350 тыс. В пределах Канады в 16–17 вв. сложилось несколько культурно-хозяйственных типов коренного населения.

На западном побережье Тихого океана жили оседлые племена индейцев – тлинкиты, хайда, цимшианы, нутка, квакиютль, береговые селиши и инуки. Они жили в больших поселках, строили из дерева дома и тотемные столбы, сооружали большие морские каноэ, на которых ловили рыбу. В канадских прериях кочевали охотники за бизонами – индейский народ группы алконкинов кри, ассинобойя и др. В канадских лесах востока и севера обитали лесные охотники (племена атапасков, алгонкинов, лесных селишей). Они добывали пушного зверя и кленовый сок, собирали дикий рис, изготовляли из дерева жилища и каноэ. Индейцы, поселившиеся в районе Великих озер, занимались земледелием. Здесь сложились племенные объединения: Лига ирокезов (существовала с начала 16 в. и объединяла гуронов, могауков, сенека, онейда, онондага, кайюга и тобакко), Союз гуронов (4 племени), Союз «нейтральных» и т.д. Индейцы озер жили деревнями, в больших длинных домах, выращивали маис, бобы и тыкву, занимались охотой и торговлей.

Государственное устройство

Государственное устройство в Канаде – конституционная монархия. Конституционная власть осуществляется парламентом. Номинальный глава государства – британский монарх (королева Британии), представленный генерал-губернатором. Фактическая власть сосредоточена в руках премьер-министра (исполнительная власть), возглавляющего правительство и вооруженные силы. Управление страной осуществляется на трёх уровнях: федеральном, провинциальном и муниципальном. Высший законодательный орган – двухпалатный парламент (палата общин и сенат). В каждой провинции имеется свое законодательное собрание и правительство. Решение основной массы социальных вопросов, таких, как пособия, выдача кредитов на оплату высшего образования, медицинское обслуживание, правосудие, находится в ведении провинций. Муниципальные правительства ведают вопросами благоустройства, школьного образования, общественного транспорта, вывоза мусора и т.п.

История

Ученые считают, что коренное население Канады пришло сюда 30 тысяч лет назад из Азии, по существовавшему в то время перешейку, соединявшему Аляску и Сибирь. Кто-то из первых переселенцев остался на северных территориях, кто-то продолжал продвигаться на юг. Коренными жителями территорий — аборигенами — являются индейцы в южной части и эскимосы в северной. Когда первые европейцы прибыли в Канаду, она уже была заселена многочисленными племенами индейцев.

Самое раннее открытие Нового Света было осуществлено викингами. В 985 году н.э. моряки, которые переплывали из Исландии в Гренландию, были отнесены ветром значительно дальше на запад от их курса и заметили берег Лабрадора и Ньюфаундленда. Рассказы о лесах на незнакомом новом берегу подтолкнули викингов на новые путешествия из Гренландии, где не хватало древесины. Однако это были эпизодические контакты европейцев с коренным населением Канады. Реальная история отношений началась 600 лет спустя.

Культура

Разнообразие является наиболее характерной чертой культуры Канады, что естественно для такой большой страны с относительно малым населением, которое делится на многочисленные группы по территориальному и этническому признаку.

Французы и британцы. Великобритания завоевала Новую Францию, французскую колонию, располагавшуюся на берегах реки Св. Лаврентия в 1760. Однако в Квебеке и Акадии (части Приморских провинций) французский язык и французские традиции сохранялись и даже развивались, чему немало способствовало влияние Римско-католической церкви. С другой стороны, англоязычные иммигранты (лоялисты из США) после победы Американской революции обосновались в колониях Верхняя Канада (позднее Онтарио) и Нью-Брансуик. Они привнесли с собой элементы американской культуры; эти элементы смешались с британской культурой, носителями которой были многочисленные иммигранты, покинувшие Англию в конце наполеоновских войн. Эти два источника дали начало особой культуре англоязычной Канады, которая связана с американской и британской, но имеет свои характерные особенности.

В 1867, когда была создана Конфедерация колоний Онтарио, Квебек, Нью-Брансвик и Новая Шотландия, возникло новое государство Канада; в нем сосуществовало два народа, каждый со своей культурой. Временами эти культурные различия приобретали политическое звучание, и в 1960–1970-х годах в Квебеке возникло сильное сепаратистское движение. Как ни парадоксально, тенденция к отделению Квебека привела к тому, что обе основные этнические группы Канады стали проявлять большой интерес к литературе и культурным традициям друг друга. Хотя этот взаимный интерес не привел к слиянию двух канадских культур, но постепенно канадцы пришли к осознанию того, что при всем своем внешнем несходстве, английская и французская культура в Канаде имеют много общего; в формировании их облика значительную роль играло воздействие окружающей среды, а также общее для обеих культур стремление сохранить свою индивидуальность под давлением могущественного соседа – Соединенных Штатов.

КОРЕННЫЕ НАРОДЫ ЧЕРЕПАШЬЕГО ОСТРОВА

Правовое положение коренных народов Канады опирается на две фундаментальные основы: это договорное право (treaty rights) и туземное право (aboriginal rights). Оба были введены в конституцию Канады в 1982 году с уточнением, что коренные народы, на которых распространяются указанные права, – это индейцы, эскимосы и метисы (metis – народ, образовавшийся в результате смешения французов и индейцев кри, имеющий своеобразную культуру и ясно сознающий свою индивидуальность, районы проживания которого – провинции Манитоба, Саскачеван, Альберта, а также Северо-Западная Территория). Причем ни в конституции, ни в актах нижнего уровня эти права не определены точно, что делает возможным – особенно когда речь идет о правах туземцев – всевозможные продолжающиеся поныне юридические спекуляции в системе англо-американского обычного права (common law) и судебных прецедентов. Дважды делались попытки дать этим правам определение в тексте самой конституции, но в обоих случаях дело запуталось из-за того, что заодно с проблемами туземцев пытались решить и вопросы национальных прав французов Квебека. Последний раз это произошло в 1991 году, когда изменение конституции провалилось на народном голосовании. Причиной тому была неприязнь англо-канадцев скорее к франко-канадцам, нежели к коренным народам.

Прежде чем взяться конкретно анализировать правовое состояние туземцев, еще некоторые основные понятия и цифровые данные (по состоянию на 1991 год). Всего туземцев в Канаде 1,2 миллиона, что составляет 4,3% населения страны. В численном отношении – эскимосов 50 800, метисов 192 100, индейцев со статусом в резервациях (Status Indians on reserve) 326 444, индейцев со статусом вне резерваций (Status Indians off reserve) 226 872, индейцев без статуса (Non-Status Indians) 405 000. Индеец со статусом – это лицо, зарегистрированное федеральными властями, сейчас представленными в лице Министерства по индейским делам и развитию Севера (Department of Indian Affairs and Northern Development – DIAND), на основании соответствующего специального закона (Indian Act). В отношении эскимосов и метисов подобного реестра не ведется, потому в их случае нельзя говорить о «статусе». Всевозможные льготы, исходящие из законов и договоров, распространяются только на индейцев со статусом, а некоторые из этих льгот – только на индейцев со статусом, живущих в резервациях.

Резерваций в Канаде немногим свыше шестисот. Индейское население, проживающее в одной резервации (и порою состоящее из представителей нескольких разных народов), именуется термином закона Indian Act – «band» (далее переводится как «община»). Каждую общину возглавляют избираемые ею самою вождь (chief) и совет общины (council). Резервации – в сравнении, например, с резервациями США – весьма небольшие, площадью обычно в несколько тысяч гектаров. Земля резерваций большей частью является собственностью государства, отданной во владение общины. Это означает, что община не имеет права продать эту землю, зато может, например, отдавать ее в аренду под дачный участок или для других целей. В отдельных единичных случаях земля является собственностью общины или членов общины. В последнем случае член общины может продать землю только с разрешения совета общины.

Ныне община в большинстве случаев может сама регулировать круг своих членов, а это значит, что и представитель некоренной народности может стать членом общины и получить право жить в резервации. Членство в общине, однако, еще не означает получения статуса индейца. Хотя вопрос о членстве решает община, статусом индейца наделяют федеральные власти.

Ниже речь будет идти главным образом о правовом положении индейцев и в меньшей мере – эскимосов и метисов. Дело в том, что знания автора о последних более скудны и, кроме того, в правовой сфере общинная жизнь индейцев отрегулирована более детально.

Договорные права.

Договорные права основываются на традициях английской колонизации, где колониальные захваты оформлялись юридическими договорами, в которых коренной народ уступал свою землю захватчикам. Хотя и английская традиция не была в этом последовательна (в Канаде есть обширные территории, захваченные англичанами, договоры о которых не заключены) и договорные обязанности со стороны захватчиков слишком часто оставались невыполненными, тем не менее подобная практика существенно отличается от политики французской, испанской, русской и других колониальных держав. Уже сам факт заключения договоров подтверждает некоторые существенные вещи. Во-первых, за коренными народами признавалось право на свою землю – иначе нечего было бы уступать в договорах. Во-вторых, коренной народ признавался правоспособным субъектом – иначе у представителей английской короны не было бы никого, с кем можно было бы заключать договоры. В определенном смысле, в любом договоре стороны должны быть равными партнерами. Факт заключения от имени английской короны договоров подтверждает, что коренные народы являются субъектом международных сношений. (Между прочим, США отказались от заключения договоров с индейцами – и, тем самым, их признания – лишь в 1871 году, когда Конгресс постановил: «No Indian nation or tribe within the Territory of the United States shall be acknowledged or recognized as an independent nation, tribe, or power with whom the United States may contract by treaty. «). Из тогдашних договоров, признающих коренные народы равноправной стороной в переговорах, ныне проистекает ряд весьма существенных последствий.

В типичном («нумерованном» – см. ниже) договоре, заключенном с коренным народом, индейцы, с одной стороны, уступают некоторые ограниченные территории – а, с другой стороны, получают резервации и различные блага (например, домашних животных, орудия труда, право на охоту и рыбную ловлю на всей договорной территории, право на бесплатное образование и т. п. и ежегодную денежную компенсацию).

Договоры, заключенные между индейцами Канады и английской короной, делятся на многочисленные группы. Прежде всего, они делятся на дофедерационные договоры и договоры времени Федерации. К первой группе относятся «Договоры мира и дружбы», заключенные в нынешних провинциях Нью-Брансуик и Новая Шотландия, «Договоры Верхней Канады» в Южном Онтарио, «Договоры канадской провинции» в Южном Онтарио и «Договоры острова Ванкувер» в Британской Колумбии. Вторая группа – это «нумерованные договоры», охватывающие все Северное Онтарио, Манитобу, Саскачеван и Альберту, а также частично Британскую Колумбию, Северо-Западную Территорию (Northwest Territories – далее NWT) и Юкон, и «Договоры Вильяма», касающиеся той части Онтарио, которая не охвачена более ранними договорами.

