Мировой финансовый кризис. Насколько он затронул Канаду



Содержание поста:

Слепые официальные экономисты наконец разглядели приближение мирового кризиса

Мировой экономический кризис уже на пороге. Напряженность в мировой торговле может перерасти в экономический спад к концу 2020 года. Такой прогноз сделало российское Аналитическое рейтинговое агентство (АКРА). Признаков надвигающейся беды все больше, а апокалипсические прогнозы теперь не выглядят такими уж невероятными.

Очередной экономический цикл, после которого неизбежно наступает мировая рецессия, подходит к концу. Значит, не за горами глобальные потрясения, которые затронут всех и каждого. Бомба может разорваться где угодно. Напряженность в мировой торговле может перерасти в экономический спад к концу 2020 года, прогнозирует российское Аналитическое рейтинговое агентство (АКРА).

«Низкая вероятность быстрого разрешения торгового конфликта между Китаем и США, а также угроза ограничения Соединенными Штатами торговли с Мексикой и другими странами свидетельствуют о том, что негативные циклические тенденции, наблюдающиеся в экономике США с начала текущего года, могут привести к стагнации или рецессии в некоторых развитых странах в 2020–2020 годах», – говорится в опубликованном во вторник исследовании АКРА.

Мировым финансовым рынкам угрожает даже изменение климата, беспокоится комиссар комиссии по торговле товарными фьючерсами США Ростин Бехнам. Только в 2020 году стихийные бедствия нанесли ущерб на 160 млрд долларов. А из-за изменения климата тех же наводнений, опустошающих американские фермы, может стать значительно больше. Шторма, засухи, лесные пожары и другие стихийные бедствия приводят к банкротствам компаний и людей. Банки недополучают свои выплаты по ипотеке и кредитам, а страховщики разоряются на огромных выплатах. Может пострадать и энергетическая отрасль. Потому что оценки запасов в итоге могут оказаться завышенными, и значительная часть ресурсов так никогда и не будет добыта. Раздутая стоимость нефтегазовых компаний просто рухнет.

Впрочем, изменение климата – процесс довольно долгий. Тогда как есть явные признаки наступления рецессии уже в ближайшем будущем. Причем будущая экономическая рецессия будет самой мощной и войдет в историю, считает эксперт исследовательской группы Casey Research Даг Кейси.

Профессор экономики Нью-Йоркского университета Нуриэль Рубини ровно год назад со своим коллегой Брунелло Розой определил 10 потенциальных рисков, которые способны спровоцировать глобальную рецессию в 2020 году. Девять из этих рисков сохраняются до сих пор, заявил Рубини, который ранее был главным экономистом по международным вопросам Совета экономических консультантов при президенте США, затем был первым советником заместителя министра финансов.

В целом экономисты выделяют несколько точек на глобусе, откуда может прилететь «черный лебедь». Это некое неизвестное негативное событие, которое тем и опасно, что к нему невозможно подготовиться. Поэтому «черный лебедь» приводит к обвалу и рецессии, которая рушит экономику одной страны за другой, как карточные домики.

Так, ударить может из США. Американская экономика вот уже 11-й год показывает непрерывный подъем. Это рекорд по длительности экономического роста без рецессии в американской истории. А это значит, что она подошла к естественному сроку жизни и скоро должна умереть.

Даг Кейси уверен, что экономика США – это карточный домик, который может сложиться от сильного дуновения ветра, причем цунами уже приближается. Тревогу бьют многие экономисты. Опасения вызывает в первую очередь торговая война США с Китаем, которая приводит к перекраиванию глобальных рынков. Усугубление борьбы приведет к замедлению мировой экономики, снижению спроса на энергоресурсы, проблемам в банковской сфере и в конечном счете к глобальному обвалу.

Эксперты АКРА считают, что торговая война приведет к падению американской экономики на 0,7% уже в 2020 году.

Еще один признак приближающегося кризиса в США – инверсия кривой доходности. Это необычная ситуация, когда доходность по долгосрочным облигациям падает ниже доходности по краткосрочным бумагам.

Она считается самым точным предвестником наступления экономического кризиса в стране. По крайней мере, историческая статистика последних 50 лет указывает именно на это. В шести подобных случаях вслед за такой инверсией в США наступал кризис. Правда, это происходило не сразу: в среднем рецессия наступала через 311 дней, то есть примерно через год. В частности, так было в 1990, 2001 и 2008 годах.

Единственное, что может помочь США – это разворот ФРС в сторону снижения процентных ставок, что с большой долей вероятности произойдет уже на этой неделе. «Если это произойдет, рецессия в США станет менее, а не более вероятной», – пишет в своей статье на Project Syndicate главный экономист Gavekal Dragonomics Анатолий Калетский. Прошлым летом Нуриэль Рубини называл повышение ставок ФРС одним из 10 рисков для мировой экономики. И это именно тот единственный риск, который к этому лету улетучился, потому что ФРС неожиданно решила смягчить свою политику.

Впрочем, опасность таится и в действиях американского президента по отношению, например, к Ирану. Ради повышения своих рейтингов Дональд Трамп может организовать настоящий внешнеполитический кризис, спровоцировав нефтяной шок, который, без сомнений, уведет мир в пучину кризиса. Сейчас точкой напряжения является Иран, который оказался в тисках очередных американских санкций, хотя Китай вопреки им продолжает закупать иранскую нефть. Буквально на днях Трамп заявил, что США могут начать войну с Ираном из-за ядерного оружия. Остается надеяться на здравый смысл, который подскажет ему не доводить ситуацию до вооруженного столкновения. Иран контролирует Ормузский пролив, через который идет значительная часть мировой нефти. Если терять будет нечего, он перекроет этот пролив, и колоссальный дефицит нефти убьет многие экономики. Собственно, Иран уже щекочет нервы: недавно он задержал британское судно. США в ответ собираются создать коалицию из разных стран, которая займется патрулированием вод Ормузского пролива, заявил американский госсекретарь Майк Помпео.

Впрочем, беда может прийти также из Китая.

Одним из рисков, который может спровоцировать рецессию в 2020 году, является торговая и технологическая война с США,

считает Рубини. Если США введут пошлины на экспорт стоимостью 300 млрд долларов и запретят Huawei и другим китайским компаниям использовать американские компоненты, Пекин ответит тоже крайними мерами. Например, лишит американские компании редкоземельных металлов, которые нужны в том числе в оборонке, либо закроет свой рынок для американских транснациональных компаний типа Apple. Это непосильный шок для рынков. Дальнейшая эскалация этой войны столкнет мир в рецессию, причем вне зависимости от того, что делают крупнейшие центральные банки, считает Рубини.

Даже заявления о том, что стороны наконец договорились, на поверку не ведут к улучшению торговых отношений. «Обе страны дрейфуют в противоположных направлениях, поэтому пространство для компромисса между ними сужается, а риск начала глобальной рецессии и кризиса в мировой экономике, чье состояние уже и так является хрупким, возрастает», – считает Рубини.

Экономистов пугает снижение роста китайской экономики. Они опасаются, что в какой-то момент Китай покажет резкое замедление, последствия которого будут непредсказуемыми, но явно катастрофическими. Это может спровоцировать резкое падение цен на сырье, и далее по спирали, что затронет сырьевые страны. С другой стороны, пострадают и развитые страны, которые в последние 10 лет стали активно продавать свою продукцию среднему классу среди китайцев.

Кроме того, в самой китайской экономике видны диспропорции в виде перегрузки долгами как государства, так и бизнеса. Причем в частном секторе она наиболее выражена.

В АКРА считают, что если американская экономика в следующем году погрузится в рецессию, то Китай покажет минимальные за 25 лет темпы роста – всего 4%.

Впрочем, выстрелить в спину может и Европа. Опасно уже одно то, что кресло премьер-министра Великобритании занял Борис Джонсон, известный своей принципиальной позицией: он выступает за Брексит любой ценой, даже без сделки с Евросоюзом. Рынки напуганы таким поворотом событий, европейская валюта стала аутсайдером дня. Зато цены на золото пошли вверх, так как инвесторы убегают в тихую гавань в страхе перед бурей. Уж евро точно теперь не светит ничего хорошего, особенно если ЕЦБ продолжит смягчать монетарную политику.

Калетский вообще считает, что от Европы исходит намного более серьезная угроза мировой экономике, чем из США и Китая. По его мнению, невинная Европа будет главной жертвой торговой войны США и Китая по той же причине, по которой она пострадала в кризис 2008 года больше самих США, где эта рецессия зародилась. Он полагает, что Европа опять принимает ошибочные решения – а именно жестко экономит на всем. Пока США и Китай стимулируют свои экономики, чтобы компенсировать экспортные потери, ЕК пытается заставить Италию ужаться – сократить госдолг и повысить налоги, а Германия сокращает инвестиции и откладывает снижение налогов при профицитном бюджете просто потому, что профицит оказался ниже ожиданий. Европейским банкам закручивают гайки, что выливается в сокращение кредитования. Недаром МВФ пересмотрел свои прогнозы на 2020 год в сторону более серьезного падения экономики Германии и в целом еврозоны, тогда как прогнозы по Китаю и США почти не изменились. После 2008 года такая политика привела к затяжному посткризисному периоду в Европе, и это может повториться. Впрочем, эксперты АКРА прогнозируют, что экономика Евросоюза не уйдет в рецессию (минуса не будет), однако ее экономика останется в ловушке стагнации – ВВП прибавит всего 0,2%.

Что касается России, то ко всем глобальным рискам прибавляются и, так сказать, «собственные». Одним из них называют ипотечный кризис, который, впрочем, пока находится под контролем ЦБ. Второй – это риск новых санкций против России. Впрочем,

эксперты АКРА снизили вероятность введения новых экономических санкций в отношении России. Однако глобальные потрясения из-за торговой войны и снижения темпов роста мировой экономики помешают росту спроса на традиционные для России экспортные товары,

«Если шаги с точки зрения регулирования финансовой системы позволят выдержать снижение объемов экспорта без финансового стресса в банковском секторе, то экономика России может пройти неблагоприятный период с темпами роста 0,4–0,9% в 2020 году. При более значительном спаде внешнего спроса либо в случае неадекватных мер регулирования возможно наступление рецессии – спад до минус 2,5–3%», – прогнозируют эксперты АКРА.



Ряд экономических инструментов поможет России успешно пережить неблагоприятный период. В первую очередь это накопленные благодаря бюджетному правилу резервы от нефтегазовых доходов. Во-вторых, ЦБ РФ может временно повышать ключевую ставку с целью борьбы с валютной лихорадкой, а Минфин – прекратить закупки иностранной валюты.

О приближении мирового финансового кризиса заговорили эксперты

Действительно ли мы на пороге нового глобального экономического кризиса, насколько сильно он ударит по России и как нам спасаться?

Минувший октябрь стал самым страшным для американского фондового рынка с момента окончания прошлого кризиса. За пару недель индекс Dow Jones лишил инвесторов годового заработка. В последнюю пятницу месяца Nasdaq упал на 2%, Dow Jones — на 1,2%, S&P 500 — на 1,7%, устроив игрокам, по оценкам западных СМИ, «кровавую баню».

Эти события заставили заговорить о приближении очередного глобального кризиса. Может, это первые звоночки? Тем более что в начале года о приближающемся финансовом кризисе уже предупреждал Джордж Сорос, обвиняя в нем президента США Дональда Трампа и проблемы в ЕС, а летом о нарастающих проблемах в мировой экономике говорила глава МВФ Кристин Лагард.

Приближается мировой финансовый кризис, правда или нет

2020 год для экономики мира прогнозируется отсутствием спадов. Но 2020 год проявит себя в глобальном экономическом кризисе. Мировой кризис начинается из-за ряда факторов, где рушится одно звено и тянет за собой всю цепь. Но есть некоторые закономерности, по которым можно спрогнозировать динамику кризиса. Война, неурожай, кредитный пузырь, печать денежной массы могут приблизить финансовый спад, если общая экономическая ситуация и без того, тяжелая.

Наступление экономического спада возможно предугадать:

  • Реальной опасностью может стать ипотечный кризис. Ипотечный бум может смениться сначала внутренним кризисом и дальше мировым.
  • Кредитные учреждения легко выдают ипотеку гражданам, обеспечивая кредит недвижимостью. Когда раскрываются реальные возможности выплат гражданами ипотеки, которые показывают, что большая часть населения не в состоянии потянуть ипотечные платежи, запускается механизм наступления кризиса.
  • Банки изымают недвижимость, пытаются реализовать по низкой цене для ускорения продажи, в итоге рынок недвижимости дешевеет. Страховые компании по договорам кредитования обязаны оплатить сумму страховки, что приводит к их банкротству при массовом возмещении. Банки, страховые, население, агентства недвижимости и далее по цепи терпят убытки, разоряются. Это наносит удар по ВВП страны.

Потрясения в августе 2020. Срыв торговых соглашений, Трамп и его второй срок, угроза валютной войны, уход иностранных инвесторов, крымский синдром и широкие санкции, отсутствие мирового экономического прорыва, курс рубля, его проблемы и причина обмана, рост налогов, отсутствие экономической стратегии.

О трёх наихудших сценариях августа 2020 года – рассказывает Ян Арт, главный редактор портала Finversia.ru.

Почему происходят финансовые кризисы

Потому что тот кто создает деньги может делать их либо ДЕШЕВЫМИ, либо ДОРОГИМИ. Если я выдаю вам деньги под 2% годовых, то это «дешевы деньги», а вот если я выдаю их вам под 6% или 20% годовых, то это «дорогие деньги». В первом случае вы легко будете брать у меня кредиты для покупки недвижимости и развития своего бизнеса, экономика будет расти, найти работу и деньги будет легко. Во втором случае вы НЕ будите брать у меня кредиты для покупок или развития бизнеса, экономика будет сжиматься, найти работу и деньги будет сложно.

Создает мировые деньги ФРС США которая принадлежит мировым банкирским элитам (учредители там, это несколько десятков банков, бенифициары которых неизвестны потому что им не нужна огласка). Именно ФРС США создает доллары которые дает в долг правительству США. Именно элиты которые стоят за ФРС США и создают регулярно мировые кризисы.
Для нас важно понять то, что после второй мировой войны, по ее итогам, именно доллар США вынудили использовать как международное средство расчетов. То есть страны сейчас вынуждены вести расчеты между собой в долларах США. Это, во-первых, создает мировой спрос на доллар. А во-вторых, от доллара зависит состояние всей мировой экономики. Кризис в США всегда запускает кризис в мире.

Как спасаться будем?

Но если, как считают наши эксперты, кризис нам грозит не раньше чем через полтора года, еще есть время принять мудрое (по возможности) инвестиционное решение. Что нужно сделать, чтобы хотя бы не потерять накопленное непосильным трудом? Мнения экспертов расходятся исходя из того, насколько оптимистично они оценивают текущее состояние экономики. Например, пока экономика США продолжает расти, есть смысл покупать акции на американском рынке, советует Тремасов.

Максимум накоплений в твердой валюте и минимум обременительных проектов, рекомендует Сергей Хестанов. Уходить в доллары советует и Дмитрий Тарасов. «Во всяком случае, я бы увеличивал долю долларовых активов, но не забывал про кредитный риск, — говорит Тарасов. — То есть либо в депозиты под высокую долларовую ставку в госбанках, либо в гособлигации, причем можно и не в наши».

Частичной защитой может быть, как всегда, физическое золото, вполне возможно, что и серебро — в той же или даже немного большей степени, полагает Андрей Люшин.

Главное, четко понимать, куда вы собираетесь вкладывать деньги.

«Вот чего делать нельзя, так это не использовать возможных инструментов финансового рынка, — говорит Даниил Егоров. — Не время пережидать турбулентность и ждать стабильности: она, скорее всего, не наступит. Брать на себя избыточные риски и заигрываться длинными позициями тоже не стоит — в нынешних условиях падение рынка может быть дольше любых прогнозов. Неплохие шансы есть на валютном рынке, так как валюты развивающихся стран становятся все более популярны. Однако ожидать их роста относительно мировых валют в обозримом будущем не стоит. В любом случае, время «спокойных» денег и хороших дивидендов в России точно прошло, и вернется оно не скоро».

Самые крупные мировые финансовые кризисы в истории: их суть и последствия

После мирового финансового кризиса 2008 года это понятие приобрело всеобщую известность. Некоторые страны до сих пор переживают последствия этого явления, а финансовые аналитики уже предрекают новый кризис. В истории их было немало, однако раньше они носили локальный характер – мир стал глобальным относительно недавно.

Первый мировой финансовый кризис

Первым финансовым кризисом мирового масштаба принято считать крах железнодорожных компаний в США в 1857 году. В то время железнодорожные перевозки служили основным видом сообщения, поэтому из-за банкротства ж/д компаний пострадала промышленность: металлургия, легкая промышленность, судостроение. Из-за этих проблем обвалился фондовый рынок, что негативно сказалось на экономике не только США, но и Великобритании, Германии и Франции.

Не прошло и 20 лет, как в 1873 году случился еще один кризис. Он имел затяжной характер и длился до 1878 года. Причиной стала зависимость экономик США и многих европейских стран от импорта дешевых товаров из Южной Америки. На этом фоне фондовые рынки Австрии и Германии стремительно росли за счет спекуляций, что, в свою очередь, вызвало взрыв цен на недвижимость. Но продолжался он недолго – экономики многих стран Западной Европы рухнули так же быстро, как выросли.

Причины финансовых кризисов ХХ века



Первый кризис в новом веке предшествовал Первой Мировой. США, Франция, Великобритания и Германия примерно в одно время (1914 год) начали активно продавать ценные бумаги иностранных корпораций, чтобы привлечь средства для финансирования военных кампаний.

После войны начался стремительный экономический рост, который и привел к Великой Депрессии в США в 1929-1933 годах. Возможно, это не совсем мировой финансовый кризис, но он стоил работы 30 млн американцам, а его последствия ощутили и на других континентах.

В 1973 году случилось «нефтяное эмбарго»: арабские члены ОПЕК отказались поставлять нефть в США, Канаду, Японию, Великобританию и Нидерланды. Эти страны поддерживали Израиль в Войне Судного дня, а арабские государства добивались отмены поддержки. Они снизили объемы добычи нефти, что повлекло за собой рост цен. А еще стоило работы примерно 15 млн рабочих.

В 1997 кризис начался в Юго-Восточной Азии. Массовый уход инвесторов с этих рынков способствовал быстрой девальвации местных валют и падению экономик. А в 1998 Россия объявила дефолт – страна не смогла выплачивать огромные долги из-за падения цен на сырье, экспорт которого является главным источником дохода.

Кризисы XXI века

Третье тысячелетие началось с кризиса доткомов, который разгорелся в 2000 – 2003 годах. Активное развитие интернет-проектов, массовые инвестиции в них не оправдали надежд: монетизация и получение дивидендов оказались неэффективными.

Финансовый кризис 2008 на сегодняшний день считается самым крупным в истории. Для многих стран он закончился к 2012 году, однако некоторые государства только сейчас вышли из рецессии. Речь идет, в первую очередь, о Греции.

Истинные причины финансового кризиса трудно назвать. Принято считать, что толчком послужил ипотечный кризис в США, переросший в крупный кризис кредитной системы. Банки перестали выдавать кредиты, а Центральные банки были вынуждены взять на себя обязательства по поддержке банковской системы.

Мировой ВВП впервые со времен Второй мировой показал отрицательную динамику, а мировая торговля упала на 10%. До сих пор этот показатель не вернулся к докризисным значениям. Даже не вникая в суть финансового кризиса, можно понять масштабы проблемы: в 2009 был зафиксирован самый крупный уровень безработицы – 199 млн человек в мире остались не у дел.

Финансовый кризис 2008 года коснулся и стран СНГ: его хорошо ощутили в Украине, России и Беларуси. Замороженные депозиты, девальвация, падение производства – все эти спутники кризиса мы наблюдали своими глазами. Полноценно преодолеть последствия кризиса смогла только Беларусь, а вот Россию и Украину затронули события в Крыму и на Донбассе, породившие новые экономические проблемы.