Не охвачены договорами провинции Квебек (французский колониальный захват), Ньюфаундленд и Остров Принца Эдварда, бoльшая часть Британской Колумбии, Северно-Западной Территории и почти весь Юкон.

Дофедерационные договоры.

Договоры мира и дружбы

Договоры мира и дружбы были заключены с народами алгонкинской языковой группы (абенаки, микмак и др.) с 1725 по 1779 гг., в период англо-французской войны. От всех прочих договоров они отличаются тем, что не содержат в себе уступок земли (регулируют охоту, торговлю и т. п.). Главной целью договоров было обеспечение себе помощи туземцев в ходе военных действий или хотя бы их нейтральность, вследствие этого они содержали и такие пункты, как, например, обязательство со стороны индейцев не контактировать с французскими торговцами и т. д.

Договоры Верхней Канады.

Договоры Верхней Канады были заключены в 1764–1836 гг. с народами двух языковых групп – алгонкинской (чиппева, миссиссауга, потаватоми, оттава и др.) и ирокезской – и содержат в себе уступки земли. Причиной заключения подобных договоров была Королевская Прокламация (Royal Proclamation) 1763 года, предусматривавшая правовой механизм изъятия земли, находящейся во владении коренных народов (land title). (Между прочим, прокламация запрещала частным лицам покупать землю у туземцев, защищая тем самым индейцев от продажи земли «с пьяных глаз» и т. п. Землю у туземцев могло покупать только государство, и то лишь по определенным процедурным правилам. Купить ее можно было только у тех представителей коренного народа, у кого была доверенность на продажу, полученная со стороны рода или семейства). Договоры предусматривали ограничение новых поселений со стороны белых колонистов и размещение армии (в том числе и ирокезов, находящихся на службе Английского государства) на территории, где действовал договор. Эти договоры еще не содержат разграничения резерваций и прав туземцев на охоту и рыбную ловлю на всей договорной территории.

Договоры канадской провинции.

В 1850–1862 годах были заключены договоры Robinson–Superior, Robinson–Huron и Manitoulin Island с народами оджибве, чиппева и оттава. Содержат, кроме прочего, постановления о резервациях и о праве на охоту и рыболовство на государственной земле.

Договоры острова Ванкувер.

Заключены в 1850-1854 годах со многими индейцами острова Ванкувер, с очень маленьким территориальным охватом. В общем сходны с предыдущей группой договоров.

Договоры времен Федерации.

Нумерованные договоры.

Нумерованными договорами (номера с 1 по 11) уступлено большинство территории Канады. Заключены в промежутке времени с 1871 по 1921 год со многими народами языковой группы алгонкинов (преимущественно с чиппева, оджибве и кри), с народами дене (или атапаски) и народами других языковых групп. Позднее некоторые договоры были дополнены включением новых земель; последнее такое дополнение к Договору номер 9 было принято в 1929–1930 гг. Интерес федеральных властей к заключению договоров был связан и с протягиванием трансконтинентальной железно-дорожной ветки на западное побережье. Содержание типичного нумерованного договора было описано выше.

Договоры Вильяма.

Два договора, заключенные в 1923 году с чиппева и миссиссауга в Южном Онтарио, по содержанию схожи с предыдущей группой.

В общем, действие договоров как таковых сейчас не оспаривается, хотя бывают и некоторые исключения. Например, коренные народы могут иногда утверждать, что договор или какая-то его часть не находится в согласии с положениями Королевской Прокламации, и требовать для себя бoльших прав, нежели предусмотрено договором.


Поскольку договоры составлялись на английском языке, переговоры велись через переводчика и индейские вожди подписывали текст, который они не могли прочесть (большинство в действительности рисовало вместо подписи изображение родового тотемного животного), то ныне возник целый ряд споров относительно содержания договоров. Порою записанное в договоре не совпадает с тем, что индейцы знали о нем из устной традиции. Имеется один судебный прецедент (предметом спора был небольшой участок земли близ озера Гурон), когда суд подтвердил, опираясь на устную традицию индейцев, что при составлении договора они были обмануты.

Бывали также случаи, когда определенную территорию уступали по договору, хотя какой-то род, который жил на этой территории, по той или иной причине не вошел в число подписавших договор. Для этого народа удовлетворение современных требований на землю – крайне сложная и долговременная процедура, так как этот народ действительно не уступал своей земли, в то же время свободных (не уступленных) земель для него в округе нет.

Главными современными спорными вопросами все же являются споры о трактовке содержания договоров и претензии к государству по невыполнению договорных обязательств. Например, спорят о том, чтo в договорах подразумевалось под бесплатным образованием. Имеется ли в виду образование только средней ступени или у коренных народов есть право также на бесплатное высшее образование, магистратуру, докторантуру?

Особые требования государству по невыполненным договорным обязательствам (specific claims) будут рассмотрены ниже вместе с т. н. общими требованиями (comprehensive claims). Последние представляют собой современные договоры (modern treaties), которыми регулируются отношения земельной собственности между коренными народами и государством на территориях, не охваченных историческими договорами. Спорно, происходит ли право общих требований из договорных или туземных прав.

Также горячо спорят о том, дали ли исторические договоры бoльшие права, чем современные соглашения, происходящие из общих требований, или наоборот. К этому добавляется также интересный правовой теоретический спор, схожий с разгоревшейся в свое время общественной дискуссией о правопреемственности Эстонского государства. А именно, радикально настроенная часть индейского общества считает, что в отличие от исторических договоров современные соглашения – не международные, а внутригосударственные, ибо это не прямые договоры между британской короной и индейцами, а трехсторонние – между федеральной властью, провинциальной властью и индейцами – и, опираясь на эти соглашения, нельзя обратиться, например, в международный суд. А поскольку эти соглашения содержат пункт, что после их подписания коренные народы больше не могут представлять дополнительных земельных требований, то радикалы рассматривают тех, кто заключают подобные сделки, как распродавателей земли. Более прагматичные представители общества, в свою очередь, стараются извлечь из этих соглашений максимальную пользу и не дают правовым дискуссиям смущать себя.

Туземное право.

В самом общем и широком смысле туземное право – это право коренного народа владеть своей землей, использовать ее и блага, происходящие от нее, так как они были там до других и землю эту с древних времен использовали их предки. К этому добавляются, естественно, многочисленные языковые, культурные и религиозные права.

Частью туземного права является и право на самоуправление, то есть право коренного народа управлять самим собой. Некоторые государственные чиновники, занимающиеся индейскими делами, пытаются утверждать, что право на самоуправление не совпадает с туземным правом, с целью отнять у права на самоуправление его конституционный характер и отнести его к соглашению между государством и коренным народом, которое можно заключить, а можно оставить и не заключенным.

Очевиден и другой правовой вопрос – с первого взгляда теоретический, но в действительности имеющий далеко идущие последствия – о том, является ли туземное право естественным, врожденным (inherent) правом или же оно даровано кем-то коренному народу. В первом случае это право существует независимо от того, какому государству принадлежит или каким народом колонизирована та территория, где коренной народ живет, и вопрос сводится лишь к тому, признается ли это право государством и как это право определяется. Во втором же случае правовая власть естественна только в руках государства и право на самоуправление означает лишь делегирование известной части государственного полновластия коренному народу.

Судебная практика Канады постепенно пришла к предпосылке, что в случае самоуправления речь идет о естественном праве. Пример, приведенный в книге «Коренные народы, самоуправление и конституция» (Оттава, 1993), изданной Королевской комиссией по коренным народам, служит этому хорошей иллюстрацией. Примерно в 1802 году Вильям Коннолли – перебравшийся на запад уроженец Квебека – женился на Сюзанне, кри по национальности. Бракосочетание провели по законам народа кри, без освящения пастором или регистрации государственным чиновником. После тридцати лет безоблачного супружества, осчастливленного шестью детьми, Вильям вернулся вместе с семьей в Монреаль. Вскоре, однако, он решил считать свое супружество недействительным и женился вновь – уже по католическим канонам – на Джулии Вулрих. Все свое имущество он завещал Джулии и их двоим детям. После смерти Вильяма, в 1862 году, его старший сын от первого брака Джон Коннолли возбудил иск против Джулии Вулрих на предмет получения своей доли из наследства отца. Этот знаменитый процесс обошел все судебные инстанции и в конце концов принес победу Джону. Суд, таким образом, признал, что бракосочетание по законам кри имеет юридическую силу. В обоснование этого решения суд указал, что хотя первые подавшиеся на Запад торговцы принесли с собой свои законы, эти территории были давно заселены мощными индейскими племенами, чьи законы и жизненный уклад не были отменены тем фактом, что они начали торговать с английскими и французскими купцами. Как раз напротив: правительство не вмешивалось ни в индейский внутренний распорядок, ни в самоуправление, и их жизненный уклад продолжал регулироваться их собственными законами.

Впоследствии государство, бесспорно, довольно сильно вмешивалось во внутреннее жизнеустройство туземцев. Constitution Act 1867 года и Indian Act 1876 года однозначно отдали индейцев и их резервации под юриспруденцию правительства Канады. В Indian Act подробно регулировалось, кто есть и кто может стать индейцем, например, в случае происхождения от смешанного брака, а также каковы должны быть процедуры избрания живущей в резервации общиной своего вождя. Однако и в самые трудные периоды коренной народ не утрачивал остатки естественного права управлять самим собой. Хотя в конце XIX века вожди и советы коренных народов были подчинены федеральным чиновникам и власть их была ограничена чрезвычайно узкими рамками, все же за ними осталось право самим устраивать в своей общине такие жизненные сферы, как здравоохранение, благоустройство, наблюдение за общественным порядком, строительство принадлежащих общине зданий и поддержание их в порядке и др.

Самоуправление.

Современная система самоуправления коренных народов имеет различные правовые уровни.

Первый уровень – это некоторые сохранившиеся элементы описанного выше естественного права, содержащиеся во многих федеральных нормативных документах, начиная с Indian Enfranchisement and Management Act от 1869 года. Этот уровень самоуправления весьма схож с европейской моделью местного самоуправления: вождь и совет общины, живущей в одной резервации, устраивают такие жизненные сферы, как образование и культура, медицина, социальное обеспечение, благоустройство и т. д.

Второй уровень включает конкретные жизненные сферы, устройство которых делегировано общине той инстанцией, в чью компетенцию они в общем случае входят. Например, большинство резерваций провинции Онтарио имеют свою полицию – на территории резервации права у нее те же, что и у провинциальной полиции (в том числе по отношению к находящемуся в резервации нетуземцу), а вне резервации более ограничены. На одном современном индейском танцевальном празднике powwow, который нам посчастливилось увидеть в центре Торонто, за порядком следила ирокезская «полиция шести народов» в пышных мундирах. Подобные права федерально не отрегулированы, и в случае приведенного примера мы имеем дело с делегированием компетенции со стороны правительства провинции Онтарио. Но такое делегирование отнюдь не обязательно действует в отношении всех туземных общин провинции: теми или иными правами дифференцированно наделяются лишь те общины, которые способны принять это право, и в таком объеме, в каком они способны данное право применять.

Самое значительное достижение в правовой области – то, что в ряде провинций судебная власть тоже частично делегирована общине. А именно – в той части, которая затрагивает назначение наказаний. Это значит, что после того, как судом присяжных вынесен обвинительный приговор, меру наказания определяет община, или судья по предложению общины. Как правило, в случае незначительного проступка тюремному заключению предпочитают общественно-полезные работы под присмотром общины и подобное другое. Но бывали и случаи, когда по обвинению в изнасиловании ссылали на год на одинокий необитаемый остров.

Этот эксперимент уже натолкнулся на первое серьезное противодействие со стороны самих коренных народов. Так, в одной из провинций делегирование судебной власти было прекращено под нажимом туземных борцов за женские права. По утверждению представителей женских организаций, подобная практика благоприятствует дискриминации: мужчины, из которых преимущественно состоит общинный совет, не склонны достаточно жестко карать насильников, неплательщиков алиментов и другую подобную публику.

Помимо этого, в некоторых резервациях есть свои мировые судьи (Justice of the Peace – судья низшей ступени в правовой системе Канады, решающий самые несложные дела). Заметим, впрочем, что судебная система – это, вероятно, единственная сфера, в которой индейцы США имеют безусловно больше прав по сравнению с канадскими индейцами: система традиционных родовых судов (tribal court) сохранилась в США по сей день и в начале 1970-х годов была официально признана государством.

У всего этого уровня самоуправления нет определенных общедействующих правил, вопрос о делегировании полномочий решается индивидуально в каждом отдельном случае.

Третий уровень представляет собой заключенное между федеральным правительством и коренными народами соглашение о самоуправлении (Self-Government Agreement), охватывающее все жизненные сферы; кроме того, подобное соглашение можно заключать как с отдельной общиной, так и с объединением, в которое входит несколько общин. Соглашение охватывает такие сферы, как управление общиной и членство в ней, распоряжение землей и природными богатствами, распоряжение финансами, обеспечение правопорядка и т. д. Компетенция федеральной власти, провинциальной власти и самоуправления коренных народов фиксируются по жизненным сферам (например, оборонная и финансовая политика твердо остаются в компетенции федеральных властей). В соглашении оговаривается, в каком объеме останутся или начнут действовать предусмотренные для коренных народов льготы и финансирование со стороны государства, как будут в дальнейшем решаться возможные спорные вопросы и т. д. Подобные соглашения ратифицируются федеральным парламентом и общины, которых это соглашение касается, выпадают из-под действия Indian Act.

Первое подобное соглашение было заключено в 1986 году с одиночной общиной Сишельт (Sechelt) в Британской Колумбии (земля резервации, являвшаяся государственной собственностью, этим соглашением была передана в собственность коренного народа), было подписано соглашение с народами кри и наскапи в Квебеке и индейцами Юкона, сейчас ведутся переговоры еще примерно о двадцати соглашениях. Дальше всего продвинулись в провинции Манитоба, где в конце 1994 года было подписано соглашение, по которому вся компетенция федеральных властей – представляемых на местах провинциальными конторами Министерства по индейским делам (DIAND) – в течение определенного срока должна быть передана общепровинциальной представительской организации индейцев Манитобы и вышеуказанная местная контора подлежит ликвидации.

Отдельно придется говорить об огромной территории площадью 2 млн. кв. км – это Нунавут, административно являющийся частью Северо-Западной Территории.

Нунавут.

В настоящее время соглашение о Нунавуте ратифицировано парламентом и окончательно вступит в силу в 1999 году. Переговоры о самоуправлении и о земельных требованиях эскимосов восточной части Северо-Западной Территории вообще сместились с вопроса о традиционном туземном управлении к вопросу о формировании новой территории, причем 85% жителей, остающихся в пределах этих границ, – эскимосы. Предусматривается, что территория Нунавута будет отделена от Северо-Западной Территории (NWT), образовав, наряду с Юконом и NWT, третью территорию Канады. А поскольку компетенция власти территорий с ходом времени постепенно расширялась, приближаясь шаг за шагом к компетенции провинции, то эскимосы Нунавута получат, по существу, отдельный штат с местным парламентом и правительством – власть в котором они со своими 85 процентами будут уверенно контролировать, – и их правовой статус приблизится к правовому статусу эскимосов Гренландии.

Именно в связи с соглашением о Нунавуте разгорелись особенно яростные правовые теоретические споры. Более радикальные представители коренных народов обвиняют эскимосов в том, что они отреклись от туземного права, променяв его на государственную атрибутику белых людей. В самом деле, нынешнее соглашение о Нунавуте – это вовсе не осуществление туземного права на самоуправление: здесь речь идет о создании особого единичного административно-территориального формирования, где коренные народы могут реализовать свой численный перевес, если находятся в большинстве. Но если, например, когда-нибудь произойдет массовая миграция на территорию Нунавута, то ничто не защитит эскимосов от нового большинства, состоящего из некоренных народов, да и правовой статус Канады не позволяет властям территорий ограничивать въезд. В таком случае эскимосам осталось бы лишь реализованное земельное требование, так как участник соглашения о земельном требовании – это коренной народ Нунавута, а не все население.

Некоторое время назад, как раз по приведенной причине, отказались от почти готового соглашения индейские народы западной части NWT, принадлежащие к языковой группе дене (атапаски). Создавшееся положение печально тем, что часть народов дене в данный момент уже пришла к соглашению и окончательно оформила свои земельные требования, другая же часть продолжает радикальную линию. От внутренних распрей народа дене выигрывают эскимосы со своей территорией – остальная же часть NWT имеет очень неподходящий национальный состав для туземцев. Иными словами, эскимосы как бы отрезают от NWT «сладкий кусок» – а туземцам, живущим на остальной части NWT, где доминирует некоренное население (прежде всего в столице Йеллоунайфе), становится тяжело что-либо предпринять.

В конечном счете, главный предмет спора в переговорах по соглашению о самоуправлении – это кем именно установленные законы будут превалировать на какой-то территории или в какой-то жизненной сфере. Что касается территорий, то они делятся на три категории, в каждой из которых вопрос о превалировании закона решен по разному. Это: 1) резервация, 2) земельная собственность общины, на которую режим резервации не распространен, и 3) договорная или охваченная земельным требованием территория. В резервации право коренных жителей на самоуправление осуществляется наиболее полно: община сама устанавливает большинство общеобязательных прав, кроме, например, положений уголовного права (так, община не может считать уголовно наказуемым деяние, которое не является наказуемым по законам Канады). Во второй категории община имеет право устанавливать, например, более строгие, в отличие от действующих повсюду, требования в сфере охраны окружающей среды. В третьей категории община участвует в вынесении решений по вопросам местной экономики. Если какая-то компания желает основать на этой территории новое предприятие, то проводятся многосторонние переговоры, в ходе которых коренные народы стремятся прежде всего ограничить деятельность, вредящую окружающей среде, чтобы мог сохраниться их традиционный образ жизни, а также обеспечить трудовую занятость коренного народа на данном предприятии и при возможности ввести общину в число акционеров.

Одна из крупных проблем перехода на самоуправление – нежелание или неспособность части общин управлять самими собою. Особенно это касается южных резерваций, где некоторые общины в течение многих поколений жили на государственные деньги, не предпринимая ничего, чтобы самим как-то устроить свою жизнь. В подобных случаях не приходится ожидать особой инициативы со стороны общины к проведению переговоров о самоуправлении. Это также одна из причин, по которой вопросы о самоуправлении нельзя решить одним общим законодательным актом, а приходится разрешать их в единичном порядке.

Практическое устройство и финансирование самоуправления.

Четко обозначить, где начинается и где кончается право общины на самоуправление, бывает особенно сложно в тех случаях, когда устройство какой-либо жизненной сферы подпадает под юрисдикцию одновременно и федеральных, и провинциальных властей (например, социальная помощь). Финансирование общины, как правило, осуществляется из федерального бюджета, да и сами общины и их многочисленные объединения обращаются со своими проблемами тоже прежде всего к чиновникам федеральных властей. Если еще несколько десятилетий назад каждой общине назначали одного или нескольких определенных чиновников из Министерства по индейским делам, то сегодня большинство дел в своей внутренней жизни устраивает сама община. Часто случается, что единичной общине не хватает квалифицированных чиновников для выполнения различных функций или же, учитывая немногочисленность общины, содержание чиновника бывает попросту нецелесообразно, – тогда общины формируют для выполнения тех или иных конкретных функций различные объединения, занимающиеся устройством какой-то жизненной сферы во всех этих общинах. Один из многочисленных примеров – Rainy Lake Ojibway Education Authority (Управление образования оджибвеев озера Рейни) с местонахождением в Thunder Bay: оно создано общинами десяти резерваций Онтарио, охваченных договором номер 3, и занимается организацией и финансированием образования. Общины Канады сами решают порядок финансирования подобных центров: некоторые из них, получая из государственного бюджета средства на образование, сами финансируют такой центр, а другие просят направлять эти средства непосредственно центру – чтобы тот сам распоряжался ими в рамках полномочий, предоставленных ему общинами.

В создании подобных объединений более всего преуспели в провинциях Манитоба (уже отмеченной ранее) и Саскачеван. В этих провинциях уже не занимаются делами по однофункциональному или однообщинному поводу; общепровинциальная индейская представительская организация комплексно берет на себя устройство всех жизненных сфер. Например, в Саскачеване для этого создана организация, объединяющая всех индейцев этой провинции, со своим парламентом (состоит из представителей всех общин) и правительством, назначенным этим парламентом. Портфели в правительстве разделяются по жизненным сферам – так же, как и в федеральном и провинциальном правительствах, – и государство общается с коренном народом через посредство этого правительства, а не с единичными общинами.