Журналист, бизнесмен, финансист. Долгое время работал в казначействе, но по идеологическим причинам сменил службу государству на частный бизнес. Занимался строительством, ремонтом автомобилей, обменом валют. С наступлением “темных” времен в родном Донецке в 2014 сменил место жительства и род деятельности, с тех пор занимаюсь бизнесом в интернете. В настоящее время веду свои онлайн-проекты и пишу для нескольких сайтов.

Очень важная для вас статья:  Фиктивный брак Канада

Интересуюсь всем, что связано с деньгами, инвестированием и бизнесом. Другие сферы также не обхожу вниманием, как журналисту мне интересны социальные процессы и перспективы развития человечества. В своих текстах не люблю писать “голые” факты, а предпочитаю рассуждать на разные темы, высказывать собственное мнение.

Все кризисы мира

1857–1858. Первый мировой экономический кризис

Осенью 1857 года в США происходит обвал котировок на фондовом рынке. Причина — спекуляции с акциями железных дорог и последовавший за этим крах американской банковской системы. В том же году кризис охватывает Англию, чьи банки инвестировали в акции американских компаний. Чуть позже финансовые проблемы докатываются до Германии.

C 1849 года экономика США быстро развивается. Банки активно кредитуют предприятия. Но в результате падения цен на зерно фермеры, набравшие кредитов, оказались не в состоянии платить по своим долгам. А началом всеобщей паники стала банальная кража. Казначей большого провинциального банка из Огайо похитил огромную сумму наличных средств. После этого банк объявил себя банкротом. Менее чем за полтора месяца закрылось более 200 банков. Кредитование практически приостановлено. Получить деньги взаймы можно лишь под 100 процентов годовых.

13 октября 1857 года люди ринулись забирать свои вклады, менять банкноты на золотые монеты и обналичивать векселя. Если утром банки Нью-Йорка еще выполняли свои обязательства и выдавали деньги, то уже к концу дня практически все они оказались банкротами. Вслед за этим происходит обвал курсов акций на Нью-Йоркской фондовой бирже. Вслед за Америкой обанкротилось несколько крупных банков Англии, начались проблемы у компаний реального сектора. Особенно пострадали текстильная и машиностроительная промышленность. К декабрю 1857 года под ударом кризиса оказалась и Германия.

Затяжных проблем удалось избежать. Уже к концу 1858 года американская экономика стала восстанавливаться. На смену обанкротившимся компаниям и банкам пришли новые предприятия. Банк Англии сначала попытался решить проблему, увеличив вдвое ставку рефинансирования, но когда это не помогло, пошел на необеспеченную эмиссию банкнот. Мера оказалась достаточно эффективной. К осени 1858 года в экономике наблюдался рост. А Германии решить проблемы с неплатежами помогла Австрия, предоставившая кредит серебром. Для его доставки был выделен целый поезд.

1873–1896. Длинная депрессия

В мае 1873 года с обвала фондовой биржи в Вене начался один из самых затяжных финансовых кризисов за всю историю. Причина — стремительный рост рынков недвижимости в Австро-Венгрии и Германии. Застройщикам выдавали огромные кредиты, по которым многие из них не смогли рассчитаться. Паника, начавшаяся на биржах Европы, перекидывается в США, а затем и в Россию.

В конце XIX века правительства Австро-Венгрии, Франции и Германии сделали ставку на столичное строительство. Были созданы банки, предоставлявшие кредиты застройщикам. Появились первые ипотечные бумаги. Стремительно росла долговая нагрузка строительных компаний, а с ней и цены на недвижимость. В «черную пятницу», 9 мая 1873 года, рухнула фондовая биржа в Вене. Следом обрушились рынки в Амстердаме и Цюрихе. После того как в Европе на биржах началась паника, а германские банки отказали в продлении долга американским компаниям, кризис перекинулся в США.

Уже в сентябре 1873 года крупный американский железнодорожный девелопер, инвестиционная компания Jay Cooke & Co., не смог расплатиться по своим долгам. Из-за ужасающего падения котировок на несколько дней закрылась Нью-Йоркская фондовая площадка. Начались массовые банкротства банков. Малым и средним предприятиям перестали выдавать кредиты. Безработица достигла 25–30 процентов. Из-за повальных увольнений на шахтах Пенсильвании рабочие устроили погромы. Началась паника.

Считается, что в прекращении финансового кризиса сыграл немалую роль Дж. П. Морган, один из влиятельнейших банкиров Америки, который предоставил 62 млн долларов золотом министерству финансов США. Это позволило расплатиться по суверенным обязательствам. Как это ни парадоксально, но за время депрессии были созданы корпорации, которые существуют и по сей день. Так, например, в 1876 году Томас Эдисон открыл свою лабораторию. А еще несколько лет спустя он создает Edison General Electric Company, которая в 1896 году первой в истории вошла в индекс Dow Jones Industrial Average.

1929–1939. Великая депрессия

Единого мнения о причинах начала Великой депрессии нет. Среди наиболее вероятных называют диспропорцию между товарной массой и объемом денежных средств; биржевой «пузырь» (инвестиции в производство сверх необходимого); повышение таможенных пошлин на импорт и, как следствие, спад покупательной способности населения. Кроме США особенно сильно пострадали от кризиса Канада, Великобритания, Германия и Франция.

Каждый шестой к 1933 году был безработным. Резко увеличилось количество бездомных. Компания Bethleem Steel, уволив 6 тысяч работников, выселила их из домов, которые принадлежали корпорации, и разрушила эти дома, чтобы не платить налог на недвижимость. Мэр Нью-Йорка Джимми Уокер, призывал владельцев кинотеатров «показывать картины, которые поддержат дух американцев и возродят в них надежду».

За годы кризиса обанкротилось около 40 процентов банков, их вкладчики потеряли 2 млрд долларов в депозитах. После начала Великой депрессии простые граждане ненавидели банкиров. С 1931 по 1935 год знаменитые Bonnie и Clyde, грабившие банки и наводящие ужас на банковских служащих, вызывали искреннее восхищение у простых американцев.



К началу депрессии производство автомобилей достигло 5 миллионов машин в год. Уже к 1932 году оно сократилось до 1,3 млн машин, то есть на 75 процентов по сравнению с 1929 годом. Основатель General Motors Вильям Дьюрант потерял больше 40 млн долларов, практически все свои деньги. GM с трудом пережил депрессию, проводя жесткую политику снижения цен.

1973–1975. Нефтяной кризис

Самый крупный энергетический кризис в истории разразился в октябре 1973 года, когда Сирия и Египет начали войну с Израилем. Страны ОПЕК снизили объемы добычи нефти и повысили отпускные цены на 70 процентов: сначала США и Нидерландам, затем и союзникам Израиля.

Количество безработных в США достигло 15 млн человек. В разгар кризиса преподаватель университета Джон Сперлинг обратил внимание на большое количество возрастных студентов, желающих сменить профессию. Так возникла идея разработки программы переобучения. Сперлинг основал первое коммерческое учебное заведение University of Phoenix и компанию Apollo Group. Сейчас это около 90 институтов по всей Америке с капитализацией около 10,6 млрд долларов.

На пике кризиса цена галлона бензина в США выросла с 30 центов до 1,2 долларов. В Америке 85 процентов американцев пользовались личными автомобилями. Очереди на бензоколонки растянулись на километры. Некоторое время действовало правило: владельцы автомобилей с нечетными номерами получили право заправляться лишь по нечетным дням, и наоборот. Правительства Австрии и ФРГ ввели запрет на использование автомобилей в определенные дни недели.

В США власти предприняли исключительные меры, чтобы поддержать простых граждан. Комиссия по банкротствам, образованная в США в 1973 году, рекомендовала внести изменения в законы, которые позволяли бы человеку, объявившему о личном банкротстве, сохранить часть имущества, сделав его юридически недоступным для кредиторов. Так, в Техасе банкрот имел право оставить у себя дом независимо от его стоимости и имущество на сумму до 30 тыс. долларов.

1987–1989. «Черный понедельник»

19 октября 1987 года произошел обвал индекса Dow Jones Industrial. Вслед за американским фондовым рынком на волне паники, вызвавшей отток инвесторов и снижение капитализации нескольких крупнейших транснациональных компаний, рухнули биржи в Австралии, Новой Зеландии, Канаде, Гонконге, Южной Корее и многих латиноамериканских странах.

Начиная с августа 1982 года индекс Dow Jones демонстрировал стабильный рост. К августу 1987 года Dow Jones удвоился, поднявшись к отметке 2700 пунктов. Тем временем в экономике бурный восстановительный рост после спада 70 — х годов сменился стабильным развитием. В начале октября Dow Jones плавно стал снижаться, а в пятницу 16 октября индекс потерял 5 процентов. Единственным человеком, который предсказал случившийся три дня спустя обвал, стал Арч Кроуфорд — владелец компании, дающей астрологические бизнес-консультации.

19 октября 1987 года фондовый индекс Dow Jones рухнул на 22,6 процента. Этот обвал оказался даже сильнее, чем крах фондового рынка 28 октября 1929 года, который положил начало Великой депрессии. Одно из возможных объяснений краха — компьютерные торговые программы, которые использовали трейдеры. Они учитывали динамику рынка и выдавали приказы на покупку, если рынок обещал рост, и на продажу — при падении. И как только в динамике рынка после пятилетнего роста наметился перелом, программы выдали массовый приказ на сброс акций.

Вопреки опасениям экономистов и денежных властей рецессии ни в экономике США, ни в других странах, чьи биржи ощутили на себе крах 1987 года, не последовало. Буквально на следующий день индекс Dow Jones вырос на 12 процентов. Правда, потом были опять спады и подъемы, но не столь значительные, как в «черный понедельник». Кризис затронул в большей степени тех людей, которые работали в финансовом секторе. В Америке работу потеряли около 15 тыс. брокеров, трейдеров и т.д. Своих прежних высот Dow Jones достиг лишь в 1989 году.

1998–1999. Российский дефолт

17 августа 1998 года Правительство Российской Федерации объявляет дефолт по государственным краткосрочным облигациям. Причины кризиса — острая нехватка средств и огромный государственный долг России. Рубль к доллару упал за полгода почти в четыре раза, подорвано доверие населения и инвесторов, массовые банкротства малых предприятий и банков.

В мае 1995 года инфляция в России около 200 процентов. Чтобы удержать рост цен, правительство решает финансировать дефицит бюджета за счет выпуска государственных краткосрочных обязательств. К маю 1998 года годовая инфляция снижается до 7,5 процента. Рынок ГКО живет по схеме: банки занимают деньги за границей, покупают ГКО, а через несколько месяцев продают их и рассчитываются по своим долгам. Доходность таких операций — от 50 до 140 процентов годовых. Власти РФ постоянно выпускают новые займы, чтобы расплатиться по ранее размещенным. Создается финансовая пирамида.

К весне 1998 года ежемесячные доходы федерального бюджета составляли 22 млрд рублей, расходы — 25 млрд рублей, и еще 30 млрд рублей на погашение внутреннего долга. 14 августа президент России Борис Ельцин заявляет по телевидению, что дефолта не будет. 17 августа — дефолт. Курс доллара за неделю с 18 по 22 августа вырастает всего на 60 копеек. Далее следует отставка правительства. 25 августа рубль сразу падает на 10 процентов. Уже в сентябре 1998 года инфляция составляет 400 процентов (в декабре — 256 процентов), почти в четыре раза обваливается курс рубля к ноябрю 1998 года.

Несмотря на то что месячные цифры инфляции огромны и ЦБ проводит необеспеченную эмиссию рубля, ставка рефинансирования сохраняется на уровне 12,5 годовых. Это обеспечивает реальный сектор доступными кредитами. По итогам 1999 года в результате замещения импорта промышленность растет на 20 процентов. Восстанавливаются мировые рынки. В течение 1999 года цена на нефть удваивается и достигает 27 долларов за баррель. Отток денег из банков прекращается уже в марте 1999 года. С середины 1999 года до конца III квартала 2000 года капитал банков вырос в 2,5 раза.

1997–2001. Азиатский кризис

В июле 1997 года разразился азиатский финансовый кризис. Причина — стремительный обвал национальных валют и биржевых индексов стран Юго-Восточной Азии, спровоцированный перегревом экономики, а также непосильными государственными и корпоративными долгами. Больше всего от кризиса пострадали Индонезия, Южная Корея и Таиланд.

До кризиса Таиланд, Индонезия, Филиппины, Малайзия и Сингапур собирали больше половины мировых инвестиций. Но в середине 90-х годов в США, чтобы удержать инфляцию, денежные власти повышают ставку рефинансирования. Страны Юго-Восточной Азии в свою очередь также повышают собственные ставки — укрепляются азиатские валюты, падает конкурентоспособность продукции на мировом рынке из-за роста себестоимости. В это же время продолжает стремительно увеличиваться корпоративный и государственный долг азиатских стран.

14 мая 1997 года валютные спекулянты — от фонда Quantum Джорджа Сороса до Tiger Management Corp Джулиана Робертсона — атакуют тайский бат. 2 июля бат рухнул. В течение месяца шел обвал курсов индонезийской рупии, филиппинского песо и малазийского ринггита. В Индонезии кризис привел к массовым мятежам и смене государственного режима. Серьезно пострадала и Южная Корея. В начале декабря правительство уверяло, что краткосрочные обязательства корпораций не превышают 30–40 млрд долларов, а к 1998 году они перевалили за 150 млрд.

Международный валютный фонд выделил на преодоление последствий кризиса странам Юго-Восточной Азии больше 110 млрд долларов. Из которых 57 млрд были предоставлены Южной Корее на жестких условиях: продать иностранным компаниям два крупнейших национальных банка; допустить иностранные банки к проведению финансовых операций в Корее, а главное — ликвидировать компании (чеболи), на которые приходилось около трети ВВП. Национальные экономики стран Юго-Восточной Азии к 2001 году преодолели кризис и возобновили рост.

В экономике назревает новый, искусственно создаваемый властями денежный пузырь, считает Михаил Хазин. Если власти не только России, но и других стран не успеют почувствовать тот момент, когда созданный ими денежный пузырь продолжит свой рост уже без их помощи, и запоздают с извлечением денег из экономики, нас ждет гиперинфляция, хаос на финансовых рынках и скорее всего новый спад.

В мировой экономике с начала года наблюдается все более увеличивающийся разрыв — финансовые рынки идут вверх, а реальный сектор экономики падает. Здравый смысл говорит, что такая ситуация не может длиться вечно: либо верх ножниц подтянет к себе низ, либо же, наоборот, финансовые рынки начнут падать к уровню, определяемому состоянием реального сектора, и экономика уйдет в новый виток кризиса. Для проверки этой гипотезы нужно всего лишь одно — перестать вливать в экономику государственные деньги и посмотреть, вернется ли частный спрос.

Собственно говоря, все заявления представителей монетарных властей ведущих экономик мира, МВФ и многих других «экспертов» о преодолении рецессии уже в ближайшее время преследуют одну-единственную цель — восстановление частного инвестиционного спроса и кредитования экономики. Но можно ли восстановить инвестиционный спрос в условиях явного избытка производственных мощностей? Власти Китая, например, видят в этом одну из ключевых проблем. На самом деле можно, если закрыть глаза на то, что речь идет о формировании нового финансового пузыря.

Чем отличается текущая ситуация от докризисной? Тем, что надуваемый сегодня пузырь — рукотворный. На его формирование идут либо бюджетные, либо печатаемые деньги. Но чем дальше растет пузырь, тем в большую панику впадают и сами финансовые власти, и участники рынка. Что произойдет, если этот рукотворный пузырь поведет себя так, как этого от него ждут? Если возобновится кредитование реального сектора под залог финансовых активов в докризисных масштабах и пропорциях, то это неизбежно вызовет резкий всплеск инфляции, с высокой степенью вероятности способной перерасти в гиперинфляцию.

Чтобы избежать инфляции, необходимо точно определить момент, когда пузырь начнет работать в режиме самоподдержки, и тогда нужно быстро начинать изымать из экономики ранее вброшенные в нее деньги. Если сделать это немного раньше, чем следует, экономика войдет в новый виток кризиса. И вытащить ее оттуда будет уже невозможно, поскольку все ресурсы были потрачены в ходе предыдущего цикла. Если денежные власти немного запоздают — тогда неизбежны инфляция, хаос на финансовых рынках и скорее всего новый спад.

Что касается российских монетарных властей, то они будут просто ждать, к чему приведут действия американской Федеральной резервной системы, Европейского центрального банка и прочих мировых финансовых институтов. Ждать и надеяться на то, что мировая экономика действительно оживет и спрос на природные ресурсы потянет вверх российский экспорт, а вслед за ним — и остатки ориентированного на внутренний спрос реального сектора.



На самом деле есть несколько наиболее вероятных сценариев развития российской экономики. Первый, базовый, исходит из предположения о том, что мировая экономика в 2010 году сумеет преодолеть кризис, перезапустить процессы кредитования и обеспечить устойчивый спрос на сырье. А это во многом будет зависеть от того, насколько правительствам западных стран удастся обеспечить устойчивый рост финансовых рынков (снизить волатильность торгов). В случае нормализации финансовых рынков у реального сектора экономики появятся надежные с точки зрения банков залоги для кредитования в виде акций и облигаций. Начнется рост реального сектора. Тогда оправдан прогноз и Минэкономразвития, и Минфина по российской экономике и бюджету на 2010 год. Прирост доходов бюджета в 2010 году может составить до 5 процентов, а экономика вырастет примерно на 1,5–2 процента.

Однако есть и другой вариант — властям не удастся нормализовать рост финансовых рынков, тогда мировая экономика в 2010 году продолжит падение. Российскому правительству придется принимать решение о девальвации рубля. Критическим моментом принятия подобного решения будет ноябрь 2009 года (до этого момента девальвация на каждые 10 процентов обеспечит один-полтора дополнительных месяца финансирования дефицита бюджета за счет средств Резервного фонда). На мой взгляд, это решение было бы правильным, поскольку позволит перезапустить рост в российской экономике, невзирая на то, что будет твориться в мире. В случае поздней девальвации или ее отсутствия при неблагоприятном развитии событий в мировой экономике неизбежно ухудшатся, и значительно, макроэкономические показатели российской экономики во второй половине 2010 года. Возможен спад ВВП, сопоставимый с показателями 2009 года. Если же девальвацию проведут вовремя, вливание денег в экономику России можно и нужно будет увеличивать, невзирая на значительный рост инфляции.

Получается, если иностранным государствам удастся финт с перезапуском мировой экономики, Россия вновь получит возможность «сидеть на трубе». Только никакого инновационного пути развития у нас не будет. Если же не удастся Бернанке (глава ФРС) и Трише (глава ЕЦБ) их операция, то финансовые рынки неминуемо начнут валиться, а вместе с ними цены на нефть могут достигнуть уровня в 30–32 доллара за баррель или даже ниже. Россия в этом случае рискует попасть в ситуацию, аналогичную началу 90-х годов прошлого века.

Но у нас есть шанс и самостоятельно выбраться из кризиса за счет глубокой девальвации рубля. Вот тогда точно придется полностью реформировать экономику.

Прогнозы развития

Оптимистические

Пессимистические

Аркадий Дворкович, помощник Президента РФ

Йоханнес Бернер, старший партнер Roland Berger Strategy Consultants

В последние месяцы ВВП России пошел в рост впервые после почти годового падения, но успокаиваться рано. Мы понимаем, что риски все еще очень велики, это пока еще неустойчивый тренд роста. Некая стабилизация достигнута, но именно на основе стимулирующих мер.

С обязательностью новой волны кризиса не согласен. Основной рецепт противодействия кризису — сместить акцент в господдержке с увеличения ликвидности и капиталов на стимулирование внутреннего частного спроса — и потребительского, и инвестиционного.