Проблема создания как малых, так и общепровинциальных объединений – в том, что многие общины (читай: вожди и советы) не желают делегировать кому-либо своих полномочий. Ведь во многих отношениях лучше быть суверенным делителем средств и напрямую контактировать с Оттавой, нежели стать просто одним из многих членов с правом голоса в каком-то большом объединении.

Средства, выделяемые из федерального бюджета общинам коренных народов, рассчитаны только на индейцев со статусом (зарегистрированных на основании закона Indian Act), да и то лишь на тех из них, кто проживают в резервациях. Единственное исключение – университетское образование: учеба туземных студентов финансируется независимо от того, в резервации или вне ее живет индеец со статусом, являющийся членом общины.

Главные финансируемые жизненные сферы: 1) начальное и среднее образование – основанием для финансирования служит число жителей резервации; 2) высшее образование, основание – число всех членов общины; 3) социальное развитие, основание – число жителей резервации; 4) капитальное строительство – финансируются конкретные проекты; 5) управленческие расходы (содержание администрации), основание – число жителей резервации; 6) инфраструктура – как новые сооружения, так и попечительство и работы по реконструкции старых финансируются на основании конкретного проекта.

Если, например, индейские дети ходят в школу, находящуюся под управлением общины, то DIAND переводит соответствующие финансовые средства непосредственно общине, а если в провинциальную школу – деньги на образование туземцев направляются непосредственно провинциальному правительству. И в этой жизненной сфере в ближайшее время можно ждать перемен, в результате которых все деньги на образование станут поступать непосредственно в общину. В таком случае, когда дети посещают ту или иную провинциальную школу, община сама рассчитывалась бы с провинциальным правительством.

Из федерального бюджета могут финансироваться не только общины, но и объединения общин – так называемые родовые советы (tribal council). В Британской Колумбии, например, родовой совет получает средства на свои административно-управленческие расходы, на консультационную службу, на финансирование работ по техническому и бюджетному планированию местных инфраструктур, на хозяйственное развитие и т. д. Сумма, выделяемая родовому совету, зависит от числа жителей, которых совет объединяет. Например, независимые общины, не входящие в родовой совет, получают средства на консультационную службу лишь в том случае, если число живущих в резервации превышает какой-то определенный минимум – в данном случае 2000.

Есть и такие родовые советы, которые выполняют в отношении объединенных общин некоторые либо все ранее перечисленные функции самоуправления, – в таком случае DIAND финансирует непосредственно родовой совет, который уже распределяет деньги по общинам. О таком устройстве уже упоминалось выше.

В меньшей степени финансируются из федерального бюджета такие крупные индейские объединения, как организации, охватывающие целую провинцию или территорию договора (оплачиваются конторские расходы, крупные совещания, деятельность различных подкомитетов).

Сейчас община обычно сама может решать, на что израсходовать деньги по той или иной бюджетной статье, кроме лишь случаев, когда финансируются конкретные проекты. Однако община не может сама перемещать деньги с одной бюджетной статьи на другую – например, потратить деньги социальной помощи на административные расходы или наоборот. Хотя и в этой области в порядке эксперимента много сделано, чтобы расширить право общества принимать решения об использовании денег.

После того, как подписано соглашение о самоуправлении, правительство уже не делает никаких предписаний об использовании финансов. Например, община Сишельт, первой в Канаде в 1986 году заключившая соглашение о самоуправлении, получает от DIAND один чек в год, и этим финансовые отношения с федеральной властью ограничиваются. Резервация Сишельт расположена на берегу Тихого океана и занимает площадь 1000 гектаров. Членов общины около 900, примерно половина из них живет в резервации. Годовой счет общины – 4 млн. канадских долларов (доллар приблизительно равен немецкой марке), из них 2,5 млн. поступают из федерального бюджета. Сейчас ведутся переговоры об общих земельных требованиях, и вожди общины считают, что когда эти требования будут удовлетворены, они уже обойдутся без всякой помощи со стороны государства.

До самого последнего времени переговоры о самоуправлении всячески отделялись от переговоров об общих земельных требованиях. Причина тому – уже упоминавшееся стремление правительства толковать право на самоуправление как не вытекающее из конституции. Отсюда и тенденция трактовать его изолированно от земельных прав, которые безусловно исходят из конституции. Так, с индейцами Юкона переговоры о самоуправлении и земельных требованиях велись хотя и одновременно, но формально были разделены. Но и здесь лед вроде бы тронулся: есть уже первые прецеденты, когда эти переговоры были объединены. Это представляется вполне естественным, ведь круг проблем в обоих случаях во многом совпадает – например, в вопросе о том, как община должна пользоваться землей и полезными ископаемыми и распоряжаться ими, затрагивается проблематика как земельных требований, так и самоуправления.

Земельные требования (land claims).

Земельные требования делятся на особые требования (specific claims) и общие требования (comprehensive claims). От особых требований отдельно квалифицируются и права на договорные земли (treaty land entitlements), хотя они немногим отличаются от прочих особых требований. Кроме того, в последнее время введена новая категория специальных требований (special claims). В нее входят особо сложные случаи, которые нельзя отнести ни к одной более общей категории.

Особые требования (specific claims).

Особые требования, в самом широком смысле, проистекают из оставшихся невыполненными обязательств, записанных в исторических договорах. Наиболее распространенное невыполненное обязательство состоит в том, что индейцам дали меньше земли, чем было предусмотрено для резерваций в договорах. Встречаются и другие невыполненные договорные обязательства – например, по раздаче скота или выплате денежной компенсации. Они тоже входят в категорию особых требований, хотя вопрос прямо не затрагивает землю. К особым требованиям относятся, например, и случаи незаконной рубки леса или добычи природных ископаемых на территории резервации.

Зачастую коренные народы лишались именно лучших участков земли, пригодных как в сельскохозяйственном отношении, так и для проживания. Потому «спорная» земля нередко бывает уже занята населенными пунктами, начиная с маленьких деревенских центров и вплоть до городов, не уступающих по величине Торонто. Согласно сложившейся судебной практике, вопрос о физической передаче «спорной» земли может ставиться, лишь если речь идет о незастроенной государственной земле. Это значит, что если земля перешла в частную собственность или просто застроена, то спор может вестись лишь о величине компенсации, сколь бы оправданными ни были права коренного народа на эту землю. Компенсацию требуют как за ценность земли, так и за не полученный за прошедшие времена доход, и компенсационные суммы бывают весьма приличными.

В конечном итоге, особые требования чаще всего решаются лишь путем выплаты компенсации, причем объектом переговоров становится также временной график выплаты. Помимо случаев, когда общине можно передать ту самую землю, которую она требует, практикуется и выдача свободных земель в других местах. Однако режим резервации при этом распространяется на полученную землю не автоматически, а лишь в случае, если она годится для постоянного жительства и застройки. В противном случае речь идет только о земельной собственности общины, которую можно использовать в различных хозяйственных целях. Тот же самый порядок действует, если община просто покупает землю – безразлично, на полученную ею компенсацию или же на какие-то другие средства.

Особые требования рассматриваются следующим образом. DIAND берет в производство лишь те дела, которые община смогла бы успешно выиграть в суде. Передачи дел в суд DIAND старается избегать по целому ряду причин. Во-первых, судебная практика не была особо приятна для исполнительной власти: все, что туземцам до сих пор удалось завоевать, в значительной мере основывается именно на прецедентах, созданных судебной властью. Во-вторых, судебное разрешение имеет ту негативную сторону, что какая бы сторона ни выиграла дело, решение суда неоспоримо и не оставляет места для возможных компромиссов, которых можно достичь в ходе переговоров. Помимо DIAND, в Министерстве юстиции тоже есть соответствующий отдел, который дает свою оценку обоснованности требования. Предусмотрено и государственное финансирование для того, чтобы коренные народы могли изучать свои требования.

Если требование официально признано обоснованным, начинаются переговоры – и вновь государство финансирует общины, помогая им оплатить квалифицированную правовую помощь, которая потребуется в ходе переговоров. Если же требование не признано, можно, прежде чем подать дело в суд, обратиться к специальной, не зависимой от исполнительной власти комиссии, которая в свою очередь рассматривает обоснованность требования и при необходимости рекомендует министру по индейским делам признать требование обоснованным.

По состоянию на декабрь 1994 года были вынесены решения по 312 (включая отклоненные необоснованные требования) из представленных общинами 584 особых требований.

Права на договорные земли (treaty land entitlements).

Здесь мы имеем дело с разновидностью особых требований, которая актуальна в западных провинциях, находящихся в районах прерий, прежде всего в Саскачеване. В заключенных там договорах туземцам обещалось определенное количество земли на определенное число людей – например, 1 кв. миля на семью из пяти человек, то есть по 128 акров на человека. Удовлетворить права на неполученные договорные земли теперь нелегко, поскольку речь идет о довольно больших территориях. Кроме того, к настоящему времени право распоряжения государственной землей (crown land) уже перешло провинциям, которые не являлись участниками договора. Сейчас федеральные и провинциальные власти координируют усилия, пытаясь удовлетворить эти требования.

Специальные требования (special claims).

Хотя в сфере специальных требований ныне уже наведена некоторая ясность, с ходом времени возникает все больше таких требований, которые при всем желании не вмещаются ни в категорию особых, ни в категорию общих требований. Для занятия этими т. н. специальными требованиями в DIAND сейчас создается отдельная структурная единица.

Некоторые примеры специальных требований:

1) Земельное требование народа могаук под Монреалем. Утверждают, что в XVII веке земельный участок был отдан им, а не иезуитам. С одной стороны, здесь мы имеем дело с общим требованием, поскольку в провинции Квебек договоры не заключались. Но, с другой стороны, речь все же идет о совершенном в свое время правовом действии, а это не совпадает с концепцией общих требований: общие требования предъявляются лишь на земли, в отношении которых правовых действий не проводилось.

2) Уже описанный ранее казус, когда вся земля охвачена договорами, но один род договоров не подписывал. Поскольку требование не опирается на договор, его полагалось бы классифицировать как общее требование. Но общее требование, опять-таки, предполагает наличие свободной от договоров земли.

Общие требования (comprehensive claims).

Общие требования – это требования, исходящие из туземных (treaty rights) и договорных (aboriginal rights) прав коренных народов тех земель, которые не охвачены договорами. Первый прецедент общих требований был создан в Северном Квебеке, в ходе т. н. процесса Джеймса Бэя, народами кри и наскапи, когда их охотничьи угодья хотели затопить, создав водохранилище для гидроэлектростанции. Тогда впервые прозвучал лозунг: «Эту землю мы никогда не уступали», – и впервые было осознано, что без разрешения коренных народов пользовались и распоряжались огромными территориями, от которых эти народы не отказывались ни по договору, ни каким-то другим образом.