Существенных рисков для национальной валюты при ценах нефти выше 50 долларов за баррель нет. Правда, ослабление рубля, пусть и небольшое, на фоне роста расходов федерального бюджета в конце 2009 года не исключено.

Радикально новых мер мы не обсуждаем и считаем, что в целом структура антикризисного пакета у нас сегодня правильная. Сейчас мы интенсивно занимаемся гарантиями. Особое внимание уделяем региональным программам занятости. Возможно, что постепенно будет меняться структура этих программ: чуть меньше будет акцент на общественные работы, больше будет акцент на создание новых рабочих мест.

Пакет стимулирующих мер тоже дал некий позитивный эффект, но прежде всего стабилизация объясняется ростом цен на сырьевых биржах.

Новый виток кризиса возможен. Но более вероятен другой сценарий — затяжной период восстановления, длиной в несколько лет. Развитию препятствуют «плохие долги», ограничивающие возможность банков выдавать новые кредиты.

Макроэкономические показатели свидетельствуют в пользу стабильного рубля, но неизвестно, станет ли правительство отказываться от девальвации для повышения конкурентоспособности российской продукции.

Не так важен объем средств антикризисной программы, как то, как они расходуются. Огромные суммы были потрачены на спасение рабочих мест на неконкурентоспособных предприятиях, на различные программы занятости, многие из которых носят временный характер. Все это не способствует улучшению экономической ситуации.

Эльвира Набиуллина, глава Минэкономразвития России

Игорь Николаев, партнер, директор департамента стратегического анализа ФБК

Антикризисные меры, которые принимаются и по поддержке инвестиций, и по социальной поддержке, по расчетам МЭРТ, могут создать до полумиллиона новых рабочих мест. На них смогут прийти люди, которые высвобождаются из не очень эффективных предприятий.

Официальный прогноз ВВП ухудшился — минус 2,2 процента, по промышленности — минус 7,4 процента. Темпы снижения промышленного производства в 2009 году во многом будут зависеть от того, как будет работать и когда начнет работать антикризисный пакет правительства и от того, как будет вести себя кредитование экономики банками.

МЭРТ ожидает снижения объема инвестиций в РФ в 2009 году на 14 процентов.

Реальные доходы россиян в январе 2009 года по сравнению с январем 2008 года снизились на 6,7 процента. Не лучше обстоят дела и с реальной заработной платой, которая сократилась на 3,2 процента. По итогам года доходы россиян по сравнению с началом года снизятся на 8,3 процента.

Очень важная для вас статья:  Живность на острове. Канада

Суммарная оценка антикризисных финансовых обязательств государства дает огромную цифру в 10,2 трлн руб. (23,7% от ВВП 2008 года). Около 92 процентов выделяемых средств направлено через банковский сектор. При этом чем больше денег закачивали в банковскую систему, тем хуже становились показатели банковской ликвидности. Это заставляет усомниться в правильности стратегии противостояния кризису.

Объем промышленного производства в 2009 году может упасть на 20 процентов. Чтобы понять масштаб проблемы, достаточно вспомнить, что за последние десятилетия сопоставимые угрозы были только в 1992 году, в период перехода от плановой экономики к рыночной. Тогда промышленность упала на 18 процентов.

Наши ожидания не столь радужные: в 2009 году спад инвестиций в основной капитал составит не менее 15 процентов.

Канада не сделала выводов после кризиса



Канада успешно пережила финансовый кризис: ни один банк не нуждался в государственной поддержке. Международный экономический форум назвал канадскую банковскую систему лучшей в мире. Банк Англии пригласил Марка Карнея после его успешной работы в Банке Канады.

Последние годы удача была на стороне Канады, а некоторые, например премьер-министр Стивен Харпер, называются бывшего министра финансов страны Джима Флахерти лучшим министром финансов на планете.

Правительству повезло, что важные шаги по укреплению банковской системы были сделаны еще в 1980-х гг., что предыдущий либеральный кабинет ликвидировал дефицит и что богатые ресурсами западные провинции смогли принять удар на себя, когда центральные промышленные регионы резко замедлили темпы, пишет The Economist.

Но экономисты говорят, что добиться успеха удалось не за счет отличной системы или некой канадской исключительности.

Консервативное правительство Харпера все же признает определенные слабости. Несмотря на высокую оценку деятельности банков, у Канады существует проблема угрозы банкротства крупнейших банков. Шесть кредитных организаций, активы которых в пять раз превышают ВВП страны, доминируют в финансовой системе. В марте 2013 г. федеральный банковский регулятор ужесточил надзор и правила по банковскому капиталу.

Канада также пытается уменьшить свою зависимость от США, которые в 2013 г. купили три четвертых канадского экспорта и обеспечили больше половины импорта. В последние два года Канада достигла принципиальной договоренности с Евросоюзом о соглашении по свободной торговле, подписан похожий договор и с Южной Кореей. Страна также вошла в группу 12 государств, которые ведут переговоры по подготовке Транс-Тихоокеанского партнерства.

Но чтобы все это реализовать, потребуется время, и Харпер больше не может называть Канаду лидером группы G7. МВФ прогнозирует рост в этом году не более чем на 2,3%, что ниже, чем в США и Великобритании. Уровень занятости в Канаде все еще ниже докризисного; страна занимает пятое место в G7 по созданию новых рабочих мест, опережая лишь Италию и США.

Обещанное увеличение инвестиций в бизнес и рост экспорта еще не наступили, а это означает, что вся надежда на спрос потребителей.

Имея рекордно низкую процентную ставку, канадцы продолжают увеличивать долги: объем задолженности канадских домохозяйств в III квартале 2013 г. достиг 93% к ВВП по сравнению с 76% в III квартале 2007 г. Большая часть этих долгов приходится на ипотечные кредиты, что в свою очередь толкает цены вверх на рынке недвижимости.

Пытаясь избежать появления пузыря, правительство ужесточает правила выдачи ипотечных кредитов. Одним из последних нововведений стал запрет на выдачу займа для работающих на себя мелких предпринимателей, если они не могут официально подтвердить свой доход.

Центробанк считает, что “мягкая посадка” — наиболее вероятный исход. Но даже он может уменьшить спрос потребителей, и это в то время, когда правительство снижает расходы.

“Наше правительство больше не будет безрассудно тратить деньги, так как это может привести к увеличению налогов и росту долга”, — заявил в апреле новый министр финансов Джо Оливер.

Желание навести финансовый порядок в стране также объясняется намеченными на 2015 г. всеобщими выборами.

Некоторые регионы Канады нуждаются в большей поддержке, чем другие. Богатая на ресурсы Альберта была двигателем роста в последние пять лет; уровень инвестиций в энергетический сектор остается высоким. Совершенно другая история в Онтарио и Квебеке, где находится большая часть промышленных предприятий и проживает почти 60% населения страны. Обе провинции жалуются, что не получают достаточно средств от федерального правительства для балансирования бюджета.

Проблемы Канады типичны для промышленно развитых капиталистических стран. Экспорт энергоносителей и крепкая банковская система – большое преимущество, но имеются ограничения в экспорте, а правительство недостаточно активно борется с пузырем на рынке жилья и слишком консервативно с государственными расходами. Посткризисный блеск постепенно исчезает.

Мировой финансовый кризис. Насколько он затронул Канаду?

Экономические кризисы начались почти 200 лет назад, в период становления индустриальных обществ. Их постоянные спутники – спад производства, высокая инфляция, крах банковских систем, безработица – угрожают нам и по сей день.

1857-58 годы

Финансовый и экономический кризис 1857-1858 годов можно с полной уверенностью назвать первым мировым кризисом. Начавшись в США, он быстро перекинулся в Европу, затронув экономику всех крупнейших европейских стран, но больше всех пострадала Великобритания, как главная промышленная и торговая держава.
Несомненно европейский кризис усугубила завершившаяся в 1856 году Крымская война, однако все же главным фактором вызвавшим кризисные явления экономисты называют небывалый рост спекуляций.

Объектами спекуляций большей частью были акции железнодорожный компаний и предприятий тяжелой промышленности, земельные участки, зерно. Исследователи отмечают, что в спекуляцию даже пошли деньги вдов, сирот и священников.
Спекулятивный бум сопровождался небывалым накоплением денежной массы, увеличением объемов кредитования и ростом курсов акций: но в один прекрасный день все это лопнуло как мыльный пузырь.
В XIX столетии еще не имели четких планов по выходу из экономических кризисов. Однако приток ликвидных средств из Англии в США помог в начале ослабить последствия кризиса, а затем и полностью преодолеть его.

1914 год

Начало Первой мировой войны дало толчок новому финансово-экономическому кризису. Формально причиной кризиса послужила тотальная распродажа бумаг иностранных эмитентов правительствами Великобритании, Франции, Германии и США с целью финансирования военных действий.
В отличие от кризиса 1857 года он не распространялся из центра на периферию, а возник одновременно во многих странах. Крах произошел на всех рынках сразу, как товарных, так и денежных. Только благодаря вмешательству Центральных банков экономика ряда стран была спасена.
Особенно глубоким кризис оказался в Германии. Захватившие значительную часть европейского рынка Англия и Франция закрыли туда доступ немецким товарам, что и стало одной из причин развязывания Германией войны. Заблокировав все немецкие порты, английский флот поспособствовал наступлению в 1916 году в Германии голода.
В Германии, как и в России кризис был отягощен революциями, ликвидировавшими монархическую власть и полностью изменившими политический строй. Эти страны дольше и болезненнее всех преодолевали последствия социального и экономического упадка.