Как всегда, есть исключения и из того правила, что общие требования можно предъявлять лишь на земли, не охваченные договором. Например, на Юконе и Северо-Западной Территории начато делопроизводство по общим требованиям и на землях, охваченных договорами номер 8 и 11. Причина в том, что заключенные договоры никогда не были осуществлены в полном объеме, – поэтому обе стороны сочли разумным вести себя так, будто этих договоров никогда не было, и начать общие требования с чистого листа. Что-то подобное может случиться и с охваченной договором частью Британской Колумбии, так как договор там подписала лишь часть народов, живущих на этой территории.

В случае общих требований мы имеем дело с сегодняшней формой исторических договорных процессов. Общие требования основаны на признании непрерывности права коренных народов на владение землей и природными богатствами (aboriginal title to land). Соглашение об общих требованиях на землю (Comprehensive Land Claim Agreement) регулирует права как коренных, так и некоренных народов на пользование землей и природными богатствами.


Процедура переговоров начинается с представления требования со стороны коренного народа. Для признания требования коренной народ должен отвечать следующим требованиям:

он был в прошлом и должен сейчас быть организованным обществом;

должен был освоить эту землю до прихода европейцев;

должен продолжать жить на этой земле и использовать ее в традиционных целях;

он никогда не заключал договора, в котором рассматривалось бы право туземцев на землю;

он никогда не уступал каким-либо иным образом своего права на владение.

Переговоры ведутся по четким этапам. Переговоры начинаются после признания требования федеральной властью; за этим следуют этапы подготовки переговоров, ограничения круга обсуждаемых тем, заключение предварительного («рамочного») договора об основных принципах будущего соглашения – и, наконец, окончательное соглашение, которое будет представлено в парламент на ратификацию и получит силу закона. К нему добавляется также отдельное соглашение о проведении в жизнь и применении соглашения о земельном требовании.

Так же, как и в случае переговоров о самоуправлении, государство и в данном случае помогает коренным народам получать квалифицированную правовую помощь в процессе переговоров.

Каждое конкретное соглашение обычно представляет собой весьма объемистый том. В нем детально устанавливаются права коренных народов на территории, охватываемой общим требованием. Оговариваются права на сохранение традиционного образа жизни и на пользование лесными угодьями, различные земельные и водные права (на Крайнем Севере – также права на морской лед, где коренные жители издавна занимаются промыслом морских животных), природоохранные ограничения, охрана памятников старины и заповедников, права на природные ископаемые; ограничиваются различные формы земельной собственности и публичные права на пользование землей различных категорий, устанавливается порядок развития как коренными, так и некоренными народами нетрадиционных видов предпринимательства, вводятся государственные субсидии и устанавливается система налогообложения, точно предусматриваются процедура ввода в действие соглашения и порядок разрешения вопросов, могущих возникнуть в будущем. На территории общего требования право земельной собственности делится на три категории: 1) земельная собственность коренного народа, включающая полезные ископаемые; 2) земельная собственность коренного народа без полезных ископаемых и 3) государственная земля. В каждой из этих категорий соглашением вводится в действие определенный правовой режим, устанавливаются различные ограничения на публичное землепользование и т. д.

Как правило, за коренным народом закрепляется определенная часть доходов, получаемых от продажи ресурсов данного участка, привилегированное право развивать любую из отраслей хозяйства, а также участие в вынесении любых хозяйственных и природоохранных решений, затрагивающих территорию общего требования. Новое предприятие можно основать только при наличии соглашения с коренным народом. Зачастую говорят, что коренные народы требуют себе этих прав не для того, чтобы начинать на территории общих требований самим вести хозяйство, а чтобы эту территорию от ведения хозяйства спасти.

На январь 1995 года десять соглашений о земельных требованиях были доведены до конца и заключены. Это:

соглашения о ранее упомянутой территории Джеймса Бэя в Квебеке с народами кри и эскимосами (1975), а также с народом наскапи (1978);

соглашение с западной группой эскимосов о регионе Инувиалуит, в который входят северный Юкон и часть NWT (1994);

соглашение с народом гвичин на Юконе и NWT (1992);

соглашение Нунавута с эскимосами Федерации Тунгавик в NWT (1993);

соглашения с четырьмя индейскими народами Юкона (все заключены в 1993 году), представленными Советом Индейцев Юкона (соглашения охватывают всю территорию Юкона, исключая Инувиалуит, и частично перекрываются с земельным требованием народа гвичин);

соглашение народа дене и метисов области Сахту в NWT (1994).

В целом эти десять соглашений охватывают 50 000 туземцев и 560 000 кв. км земли, отдаваемой им в собственность, а также 1,8 млрд. канадских долларов в виде многочисленных государственных компенсаций. Как видим, заключение соглашений успешнее всего проходило на севере, то есть в северных районах с низкой плотностью населения. В то же время бульшая часть заключенных соглашений касается территорий (Юкон и NWT), из провинций же соглашения заключены только в Квебеке – с народами кри и наскапи в отношении территории Джеймса Бэя. Успешному ходу переговоров способствует и то, что в лице территорий речь идет о федеральных землях, а не о землях провинций – и, хотя соглашения подписываются также представителями властей территорий, эти переговоры все же двусторонние, а не трехсторонние, как в провинциях. В Британской Колумбии и в той части Квебека, которая не охвачена договором Джеймса Бэя, ведущиеся сейчас переговоры крайне усложнены и требуют времени. Усложняют переговоры и территориально совпадающие требования со стороны разных индейских народов.


Правовое положение индейцев, эскимосов и метисов.

Как уже упоминалось, более детально отрегулировано правовое положение индейцев и в меньшей степени – эскимосов и метисов. Это объясняется, в частности, тем, что эскимосы Крайнего Севера дольше оставались вне сферы интересов других народов, а проблемы метисов были – и большей частью поныне остаются – вне внимания государственных властей.

Индейцы.

Жизнь индейцев (или «первых народов» – first nations, как они сами себя называют в последнее время) весьма детально отрегулировал Indian Act – с одной стороны, ограничив их и подчинив государственному контролю, а с другой стороны, поставив их самобытность на твердую юридическую основу. В отличие, например, от российской политики, стремящейся возможно быстрее растворить подчиненные народы (в том числе даже расово отличающиеся) в среде колонизаторов, англо-американцы держали коренные народы отдельно от остальных. Права граждан, такие же, как у других (в том числе право голоса), индейцы получили лишь в начале 1960-х годов. Это можно рассматривать или как расовую дискриминацию, или как-либо иначе, но ныне уже ясно, что именно это разделение сделало возможным происшедший в последние десятилетия огромный скачок в признании и осуществлении особых прав коренных народов. Резервации хотя и изолировали коренные народы от остального общества, но были в то же время твердой гарантией их самобытности. На земле резерваций никто не мог поступать против воли индейцев, там не могли сооружать предприятий, туда не могли поселяться на жительство неиндейцы.

Здесь надо упомянуть о некоторых особенностях ведения индейского реестра. В случае смешанного брака учет происходит следующим образом. Потомок индейца и неиндейца считается, согласно Indian Act, полукровным индейцем, имеющим право на статус индейца со всеми сопутствующими данному статусу особенностями. У потомка полукровного индейца и неиндейца права на статус нет. Курьезность ситуации в том, что потомок полукровного и полукровного, напротив, считается чистокровным индейцем, и дети, рожденные от его брака с неиндейцем, обладают всеми правами туземцев.

Еще сравнительно недавно действовало правило, согласно которому индейская женщина, вышедшая замуж за неиндейца, теряла свой статус и право на жизнь в резервации; не было этого статуса и у ее детей. При разводе статус не восстанавливался. Индейский же мужчина в подобных обстоятельствах статуса не терял. Такие смешанные браки и были одной из распространенных причин утраты статуса. Кроме того, статус можно было потерять и в случае, если индеец имел недвижимость вне резервации, получал высшее образование и т. д. Изменение закона (Bill C-31) в 1985 году ликвидировало вышеуказанные дискриминирующие нормы и позволило лицам, утратившим статус туземца, его восстановить. За этим последовало массовое восстановление статуса индейцами, потерявшими его, – за короткое время свой статус восстановило свыше 140 000 человек. Не только волна национального возрождения сыграла в этом роль, но и чисто прагматические соображения.

Существование в качестве индейца – так же, как и в качестве члена общины – сейчас начинает приобретать более практическое значение. Помимо описанных выше особых прав (права на охоту и рыболовство, право на освобождение от налогов, право на бесплатное образование и т. д.), для удовлетворения различных нужд коренных народов из федерального бюджета Канады ежегодно выделяется значительная сумма – 5,4 млрд. канадских долларов (примерно 5% общего бюджета Канады). Львиная доля этой суммы делится между индейцами со статусом и эскимосами. В то же время некоторые общины стали сейчас довольно богатыми: одни продают найденную на территории резервации нефть, другие получили компенсацию по различным земельным требованиям, третьи создали у себя новые предприятия. О том, кто состоит или не состоит членом такой общины, уже идет ряд судебных споров – и, естественно, сама община не заинтересована в том, чтобы ее численность не в меру разрасталась.

Как было уже отмечено выше, сейчас община сама может решать, кого принять в свои члены. Впрочем, членство еще не значит получения статуса индейца, да и финансовые пособия выделяются государством только по численности индейцев со статусом. Жизнь внутри общины (в том числе порядок принятия новых членов) в целом регулируется сегодня уставом общины. Устав принимается самой общиной, но если он будет противоречить Indian Act или другим законам, то министр по индейским делам может его аннулировать. Однако после того, как община заключит соглашение о самоуправлении, министр такого права больше не имеет и если, например, община установит положение, противоречащее конституции или правам человека, то аннулировать его можно лишь в судебном порядке.

Идет также процесс выхода общин из сферы действия Indian Act в том, что касается процедуры выборов вождя или совета общины. По своей инициативе они могут отвергать установленные в Indian Act процедурные правила и перейти еще до заключения соглашения о самоуправлении на традиционную систему выборов (elections under the custom). На сегодняшний это сделала половина из 607 общин Канады.

Здесь интересно отметить, что, например, у ирокезов, имеющих древний и сложный общественный распорядок еще с доевропейского времени, ныне действует две системы вождей: по Indian Act и традиционная. Традиционные вожди (traditional chiefs) по-прежнему собираются у больших костров на совещания, где от каждого из шести объединенных народов своя четкая представительная квота. Отказу от системы вождей, установленной законом Indian Act, препятствует то, что традиционная система не отвечает жизни в резервациях и общинах и не учитывает ни провинциальных, ни государственных границ между Канадой и США. Традиционная система построена по объединенным народам и родам, но они все же проживают в разных резервациях по ту и другую сторону границы, в то же время есть резервации, где живут члены различных ирокезских народов. Государственная власть контактирует только с вождями, избранными на основании Indian Act, а в традиционном жизненном укладе ирокезов авторитет традиционных вождей выше.