«Великая депрессия» (1929-1933)

24 октября 1929 года стало «Черным четвергом» на Нью-Йоркской фондовой бирже. Резкое снижение стоимости акций (на 60-70%) привело к самому глубокому и продолжительному в мировой истории экономическому кризису.
«Великая депрессия» длилась около четырех лет, хотя ее отголоски давали о себе знать вплоть до начала Второй мировой войны. Больше всего кризис затронул США и Канаду, однако от него серьезно пострадали также Франция, Германия и Великобритания.
Казалось бы кризис ничто не предвещало. После Первой мировой войны США встали на путь стабильного экономического роста, миллионы держателей акций увеличивали свои капиталы, быстрыми темпами рос и потребительский спрос. Рухнуло все в одночасье. За какую-то неделю крупнейшие акционеры по самым скромным подсчетам лишились 15 млрд. долларов.
В США повсеместно закрывались заводы, рушились банки, а на улицах оказалось около 14 млн. безработных, резко возрос уровень преступности. На фоне непопулярности банкиров грабители банков в США были чуть ли не национальными героями.
Промышленное производство в этот период в США сократилось на 46%, в Германии на 41%, во Франции на 32%, в Великобритании на 24%. Уровень промышленного производства за годы кризиса в этих странах был фактически отброшен к началу XX столетия.
По мнению американских экономистов Оханиана и Коула – исследователей «Великой депрессии», если бы экономика США отказалась от мер администрации Рузвельта по сдерживанию конкуренции на рынке, то страна могла бы преодолеть последствия кризиса на 5 лет раньше.

«Нефтяной кризис» 1973-75 годов

Кризис 1973 года имеет все основания называться энергетическим. Его детонатором стала арабо-израильская война и решение арабских стран-членов ОПЕК ввести нефтяное эмбарго по отношению к государствам поддерживающим Израиль. Добыча нефти резко сократилась, и в течение 1974 года цены на «черное золото» выросли с $3 до $12 за баррель.
Нефтяной кризис больнее всего ударил по США. Страна впервые столкнулась с проблемой нехватки сырья. Этому поспособствовали и западноевропейские партнеры США, которые в угоду ОПЕК прекратили поставки нефтепродуктов за океан.
В специальном послании конгрессу президент США Ричард Никсон призвал сограждан к максимальной экономии, в частности, по возможности, не пользоваться автомобилями. Правительственным учреждениям было рекомендовано экономить электроэнергию и уменьшить автомобильный парк, а авиакомпаниям было предписано сократить число рейсов.
Энергетический кризис серьезно затронул экономику Японии, которая, казалось, была неуязвима перед глобальными экономическими проблемами. В ответ на кризис правительство Японии разрабатывает ряд контрмер: увеличивает импорт угля и сжиженного природного газа, приступает к ускоренному развитию ядерной энергетики.
Кризис 1973-75 годов положительно повлиял на экономику Советского Союза, так как поспособствовал увеличению экспорта нефти на Запад.

«Российский кризис» 1998 года



17 августа 1998 года россияне впервые услышали страшное слово дефолт. Это был первый в мировой истории случай, когда государство объявляло дефолт не по внешнему, а по внутреннему долгу, номинированному в национальной валюте. По некоторым данным, внутренний долг страны составлял 200 млрд. долларов.
Это стало началом тяжелейшего финансово-экономического кризиса в России, который запустил процесс девальвации рубля. Буквально за полгода стоимость доллара выросла с 6 до 21 рубля. Реальные доходы и покупательная способность населения снизились в несколько раз. Общее количество безработных в стране достигло 8,39 млн. человек, что составляло около11,5% экономически активного населения РФ.
Причиной кризиса эксперты называют множество факторов: обвал азиатских финансовых рынков, низкие закупочные цены на сырье (нефть, газ, металлы), провальную экономическую политику государства, возникновение финансовых пирамид.
По подсчетам Московского банковского союза общие потери российской экономики от августовского кризиса составили 96 млрд. долларов: из них корпоративный сектор утратил 33 млрд. долларов, а население лишилось 19 млрд. долларов. Однако, некоторые эксперты считают эти данные явно заниженными. За короткий срок Россия превратилась в одного из крупнейших должников в мире.
Только к концу 2002 года правительству РФ удалось преодолеть инфляционные процессы, а с началом 2003 года рубль стал постепенно укрепляться, чему во многом поспособствовал рост цен на нефть и приток иностранного капитала.

Мировой финансовый кризис начал сказываться на жизни простых канадцев

Лента новостей

Все новости »

Премьер Харпер заверял, что кризис не затронет Канаду так же сильно, как Соединённые Штаты и Европу.

Мировой финансовый кризис начал сказываться на жизни простых канадцев, которым стало труднее получать кредиты, признаёт канадский Минфин.

«Меня беспокоит, прежде всего, доступность кредитов, а не здоровье финансовых институтов», заявил министр Флаерти. Канадский ЦБ снизил ставку на полпроцента, а коммерческие банки — только на четверть.

Премьер Харпер заверял, что кризис не затронет Канаду так же сильно, как Соединённые Штаты и Европу.

Эксперты говорят, что излишний оптимизм может дорого стоить партии Харпера на досрочных выборах во вторник.

«Самое раннее, когда в экономике США может наступить спад, это 2020—2021-е годы»

Когда наступит новый глобальный кризис. Комментарии экономистов

Экономисты в ожидании нового глобального кризиса. Никто не отменял закономерность циклических спадов и крупных геополитических потрясений. Вопрос только, что станет причиной для кризиса. «Реальное время» предлагает вниманию своих читателей обзор мнений о возможном развитии событий в мире.

Действительно ли мы на пороге нового глобального экономического кризиса, насколько сильно он ударит по России и как нам спасаться?

Минувший октябрь стал самым страшным для американского фондового рынка с момента окончания прошлого кризиса. За пару недель индекс Dow Jones лишил инвесторов годового заработка. В последнюю пятницу месяца Nasdaq упал на 2%, Dow Jones — на 1,2%, S&P 500 — на 1,7%, устроив игрокам, по оценкам западных СМИ, «кровавую баню».

Эти события заставили заговорить о приближении очередного глобального кризиса. Может, это первые звоночки? Тем более что в начале года о приближающемся финансовом кризисе уже предупреждал Джордж Сорос, обвиняя в нем президента США Дональда Трампа и проблемы в ЕС, а летом о нарастающих проблемах в мировой экономике говорила глава МВФ Кристин Лагард.

Год в запасе еще есть

Кризис, конечно, будет. Вопрос: когда? Глобальный экономический кризис может быть вызван как циклическим спадом в экономике или на рынках, так и крупными геополитическими потрясениями. Национальная экономика, финансовые и товарные рынки проходят цикличные фазы роста и спада, так что после длительной фазы роста логично ждать наступления спада — это естественно, как смена времен года.

«Со второй половины XIX века циклические кризисы происходят с периодичностью 7—12 лет, — говорит советник по макроэкономике генерального директора компании «Открытие Брокер» Сергей Хестанов. — К сожалению, точные временные границы кризиса определить сложно».

Однако экономистам уже знакомы признаки, предупреждающие о его приближении.

«Обычно серьезные кризисы происходят или в результате формирования пузырей на финансовых рынках, как это было с subprime-ипотекой, или, как это было в начале нулевых, когда был пузырь доткомов, или, как это было в 1997 году, когда был перегрев азиатских рынков, — поясняет директор аналитического департамента «Локо-Инвест» Кирилл Тремасов. — Кризисы могут также провоцироваться какими-то внешними шоками. Например, резким, в разы, ростом цен на нефть».

«По нашим наблюдениям, финансовый кризис начинается либо с сильно раздутого пузыря (например, ипотеки), либо с бешеного роста рынков с последующим неплановым обрушением. Ни того ни другого в настоящее время мы не видим», — отмечает руководитель управления торговых стратегий Dukascopy Bank SA Даниил Егоров.

Есть еще один признак. Тот самый, про который говорят: «Когда Америка чихает, весь мир заболевает». «Если мы говорим о том, что спад американской экономики может стать причиной спада во всем мире, то в отношении американской экономики все выглядит довольно позитивно, — рассуждает Тремасов. — Сигналов того, что экономика США не то что накануне кризиса, но даже развернулась в сторону рецессии, нет. Американская экономика в июне следующего года зафиксирует самый длительный период экономического роста, и понятно, что время циклического спада приближается».

«История показывает, что глобальные провалы рынков не происходят на фоне роста ставки ФРС, который является, по сути, глобальным регулятором, а случаются примерно через год-два после того, как она достигнет локального максимума и остановится, — говорит заместитель предправления «Локо-Банка» Андрей Люшин. — В нынешних реалиях, когда ФРС намерена повышать ставку еще минимум четыре раза до конца 2020 года, это означает, что «медвежий» рынок может начаться где-то на горизонте начала-середины 2021 года».

«Самое раннее, когда в экономике США может наступить циклический спад, это вторая половина 2020-го, 2021 год», — предполагает Тремасов. «Пока и американская, и мировая экономика не демонстрируют признаков кризиса, — считает Сергей Хестанов. — Поэтому если он и произойдет, то вряд ли ранее, чем через год-два. Примерно на такой срок, скорее всего, инерции хватит».

Допустим, действительно новый кризис начнется не в следующем году, а, самое раннее, в 2020-м. Но что именно может его спровоцировать?

Пятерка рисков: какой страшнее?

Недавно агентство Bloomberg перечислило пять ключевых рисков, которые, по мнению опрошенных им экономистов, могут стать спусковым механизмом кризиса. Это гигантский объем мирового долга, который достиг 182 трлн долларов (особое опасение вызывает растущий долг Китая и других развивающихся стран); это дорожающая нефть, которая с середины августа уже прибавила в цене 15%; это огромный корпоративный долг, возникший из-за мягкой монетарной политики последних 10 лет; это пузырь на рынке недвижимости Австралии, которую не затронули предыдущие кризисы и экономика которой растет 27 лет подряд; это приход к власти евроскептиков, которые уже создали Brexit, а теперь подталкивают к выходу из ЕС Италию.



Эксперты, опрошенные Банки.ру, по-разному оценили эти риски. Наименьшую угрозу, так или иначе, представляет Австралия: вряд ли ее проблемы могут стать причиной спада во всей мировой экономике.

Другое дело — торговые войны, в первую очередь между США и Китаем. Именно этот фактор вызывает сегодня наибольшее опасение.