Эскимосы.

Еще в прошлом столетии деятельность государства в сфере коренных народов ограничивалась только индейцами. Не было, да и сейчас нет государственного реестра эскимосов; у них также никогда не было резерваций. Самобытность эскимосам сохранили прежде всего проживание на Крайнем Севере и суровые природные условия. Колонисты чаще стали появляться у эскимосов только в этом столетии, в период нефтяного и газового бума.

Примерно такие же, как у индейцев, отношения с федеральной властью сложились у эскимосов в конце 1930-х годов в результате одного судебного прецедента. Начиная с этого времени, ничто в государственной политике по отношению к туземцам уже не обходило эскимосов стороной, включая и отчисления из федерального бюджета; с того времени министерство по индейским делам занимается не только индейцами, но и эскимосами. Право голоса они получили в 1962 году. Поскольку на Юконе и Северо-Западной Территории удельный вес коренного населения довольно велик, то вскоре появились и первые эскимосы – члены парламента и правительства территорий.

Эскимосское общество состоит из общин (communities – далее переводится тем же словом «община», которое использовано для перевода термина band из Indian Act). Крупных общин насчитывается 55; региональных групп, объединяющих общины, – от 6 до 8 (по разным принципам группирования). Признание в качестве эскимоса дает община, причем критерии признания могут в разных регионах различаться. Основной критерий – это, естественно, эскимосское происхождение, но в одних регионах достаточно четверти эскимосской крови, а в других требуется в крайней мере полукровность. В то же время община свободно может принять лицо неэскимосского происхождения в качестве т. н. почетного эскимоса. Повседневной жизнью руководит совет общины, избираемый всеми ее членами по установленным ими самими правилам.

Переговоры об общих земельных требованиях были у эскимосов крайне успешными. Сейчас доведены до конца переговоры почти на всей территории их расселения. Общее требование реализовано на территории Джеймса Бэя (которая охватывает, кроме народов кри и наскапи, также эскимосов северного Квебека) и в Инувиалуите, соглашение заключено и осуществляется в Нунавуте, ведутся переговоры об общих требованиях эскимосов Лабрадора. В политике общих требований нет больших различий между требованиями эскимосов и индейцев: такие же права, которые будут предоставлены индейцам, получат и эскимосы.

Метисы.

Нация метисов возникла 200-300 лет назад, во времена торговли мехами, в процессе смешения подавшихся на запад французов с индейцами кри. Метисы говорят на смешанном французско-кри языке, у них своеобразная культура и сформировавшееся чувство идентитета.

Правовое положение метисов, в сравнении с другими коренными народами Канады, более неопределенно и запутано. Хотя, будучи признаны конституционным актом от 1982 г. как коренной народ наравне с индейцами и эскимосами, они тоже должны бы иметь аналогичные договорные права и права туземцев, но на практике все это не применяется. В отличие от эскимосов, Министерство по индейским делам метисами не занимается; при выделении средств из федерального бюджета их чаще всего не учитывают. Федеральная власть хотела бы предоставить метисов провинциальным властям, провинциальные же власти придерживаются противоположного мнения.

Права коренных народов применяются к метисам лишь в единичных случаях, да и то непоследовательно. Порой провинциальное правительство идет им навстречу, как, скажем, в Альберте, где метисам провинция разрешила создавать поселения (settlement) наподобие резервации – но при этом они лишены, например, права охотиться вне этих поселений. В тех случаях, когда на какой-то определенной территории они принимали участие в переговорах об общих земельных требованиях, это происходило только благодаря тому, что метисы живут там вместе с индейцами. Так, например, обстояло дело с общим требованием в округе Сахту в NWT при заключении соглашения Sahtu Dene and Mйtis Comprehensive Land Claim Agreement. Договорные права есть только у тех отдельных общин, которые в свое время присоединились к договору и охвачены сейчас договорным процессом. Главная цель метисов как раз и состоит в том, чтобы добиться равного положения с другими коренными народами, а также установить прямые контакты с федеральным правительством – либо законодательным путем, либо с помощью судебного прецедента. Сейчас в производстве находится одно судебное дело, где метисы представили общее земельное требование.

В данный момент метисы сами ведут свой «регистр метисов» по общинам.

Регистрация в качестве метиса требует:

туземного происхождения;

идентификации самого себя метисом (человек должен ясно сознавать свое отличие от индейцев и эскимосов);

признания со стороны общины.

Если община отказывается признать кого-либо метисом, это можно оспорить на уровне региональной или провинциальной организации. Выдаются и метисские свидетельства, дающие право участия в выборах представительных организаций и право передвижения – без каких-либо ограничений, наравне с представителями других коренных народов – через границу между Канадой и США.

Туземные организации.

Организации индейцев.

Ассамблея первых народов (Assembly of First Nations)

Самая представительная и влиятельная организация индейцев Канады. Общее собрание ассамблеи состоит из вождей всех 607 общин страны и собирается раз в год – в июне или июле; кроме того, созываются и внеочередные собрания. В промежутках между общими собраниями организацию возглавляет Конфедерация Народов (the Confederacy of Nations), созываемая четыре раза в год: в нее входят представители регионов, по одному из каждого, плюс один представитель на каждые 10 000 индейцев в этом регионе. В исполнительный комитет (Executive Committee) входят национальный вождь (National Chief), региональные вожди (Regional Chiefs), и председатель совета старейшин (Council of Elders). Национального вождя общее собрание выбирает на три года, региональные вожди избираются вождями своих регионов. Эти регионы – Британская Колумбия; Альберта; Саскачеван; Манитоба; Онтарио; Квебек и Лабрадор; Новая Шотландия и Ньюфаундленд; Нью-Брансуик и Остров Принца Эдварда; Северо-Западная Территория; Юкон.

Организация в ее нынешнем виде была создана в 1982–1985 годах. Национальный вождь сейчас – индеец-кри Овид Меркреди, уроженец Манитобы. Престиж национального вождя в глазах всего канадского общества очень высок и сравним приблизительно с престижем министра.

Главная проблема организации в том, что она представляет лишь тех индейцев со статусом, которые живут в резервациях: индейцы off-reserve в выборах вождя общины не участвуют. Проблема обостряется и тем, что растет число индейцев, родившихся в резервации, которые, поступив на государственную службу или на работу, связанную с университетом, остаются жить вне резерваций. Хотя даже городские индейцы со статусом не чувствуют себя ограниченными, представители государственной власти тем не менее стремятся подчеркивать, что Ассамблея Первых Народов не представляет всех индейцев.

Естественно, AFN не считают «своей» и традиционные вожди, так как эта организация – по существу представительство индейского общества, созданное на базе закона Indian Act. Лучшего, однако, у канадских индейцев нет, и в какой-то мере вообще удивительно, что удалось собрать 600 вождей в одну организацию.

Провинциальные организации

Единые провинциальные организации имеют только индейцы провинций Саскачеван и Манитоба, а также территории Юкон. Как мы убедились выше, в устройстве индейских дел дальше всего продвинулись именно там. Такие организации (в Саскачеване, например, Federation of Saskatchewan Indian Nations) представляют собой как бы маленькие модели AFN: права законодателя в них принадлежат собранию, в которое входят вожди всех общин провинции. Проблемы у них те же, что и у AFN. Поясним, однако, что провинциальные организации не находятся в подчинении AFN. Общепровинциальный вождь тоже не является тем же лицом, что и региональный вождь, представляющий эту провинцию в AFN, – хотя избиратели у них могут быть одни и те же.

В остальных крупных провинциях есть по две и более организации. Наряду с организациями, действующими в нынешних административных единицах, старые традиции имеют и организации, действующие в границах своих договорных территорий; эти границы, однако, не совпадают с сегодняшними провинциальными границами. Различная организационная база, таким образом, позволяет общине состоять одновременно в нескольких организациях. Есть и общины, не присоединившиеся ни к одной организации. Такое разнообразие возможностей нередко создает государственной власти серьезные затруднения в поиске правильного партнера для переговоров при решении каких-либо местных проблем.

Например, в Альберте есть две провинциальных организации: Indian Association of Alberta (стремящейся представлять и городских индейцев) и Chiefs of Alberta. Естественно, они конкурируют друг с другом и вследствие этого слабы. В то же время в Альберте существует сильная организация на территории договора номер 8 (портфели в региональном правительстве разделены по жизненным сферам и т. д.), но она не охватывает всю Альберту, хотя и захватывает частично Саскачеван, Британскую Колумбию и Северо-Западную Территорию. В Британской Колумбии тоже есть две провинциальных организации: одна из них представляет приблизительно одну треть, а другая две трети общин. Организации отличаются по степени радикальности требований.

В Онтарио насчитывается целых четыре сильных организации. Союз Nishnawbe-Аski Nation объединяет кри и оджибве, живущих на территории договора номер 9. Организация Grand Council Treaty # 3 охватывает в основном народы оджибве, живущие на территории договора номер 3. Union of Ontario Indians («Союз Индейцев Онтарио») объединяет большей частью народы оджибве, живущие в ареале «договоров канадской провинции» (см. на стр. 5). В Association of Iroquois and Allied Indians («Ассоциация ирокезов и объединенных индейцев») входят ирокезы и другие народы, в большинстве своем живущие в ареале доконфедерационных договоров. Причем описанная система сохраняет известную гибкость. Например, из двух соседствующих друг с другом резерваций делаваров, расположенных на территории доконфедерационных договоров, одна может объединиться с ирокезской организацией, другая – с Союзом Индейцев Онтарио, который хотя и входит совсем в другой договорный округ, но зато представляет в основном оджибве, принадлежащих к той же языковой группе. Естественно, такое разнообразие не оставляет места для сильной общепровинциальной организации.

Разнообразие организаций наблюдается и в Квебеке. Хотя на Северо-Западной Территории есть организация Dene Nation, объединяющая народы дене, но о внутренних противоречиях среди этих народов речь уже шла выше.

Ступенью ниже организаций, охватывающих целые провинции либо договорные округа, стоят описанные ранее родовые советы (tribal council), которые выполняют в основном практические функции.

Другие организации.

Помимо перечисленных организаций, у канадских индейцев есть в огромном числе разнообразнейшие организации по интересам – такие, как Nation Indian Arts and Crafts Corporation (Национальная корпорация индейских искусств и ремесел); социальные и хозяйственные – как Association of Reserves for Improving Social Economics (Ассоциация по социально-экономическому развитию резерваций); профессиональные – как Ontario Indian Education Council (Совет по образованию индейцев Онтарио) и многие другие.

Как отдельную от них можно рассматривать систему центров дружбы (Friendship Center).

В каждом более или менее крупном центре Канады, где живут представители коренных народов, имеется свой центр дружбы, цель которого – всесторонне поддерживать городских индейцев. Деятельность этих финансируемых государством центров, в основном состоящая в оказании различных консультационных услуг и социальной помощи, ориентирована прежде всего на находящихся в более тяжелом положении, а также на опустившихся индейцев со статусом и без статуса. Руководство центра дружбы – директорат (Board of Directors) – избирается всеми туземцами, живущими в данном населенном пункте, для чего заведен и регистр городских индейцев. Центры дружбы создали сеть, организованную как отдельно по провинциям, так и общеканадскую. Поскольку речь идет об организации, имеющей узко ограниченные цели, о федерации центров дружбы нельзя говорить как о представительной организации городских индейцев.

На роль последней все же претендует Конгресс коренных народов (Congress of Aboriginal Peoples), который стремится представлять индейцев, не представленных в AFN, а также городских эскимосов и метисов. Не вполне ясно, насколько четко зафиксирован круг избирателей этой организации и сколь корректно проводятся выборы. Тем не менее Конгресс коренных народов (в прошлом называвшийся «Совет Туземцев Канады» – Native Council of Canada) считается одной из четырех крупнейших общегосударственных организаций туземцев, наряду с AFN и представительными организациями эскимосов и метисов. Между всеми четырьмя ведется определенная совместная работа и согласование точек зрения.

Создание единой организации коренных народов в Канаде считают практически невозможным, так как интересы разных групп коренного населения слишком различны.

Организация эскимосов Inuit Tapirisat of Canada / Inuit Tapiriiksat Kanatami.

Организация основана в 1971 году и представляет 35 000 эскимосов, живущих в общинах Юкона, Северо-Западной Территории, северного Квебека и Лабрадора. У Тапирисата восемь членских организаций, из них семь окружных и восьмая – женская эскимосская организация. Ожидается, что в ближайшем будущем семь эскимосских регионов могут быть укрупнены, образовав четыре округа, границы которых совпадут с границами четырех больших земельных требований: Инувиалуит, Нунавут, Северный Квебек и Лабрадор. Сейчас членами являются:

Ассоциация эскимосов региона Баффиновой Земли – Baffin Region Inuit Association;

Региональная Корпорация Инувиалуита – Inuvialuit Regional Corporation;

Ассоциация Эскимосов Киватина (область NWT) – Keewatin Inuit Association;

Ассоциация Эскимосов Китикмеота (область NWT) – Kitikmeot Inuit Association;

Ассоциация Эскимосов Лабрадора – Labrador Inuit Association;

Корпорация Макивика (область Северного Квебека) – Makivik Corporation;

Объединение «Нунавут Туннгавик» – Nunavut Tunngavik Incorporated;

Ассоциация Эскимосских Женщин «Пауктуутит» – Pauktuutit (Inuit Women’s Association).

Президент Тапирисата избирается на прямых выборах всеми эскимосами Канады, достигшими 18 лет. В данное время президентом является Розмари Куптана, уроженка региона Инувиалуит. В совет директоров Тапирисата входят главы всех членских организаций. Ежегодно созывается съезд, на котором представлены все общины на основании соответствующих квот.

Тапирисат является также представителем канадских эскимосов во всемирной эскимосской организации.

Эскимосская Заполярная Конференция Inuit Circumpolar Conference (ICC).

ICC объединяет эскимосов четырех стран: США (эскимосы Аляски), Дании (эскимосы Гренландии), России (эскимосы Чукотки) и Канады. Эскимосы России участвуют в работе ICC начиная с 1992 года. Организация была создана в 1970-х гг., формальное учреждение произошло в 1980 году. С 1983 года у ICC статус неправительственной (nongovernmental) организации при ООН. С периодом в три года созывается съезд, на котором каждая из четырех стран представлена 18 делегатами. В совет ICC входит по два члена из каждой страны.

Эскимосы Канады представлены в ICC через Тапирисат и его структуры. Делегаты ICC, соответственно, избираются по членским организациям Тапирисата.

В Гренландии аналог Тапирисата отсутствует и представительство осуществляется через различные организации, начиная с политических партий и кончая профсоюзом рыбаков. Российские эскимосы представлены Советом юпик-эскимосов. Известно, что в 1992 году эскимосами Чукотки был проведен конгресс, на котором также были избраны два представителя в совет ICC.

ICC, наряду с представительством саамов и российской организацией (Ассоциация коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока), включен в начатый восемью «арктическими странами» т. н. процесс Рованиеми по координации природоохранной деятельности в арктических регионах этих стран.

Организация метисов.

Национальный Совет метисов Mеtis National Council.

Система самоуправления метисов состоит из четырех различных уровней: локального (общинного), регионального, провинциального и национального (общегосударственного). Членами-учредителями Национального Совета являются провинциальные организации Альберты, Манитобы и Саскачевана, провинциальные представительства которых избираются путем прямых выборов. Позднее к организации присоединились метисы Британской Колумбии и Онтарио, где сейчас выборы в провинциальное представительство проводятся на ежегодном конгрессе, состоящем из делегируемых представителей. К организации намереваются присоединиться и метисы NWT.

Планируется переход на единую систему с прямыми выборами не только президента Национального Совета, но и всех провинциальных и территориальных представительных органов, из делегатов от которых формируется Национальный Совет. Нынешний президент Национального Совета – Джеральд Морэн, уроженец Саскачевана.

Вообще говоря, четырехступенчатая система самоуправления метисов образуется сложной комбинацией прямых выборов и различных делегирований, рассчитанных на то, чтобы уравновесить интересы представительств разных уровней. Избирателями являются члены общины, достигшие 18 лет.

Проблемой для метисов – так же, как и для индейцев – является система представительства городских метисов, организационно не сочетающаяся с системой общин. Вдобавок живущие в городах туземцы кое-где уже сумели организоваться, не ограничиваясь по национальному принципу: в такие организации входят горожане, представляющие все коренные народы данной местности – будь то индейцы со статусом или без статуса, эскимосы или метисы. Пример такого рода – организация United Native Nations («Объединенные Коренные Народы») в Британской Колумбии.

Права собственности коренного населения

Претензии коренного населения на титул собственности в системах общего права.

В США право коренных народов и далее владеть и пользоваться занимаемыми территориями законодательно было закреплено в 1820–1830-х гг. решениями председателя Верховного суда Джона Маршалла (John Marshall). Однако эти решения были истолкованы таким образом, что сохраняли за Конгрессом неограниченные полномочия прекращать подобные «права» индейских племен. В 1955 г. Верховный суд своим решением по делу Tee-Hit-Ton Indians v. United States подтвердил, что пятая поправка к Конституции США не дает права требовать компенсации за прекращение таких прав; это решение встретило ожесточенную критику и объясняется, скорее всего, тем, что суды в США вообще избегают поднимать некоторые фундаментальные вопросы политики по отношению к индейцам, оставляя их на усмотрение Конгресса и исполнительной власти.

На практике за последние десятилетия Конгресс избегал принимать решения о прекращении прав коренного населения на землю без предварительных переговоров или компенсации. Закон 1971 г. «Об урегулировании претензий коренного населения Аляски» (Alaska Native Claims Settlement Act – ANCSA), прекращает права этого населения на многочисленные территории в обмен на выплату вновь создаваемым поселениям и региональным корпоративным объединениям коренных народов определенных денежных сумм и передачу им прав на некоторые земли и ресурсы. Для многих представителей коренных народов, недовольных потерей прав на ведение традиционного натурального хозяйства и утверждением корпоративного предпринимательского духа и имущественных тяжб между членами племен, новый закон стал горьким разочарованием. Но другие представители тех же народов поддержали его, поскольку он давал им определенный шанс и, учитывая существующие политические реалии, был лучшим из возможных выходов.

Другая серия соглашений, которых добивались племена на северо-востоке Соединенных Штатов, была связана с тем, что десятилетиями после 1790 земли индейских племен приобретались правительствами штатов вопреки федеральному закону от 1790 г., запрещавшему подобные сделки без участия федерального правительства. Возникшие в связи с этим претензии получили судебное подкрепление, когда в 70-е гг. индейцы наконец-то смогли добиться их рассмотрения в суде. В 1980 г. было подписано соглашение с племенами пассамакоди и пенобскот, в соответствии с которым эти племена получали от штата Мэн 81,5 млн долл., предназначенные, главным образом, для покупки земель, но при этом признавали прекращение своих прав на 12,5 млн акров земли. В соответствии с этим соглашением, племя пассамакоди получало ограниченную автономию в решении внутренних вопросов и представительство в законодательном собрании штата Мэн (без права голоса), но конфликт с властями штата по вопросам охраны среды, использования земель и рыболовства не был исчерпан, а многие представители племени стремятся сейчас к расширению самоуправления. Соглашения были достигнуты и в штате Род-Айленд и в других районах на северо-востоке, но основные претензии, выдвигаемые племенами каюга, сенека, онейда, онондага и мохаук, ждут решения в судах штата Нью-Йорк. Переговоры часто осложняются политическими маневрами, связанными с предложениями индейцев разрешить создание [на их землях] казино и требованиями штатов иметь долю в доходах от игорного бизнеса.

Канада.

Частично опираясь на прецедентные решения судьи Маршалла в США, а также на Королевскую декларацию о земельных правах индейцев от 1763 г., канадские суды сыграли ведущую роль в институциональном развитии современной судебной практики в отношении прав коренных народов, включая притязание коренных народов на правовой титул. Федеральное правительство стало серьезно относится к правовому титулу коренных народов после решения Верховного суда Канады по делу Calder v. A-G of British Columbia ([вождь] Кэлдер против Генерального атторнея Британской Колумбии), когда шесть из семи судей согласились с принципом, по которому не прекращенный правовой титул коренного народа признается частью обычного [туземного] права, хотя по фактам конкретного дела только трое из них поддержали притязания племени нишга. Влияние этого принципа было особенно заметно в Британской Колумбии, где государство, с одной стороны, не поддерживало заключения договоров с коренным населением, с другой, – активно не добивалось «прекращения» правового титула коренных народов. До сих пор наиболее важным в Канаде является решение по иску Delgamuuk v. R ([вождь] Делгамуук против короны), возбужденному в Британской Колумбии племенами гитксан и ветсуветен. В соответствии с решением Председателя Верховного суда [Антонио] Леймера (Lamer), в туземном праве титул проистекает из того исторического факта, что данные коренные народы занимали соответствующие земли и владели ими в период до установления над ними суверенитета Канады, из действовавшего ранее туземного права, регулировавшего занятие земель, и из юридических последствий, создаваемых в обычном праве тем обстоятельством, что данные земли были заняты коренными народами. С его точки зрения, титул коренных народов не эквивалентен безусловному праву собственности: это право sui generis, и не в последнюю очередь из-за того, что это право является общинным и неотчуждаемым, иначе как в пользу государства. Судья Леймер решил также важную проблему, постановив, что племена, которым принадлежит титул на земли, могут использовать их не только в традиционных целях, но любыми законными способами, за исключением тех, которые создавали бы угрозу для возможности традиционного использования общинных земель в будущем. Тем не менее, судьи все еще не пришли к единому мнению о том, в какой мере коренное население может претендовать на право использовать земли в масштабах и целях, отличных от его традиционной хозяйственной практики.