«Соединенные Штаты взяли курс на вполне прагматичную протекционистскую политику, результатом которой должна стать «новая индустриализация», — рассказывает управляющий директор ИК «Алго-Капитал» Михаил Ханов. — С учетом повышенных импортных пошлин китайская продукция становится менее конкурентоспособной на привлекательном североамериканском рынке. Однако куда больше проблем возникает у производителей традиционно дорогих европейских товаров. Финансовые рынки нередко опережают реальные процессы, которые лишь зарождаются в экономике. Поэтому акции и облигации европейских и китайских компаний уже сейчас начинают терять свою привлекательность».

«Противостояние США и Китая — потенциальная угроза как для развивающихся рынков, так и для Европы, — говорит Даниил Егоров. — Это противостояние уже нарушило ряд десятилетиями формировавшихся цепочек поставок, что в конечном итоге может привести к крупному переделу рынка и производственных связей. А это создает все предпосылки для возможного затяжного финансового кризиса».

Торговые войны также опасны тем, что они труднопредсказуемы и могут идти по нарастающей, добавляет Кирилл Тремасов.

Еще одним спусковым механизмом может стать текущий цикл ужесточения монетарной политики ФРС США, который означает увеличение стоимости заемных денег. «Наиболее вероятная причина — монетарная политика США, которая будет несколько перерегулирована, и это приведет к довольно жесткой посадке тех секторов, инвестиционную привлекательность которых рынок переоценивал, — предполагает проектный директор Frank RG Дмитрий Тарасов. — Это всяческие цифровые стартапы и недоделанные новые технологии».

Приток заемных денег на финансовые рынки должен сокращаться в среднесрочной перспективе, считает Михаил Ханов. «С учетом сохраняющейся значимости фондирования в долларе США этот фактор способен оказать весомое влияние на финансовые рынки в мировом масштабе», — говорит эксперт.

Вызывают серьезные опасения и «плохие» долги, которые растут как у банков, так и у государств. Именно высокую долговую нагрузку в Китае и других развивающихся странах считает главным риском Сергей Хестанов. Михаил Ханов обращает внимание на проблемы европейской банковской системы, которые, на его взгляд, серьезнее, чем проблема китайских долгов. «Плохие» долги на балансах европейских банков ставят под сомнение финансовую устойчивость банковских секторов таких государств, как Греция, Италия, Испания, Ирландия, — поясняет Ханов. — Необходимо понимать, что потенциальный коллапс банковской системы в этих странах способен запустить «цепную реакцию» вплоть до уровня регионального финансового кризиса, что вызовет падение стоимости широкого круга инвестиционных инструментов».

Причиной кризиса могут стать и шоки. Например, резкий рост цен на энергоносители. «За последние полтора года существенно увеличилась стоимость нефти и энергоносителей в целом, — продолжает Ханов. — Это означает рост издержек производства в развитых странах. В сочетании с другими экономическими проблемами подорожавшее углеводородное сырье способно ухудшить состояние их финансовых рынков. Это может быть особенно болезненным, если произойдет резкий взлет нефтяных котировок из-за обострения геополитических рисков в нефтедобывающих регионах мира».

Впрочем, может случиться все и сразу.

«К сожалению, все эти факторы действуют одновременно, — предупреждает начальник управления аналитики и стратегического маркетинга «Промсвязьбанка» Николай Кащеев. — Данная экономическая парадигма — рост, основанный на бесконечном расширении кредита, — должна либо перезагрузиться через делеверидж, либо смениться новой парадигмой, о которой пока недостаточно известно. Но тоже, видимо, через «созидательное разрушение». Сегодня мы не знаем, возможно, многих фирм, которые через 20 лет составят основу индекса Dow Jones».

Каким будет новый кризис

Новый кризис будет менее разрушительным, чем предыдущий, написали в октябре аналитики JP Morgan. Согласно представленной ими модели, падение американской биржи составит 20% (в прошлый кризис S&P упал на 54%). Рынки развивающихся стран, согласно этому прогнозу, просядут на 48%, а валюты — на 14,4%.

Рынки просядут не так сильно, потому что на них сейчас куда меньше ликвидности, чем было накануне кризиса 2008 года. Правда, тот же недостаток ликвидности не позволит быстро отскочить от дна. Мельче, но дольше — таким будет наступающий кризис, считают в JP Morgan.

«Эта точка зрения основывается на сравнительно аккуратных вложениях в активно развивающиеся отрасли и регулярном охлаждении перегретых рынков, — говорит Даниил Егоров. — Однако основная денежная и инвестиционная масса уже давно мигрировала в страны АТР, а возможности перенаселенных стран этого региона очень трудно предсказать. К тому же мировой фондовый рынок в последние 2 года ведет себя крайне непредсказуемо. Мы согласны, что в случае наступления глобального финансового кризиса отскока, как в конце 2009 года, не будет. Однако развивающиеся рынки пострадают больше, чем в 2008-м».

Очень важная для вас статья:  Дети - смысл нашей жизни Канада

«Как раз из-за меньшего объема ликвидности кризис может стать более острым — если ресурсов и так не хватало, то дальнейшее снижение запасов приведет к смерти, — уверен Дмитрий Тарасов. — Пока толстый сохнет, худой сдохнет!». По его мнению, острая фаза продлится примерно два квартала, потом начнется восстановление.

Точную глубину и продолжительность кризиса предсказывать сейчас рано, полагает Николай Кащеев, «потому что, во-первых, действует много факторов одновременно, а во-вторых, мы пока не знаем, каким будет ответ властей на новый для них вызов, в условиях «торжества популизма».

«Глубина и продолжительность кризиса зависят от того, насколько длительным будет период роста, насколько сильным будет ускорение экономики и перегрев финансовых рынков в последней фазе, то есть от масштабов формируемых пузырей, — говорит Кирилл Тремасов. — Пока их нет, сложно предсказывать глубину и причины, которые вызовут кризис». Хоть сколько-нибудь достоверные прогнозы появятся не ранее чем через два-три квартала после начала кризиса, считает Сергей Хестанов.

Николай Кащеев предполагает, что это будет, скорее всего, затяжной кризис, хотя и более «мелкий», чем в 2008 году. «Настоящий делеверидж, который нужно пройти (для некоторых стран это до 100% ВВП), не может быть кратким, — поясняет он. — Иначе мы спровоцируем новый кризис через более короткое время, чем 10 лет, но ровно на тех же основаниях».

Это мнение разделяет и Андрей Люшин. «Проблемы, действительно, могут быть довольно затяжными, поскольку для выхода из кризиса нужны либо вливания живых денег, либо резкий рост новой индустрии (читай: новый технологический уклад), либо резкий рост спроса на продукцию старой индустрии (обычно это военные поставки)», — поясняет банкир.

Россия: «Хуже нам уже не сделают?»

Не было бы счастья, да несчастье помогло — так можно описать влияние будущего кризиса на нашу страну.

«Устойчивость развивающихся стран в период глобальных потрясений зависит от объема иностранного капитала: как только начинается ухудшение ситуации, деньги бегут домой, — напоминает Кирилл Тремасов. — То есть чем больше страны зависят от объема международного капитала, тем они менее устойчивы к финансовым потрясениям. Мы сейчас проводим изоляционистскую политику, у нас существенно сократился долг, в последнем квартале было зафиксировано даже сокращение прямых иностранных инвестиций. Обратите внимание: не сокращение притока, а сокращение объема, чего до этого вообще не наблюдалось в новейшей истории России. Иностранный капитал стабильно уходит из России, поэтому мы становимся менее чувствительны к глобальным потрясениям».

Экономика России все в большей степени изолируется от мировой, за исключением поставок сырья, отмечает Дмитрий Тарасов. «Внешний долг быстро сокращается, а это почти единственный канал проникновения проблем, — говорит экономист. — Кризис приведет к снижению цен на сырье, и временно могут возникнуть сложности с обслуживанием долга. Но государство защитит стратегические активы путем их поглощения. Ну будет какая-нибудь девальвация до восстановления цен на сырье на уровень примерно 50 процентов, то есть до 80—90 рублей за доллар. С последующим восстановлением до 70—75».

Куда менее оптимистичен Даниил Егоров. «Россия сохранила свою зависимость от цен на энергоносители и зарубежное сырье, поэтому девальвация рубля может привести к самым разным последствиям, вплоть до товарного дефицита на внутреннем рынке, — уверен он. — Экономика России, несмотря на кажущуюся стабильность, связанную с отсутствием роста, достаточно уязвима к внешним шокам. Текущая политика может лишь отложить негативные последствия кризиса. Однако говорить от том, что последствий глобального кризиса России удастся как-то избежать, слишком уж опрометчиво».

Падение цен на сырье вызовет в России рецессию образца 2015 года, прогнозирует Николай Кащеев. Именно поэтому, говорит экономист, власти сейчас заняты накоплением резервов, чтобы плотнее набить «подушку безопасности». Так что госфинансам будет обеспечена устойчивость, а вот бизнесу и гражданам придется особенно нелегко, считает Хестанов.

Впрочем, защищая позицию, что наступающий кризис будет не такой болезненный, как предыдущие, Кирилл Тремасов приводит следующий аргумент: все предыдущие кризисы мы встречали после очень уверенного роста. Сейчас экономика не растет, бизнес не инвестирует, доходы стагнируют — все и так уже плохо, так что сильно хуже нам уже не сделают.



Как спасаться будем?

Но если, как считают наши эксперты, кризис нам грозит не раньше чем через полтора года, еще есть время принять мудрое (по возможности) инвестиционное решение. Что нужно сделать, чтобы хотя бы не потерять накопленное непосильным трудом? Мнения экспертов расходятся исходя из того, насколько оптимистично они оценивают текущее состояние экономики. Например, пока экономика США продолжает расти, есть смысл покупать акции на американском рынке, советует Тремасов.

Максимум накоплений в твердой валюте и минимум обременительных проектов, рекомендует Сергей Хестанов. Уходить в доллары советует и Дмитрий Тарасов. «Во всяком случае, я бы увеличивал долю долларовых активов, но не забывал про кредитный риск, — говорит Тарасов. — То есть либо в депозиты под высокую долларовую ставку в госбанках, либо в гособлигации, причем можно и не в наши».

Частичной защитой может быть, как всегда, физическое золото, вполне возможно, что и серебро — в той же или даже немного большей степени, полагает Андрей Люшин.