Большая часть судебных споров, ведущихся сейчас в Канаде, касается прекращения – в последнее время или в прошлом – правовых титулов коренного населения на землю, а также пределов полномочий правительства по регулированию землепользования, не доходящему до прекращения титула. В решении по делу Delgamuuk констатировалось, что после присоединения Британской Колумбии к Канадской конфедерации в 1871 г. эта провинция (как, по-видимому, и другие провинции) лишилась права принимать законы, непосредственно затрагивающие индейцев (в соответствии со статьей 91 Конституционного акта 1867 г., эти вопросы относились к ведению федерации), а из имеющих силу законов общего характера не может вытекать прекращение титула. Федеральные суды предъявляют довольно жесткие требования к основаниям, по которым возбуждаются иски о прекращении прав коренного населения на землю или о лишении его других прав, не связанных с владением землей, если эти иски основаны на законах, принятых до федерального закона от 1982 г., или на колониальном законодательстве, предшествовавшем образованию федерации. Теперь федеральная власть в своих отношениях с индейскими племенами и другими коренными народами ограничена также фидуциарными обязательствами [обязательствами доверенного лица].

Статья 35 Акта о конституции Канады 1982 г. накладывает еще более сильные ограничения, провозглашая, что «признаются и подтверждаются исконно существующие и вытекающие из договоров права коренного населения Канады». Верховный суд отклонил аргумент, что это положение лишает правительство полномочий ограничить или прекратить любое из прав коренных народов, которое существовало в 1982 г. При этом суд сформулировал критерий, в соответствии с которым в том случае, если истцы, представляющие коренные народы, могут доказать нарушение какого-либо из существующих прав, то бремя доказывания того, что это нарушение необходимо для достижения настоятельных и важных законных целей и не противоречит фидуциарным отношениям между государством и коренными народами, возлагается на правительство. Обычно при этом требуется, чтобы нарушение прав было настолько малым, насколько это возможно для достижения цели, с которой оно было совершено; кроме того, требуется проведение заблаговременных консультаций с представителями коренных народов, а в случае отчуждения собственности у носителей аборигенного правового титула, им должно быть предоставлена справедливая компенсация.

Волна решений Верховного суда Канады по поводу правового титула и других прав коренных народов побудила федеральное правительство и правительства некоторых провинций отнестись с большим пониманием к правопритязаниям коренных народов и в некоторых случаях учитывать их интересы при выборе того или иного порядка природопользования. Однако подход судов и правительств различных провинций к проблемам коренного населения продолжает вызывать озабоченность.

Во-первых, судебные власти, особенно в Британской Колумбии, относятся с пониманием и к иным интересам, нежели потребности коренных народов. Эти интересы требуют включить в хозяйственный оборот земли, которые заняты коренными народами и на которые у этих народов имеется титул. В решении по делу Delgamuuk все судьи были согласны, что развитие сельского и лесного хозяйства, горнодобывающей промышленности и гидроэнергетики, инфраструктуры и экономики внутренних областей Британской Колумбии, а также размещение в этих целях на ее территории иммигрантов может рассматриваться как важная и насущная цель законодателя. Рекомендации Верховного судьи Леймера о создании условий для участия коренного населения в этих проектах, о выплате справедливой компенсации в тех случаях, когда права коренного населения на землю ущемляются, о проведении соответствующих консультаций можно толковать двояко. В них можно видеть и защиту собственности индейских племен от чрезмерных аппетитов государства, и юридическое оправдание тех схем экономического развития, которые не обязательно пользуются поддержкой коренного населения.

Во-вторых, одностороннее непризнание или навязанное прекращение прав коренных народов, особенно их прав на земли, причиняет этим народам такие страдания, что многие теперь считают недопустимым продолжение подобной практики, пусть даже введенной в определенные рамки. Это же относится и к тем соглашениям об урегулировании претензий, которые в последнее время заключают в Канаде по модели, опробованной на Аляске. В соответствии с такими соглашениями, права коренного населения, проистекающие из обычного права или из заключенных в прошлом договоров, прекращаются, и у аборигенных народов остаются только те права собственности, которые предусмотрены данными соглашениями и действующим законодательством. Комитет по правам человека ООН резко критиковал подобную политику канадского правительства и рекомендовал «прекратить ее как противоречащую положениям ст. 1 Международного пакта о гражданских и политических правах». Эта рекомендация является юридически значимой, так как устанавливает связь между сохранением прав коренного населения на землю и международно признанным правом народов на природные ресурсы и на самоопределение.

Согласно третьему, наиболее распространенному юридическому подходу, титул собственности коренных народов рассматривается как обременение абсолютного суверенного титула (radical title) Короны, возникающего в момент, когда государство устанавливает свой суверенитет над соответствующей территорией. Суды просто принимают как данность факт установления суверенитета государства с определенной даты, безотносительно к тому, сколько времени понадобилось после этого для утверждения реальной власти государства над конкретным регионом, приняло ли местное население эту власть и было ли оно вообще поставлено в известность об установлении этой власти. Такой подход нисколько не удивителен, если рассматривать суверенитет как неделимый и неограниченный. Но он не позволяет понять точку зрения коренных народов и не оставляет места тем группам, которые хотели бы установить в рамках политической системы канадского государства местное самоуправление, основанное на исторической традиции. В решении по делу Delgamuuk вопрос о том, может ли право на самоуправление в определенных случаях рассматриваться как конституционное право коренных народов, предусмотренное статьей 35 Конституции, был отложен. Соглашения, заключенные в последнее время, предусматривают сравнительно ограниченные формы самоуправления на территориях племен нунавут (вступило в силу с 1999 г.) и нишга (принято в 2000 г.) в Британской Колумбии: они расширили все еще не достаточный набор типовых решений, которые могут предлагаться для рассмотрения на последующих переговорах.

Претензии коренного населения на титул владения,

основанные на заключенных в прошлом договорах.

Канада

В канадской юриспруденции, в отличие от новозеландской, заключенные в прошлом договоры с коренным населением рассматриваются не как «международные договоры», а как договоры «sui generis»: они непосредственно признаются канадским правом, но до 1982 года могли быть отменены позднейшим законодательством и, возможно, некоторыми правительственными актами, после специальной оторизации. Но договорные права, действовавшие на 1982 год, в соответствии со статьей 35 Конституции 1982 года, пользуются конституционной защитой. Согласно решению Верховного суда Канады, к ограничениям, накладываемым властями на договорные права, приложимы те же критерии законности и юридической силы, что и к ограничениям прав туземного населения в рамках общего права. Так, предоставленные министру полномочия определять по своему усмотрению вид генеральной лицензии на вылов лобстера и других морских продуктов у берегов Восточной Канады имели бы признаки противоречия со статьей 35 Конституции, если бы в этой лицензии не были установлены особые условия, учитывающие права коренных народов на вылов рыбы в соответствии с заключенным с ними договором. Интерпретация договоров с коренными народами остается больным вопросом. Так, было окончательно решено, что устное соглашение, достигнутое в процессе переговоров, должно считаться частью договора, даже если оно не включено в его текст. В 1999 году в решении по делу Marshall большинство Верховного суда присоединилось к мнению, что договор между племенем микмаков и британскими властями, в тексте которого содержалось лишь негативное обязательство племени не заниматься торговлей иначе, как через посредство системы британских факторий (truckhouse system), включал также устное соглашение, которое позволяло микмакам торговать «самым необходимым», а это, в свою очередь, подразумевало право охотиться, ловить рыбу и заниматься собирательством в таких масштабах, которые позволили бы продавать излишки, чтобы обеспечить себе «скромное существование». Это решение вызвало серьезные опасения за сохранение давно установившегося среди некоренного населения Восточной Канады режима рыбной ловли, и правительству пришлось приложить немало стараний, чтобы выработать приемлемое соглашение, позволяющее сочетать требования охраны природы с допуском к рыболовству дополнительного количества людей.

Соединенные Штаты Америки.

В 1871 году Конгресс рекомендовал исполнительной власти более не прибегать к институту договоров для урегулирования отношений с индейскими племенами. Современные формы соглашений об урегулировании земельных отношений в США с тех пор не имеют статуса «договора», но те договоры, которые были заключены до 1871 года, остаются частью действующего права – с той оговоркой, что статья VI Конституции имеет перед ними преимущественную силу, хотя многие из них были заменены более поздними (и часто заключенными с использованием недобросовестных методов) соглашениями или весьма непоследовательными законодательными актами. Обязательства, налагавшиеся договорами, часто беззастенчиво нарушались: индейцы вообще рассматривают всю историю США как цепь нарушенных соглашений. Тем не менее, для многих племен заключенные в прошлом договоры являются правовой основой прав на землю, рыбные промыслы и другие естественные ресурсы. Один из последних примеров – решение по делу Minnesota v. Mille Lacs Band of Chippewas, которым Верховный суд США минимальным большинством (5 голосов против 4) подтвердил, что закрепленное договором 1837 года право индейцев на узуфрукт по-прежнему сохраняет силу и не было аннулировано президентским приказом 1850 года о выселении всех чиппавеев, который признан недействительным. Это право не было аннулировано и договором 1855 года, в соответствии с которым община отказывалась от «всех прав, титула и выгод», связанных с землями Миннесоты. Суд счел, что чиппавеи не понимали, что отказываются и от прав на узуфрукт, а составители договора от имени Соединенных Штатов, вероятно, не имели определенного намерения лишить их этих прав и, во всяком случае, не выразили его в тексте договора.

Бенедикт Кингсберри – профессор юридического факультета Нью-Йоркского университета.

Очень важная для вас статья:  Грибы Канада
Добавить комментарий
Этнография — Народы Америки