Главное, четко понимать, куда вы собираетесь вкладывать деньги.

«Вот чего делать нельзя, так это не использовать возможных инструментов финансового рынка», — говорит Даниил Егоров.

«Не время пережидать турбулентность и ждать стабильности: она, скорее всего, не наступит. Брать на себя избыточные риски и заигрываться длинными позициями тоже не стоит — в нынешних условиях падение рынка может быть дольше любых прогнозов. Неплохие шансы есть на валютном рынке, так как валюты развивающихся стран становятся все более популярны. Однако ожидать их роста относительно мировых валют в обозримом будущем не стоит. В любом случае, время «спокойных» денег и хороших дивидендов в России точно прошло, и вернется оно не скоро», — уверен эксперт.

​«Худой сдохнет»: на мир надвигается новый экономический кризис

Что делать России?

Действительно ли мы на пороге нового глобального экономического кризиса, насколько сильно он ударит по России и как нам спасаться?

Минувший октябрь стал самым страшным для американского фондового рынка с момента окончания прошлого кризиса. За пару недель индекс Dow Jones лишил инвесторов годового заработка. В последнюю пятницу месяца Nasdaq упал на 2%, Dow Jones — на 1,2%, S&P 500 — на 1,7%, устроив игрокам, по оценкам западных СМИ, «кровавую баню».

Эти события заставили заговорить о приближении очередного глобального кризиса. Может, это первые звоночки? Тем более что в начале года о приближающемся финансовом кризисе уже предупреждал Джордж Сорос, обвиняя в нем президента США Дональда Трампа и проблемы в ЕС, а летом о нарастающих проблемах в мировой экономике говорила глава МВФ Кристин Лагард.

Год в запасе еще есть

Кризис, конечно, будет. Вопрос: когда? Глобальный экономический кризис может быть вызван как циклическим спадом в экономике или на рынках, так и крупными геополитическими потрясениями. Национальная экономика, финансовые и товарные рынки проходят цикличные фазы роста и спада, так что после длительной фазы роста логично ждать наступления спада — это естественно, как смена времен года.

«Со второй половины XIX века циклические кризисы происходят с периодичностью 7—12 лет, — говорит советник по макроэкономике генерального директора компании «Открытие Брокер» Сергей Хестанов. — К сожалению, точные временные границы кризиса определить сложно».

Однако экономистам уже знакомы признаки, предупреждающие о его приближении.

«Обычно серьезные кризисы происходят или в результате формирования пузырей на финансовых рынках, как это было с subprime-ипотекой, или, как это было в начале нулевых, когда был пузырь доткомов, или, как это было в 1997 году, когда был перегрев азиатских рынков, — поясняет директор аналитического департамента «Локо-Инвест» Кирилл Тремасов. — Кризисы могут также провоцироваться какими-то внешними шоками. Например, резким, в разы, ростом цен на нефть».

«По нашим наблюдениям, финансовый кризис начинается либо с сильно раздутого пузыря (например, ипотеки), либо с бешеного роста рынков с последующим неплановым обрушением. Ни того ни другого в настоящее время мы не видим», — отмечает руководитель управления торговых стратегий Dukascopy Bank SA Даниил Егоров.

Есть еще один признак. Тот самый, про который говорят: «Когда Америка чихает, весь мир заболевает». «Если мы говорим о том, что спад американской экономики может стать причиной спада во всем мире, то в отношении американской экономики все выглядит довольно позитивно, — рассуждает Тремасов. — Сигналов того, что экономика США не то что накануне кризиса, но даже развернулась в сторону рецессии, нет. Американская экономика в июне следующего года зафиксирует самый длительный период экономического роста, и понятно, что время циклического спада приближается».

«История показывает, что глобальные провалы рынков не происходят на фоне роста ставки ФРС, который является, по сути, глобальным регулятором, а случаются примерно через год-два после того, как она достигнет локального максимума и остановится, — говорит заместитель предправления Локо-Банка Андрей Люшин. — В нынешних реалиях, когда ФРС намерена повышать ставку еще минимум четыре раза до конца 2020 года, это означает, что «медвежий» рынок может начаться где-то на горизонте начала-середины 2021 года».

«Самое раннее, когда в экономике США может наступить циклический спад, это вторая половина 2020-го, 2021 год», — предполагает Тремасов. «Пока и американская, и мировая экономика не демонстрируют признаков кризиса, — считает Сергей Хестанов. — Поэтому если он и произойдет, то вряд ли ранее чем через год-два. Примерно на такой срок, скорее всего, инерции хватит».

Допустим, действительно новый кризис начнется не в следующем году, а, самое раннее, в 2020-м. Но что именно может его спровоцировать?

Пятерка рисков: какой страшнее?

Недавно агентство Bloomberg перечислило пять ключевых рисков, которые, по мнению опрошенных им экономистов, могут стать спусковым механизмом кризиса. Это гигантский объем мирового долга, который достиг 182 трлн долларов (особое опасение вызывает растущий долг Китая и других развивающихся стран); это дорожающая нефть, которая с середины августа уже прибавила в цене 15%; это огромный корпоративный долг, возникший из-за мягкой монетарной политики последних десяти лет; это пузырь на рынке недвижимости Австралии, которую не затронули предыдущие кризисы и экономика которой растет 27 лет подряд; это приход к власти евроскептиков, которые уже создали Brexit, а теперь подталкивают к выходу из ЕС Италию.

Эксперты, опрошенные Банки.ру, по-разному оценили эти риски. Наименьшую угрозу, так или иначе, представляет Австралия: вряд ли ее проблемы могут стать причиной спада во всей мировой экономике.

Другое дело — торговые войны, в первую очередь между США и Китаем. Именно этот фактор вызывает сегодня наибольшее опасение. «Соединенные Штаты взяли курс на вполне прагматичную протекционистскую политику, результатом которой должна стать «новая индустриализация», — рассказывает управляющий директор ИК «Алго-Капитал» Михаил Ханов. — С учетом повышенных импортных пошлин китайская продукция становится менее конкурентоспособной на привлекательном североамериканском рынке. Однако куда больше проблем возникает у производителей традиционно дорогих европейских товаров. Финансовые рынки нередко опережают реальные процессы, которые лишь зарождаются в экономике. Поэтому акции и облигации европейских и китайских компаний уже сейчас начинают терять свою привлекательность».

«Противостояние США и Китая — потенциальная угроза как для развивающихся рынков, так и для Европы, — говорит Даниил Егоров. — Это противостояние уже нарушило ряд десятилетиями формировавшихся цепочек поставок, что в конечном итоге может привести к крупному переделу рынка и производственных связей. А это создает все предпосылки для возможного затяжного финансового кризиса». Торговые войны также опасны тем, что они труднопредсказуемы и могут идти по нарастающей, добавляет Кирилл Тремасов.



Еще одним спусковым механизмом может стать текущий цикл ужесточения монетарной политики ФРС США, который означает увеличение стоимости заемных денег. «Наиболее вероятная причина — монетарная политика США, которая будет несколько перерегулирована, и это приведет к довольно жесткой посадке тех секторов, инвестиционную привлекательность которых рынок переоценивал, — предполагает проектный директор Frank RG Дмитрий Тарасов. — Это всяческие цифровые стартапы и недоделанные новые технологии».

Приток заемных денег на финансовые рынки должен сокращаться в среднесрочной перспективе, считает Михаил Ханов. «С учетом сохраняющейся значимости фондирования в долларе США этот фактор способен оказать весомое влияние на финансовые рынки в мировом масштабе», — говорит эксперт.

Вызывают серьезные опасения и «плохие» долги, которые растут как у банков, так и у государств. Именно высокую долговую нагрузку в Китае и других развивающихся странах считает главным риском Сергей Хестанов. Михаил Ханов обращает внимание на проблемы европейской банковской системы, которые, на его взгляд, серьезнее, чем проблема китайских долгов. «Плохие» долги на балансах европейских банков ставят под сомнение финансовую устойчивость банковских секторов таких государств, как Греция, Италия, Испания, Ирландия, — поясняет Ханов. — Необходимо понимать, что потенциальный коллапс банковской системы в этих странах способен запустить «цепную реакцию» вплоть до уровня регионального финансового кризиса, что вызовет падение стоимости широкого круга инвестиционных инструментов».

Причиной кризиса могут стать и шоки. Например, резкий рост цен на энергоносители. «За последние полтора года существенно увеличилась стоимость нефти и энергоносителей в целом, — продолжает Ханов. — Это означает рост издержек производства в развитых странах. В сочетании с другими экономическими проблемами подорожавшее углеводородное сырье способно ухудшить состояние их финансовых рынков. Это может быть особенно болезненным, если произойдет резкий взлет нефтяных котировок из-за обострения геополитических рисков в нефтедобывающих регионах мира».

Впрочем, может случиться все и сразу. «К сожалению, все эти факторы действуют одновременно, — предупреждает начальник управления аналитики и стратегического маркетинга Промсвязьбанка Николай Кащеев. — Данная экономическая парадигма — рост, основанный на бесконечном расширении кредита, — должна либо перезагрузиться через делевередж, либо смениться новой парадигмой, о которой пока недостаточно известно. Но тоже, видимо, через «созидательное разрушение». Сегодня мы не знаем, возможно, многих фирм, которые через 20 лет составят основу индекса Dow Jones».

Каким будет новый кризис

Новый кризис будет менее разрушительным, чем предыдущий, написали в октябре аналитики JP Morgan. Согласно представленной ими модели, падение американской биржи составит 20% (в прошлый кризис S&P упал на 54%). Рынки развивающихся стран, согласно этому прогнозу, просядут на 48%, а валюты — на 14,4%.

Рынки просядут не так сильно, потому что на них сейчас куда меньше ликвидности, чем было накануне кризиса 2008 года. Правда, тот же недостаток ликвидности не позволит быстро отскочить от дна. Мельче, но дольше — таким будет наступающий кризис, считают в JP Morgan.

«Эта точка зрения основывается на сравнительно аккуратных вложениях в активно развивающиеся отрасли и регулярном охлаждении перегретых рынков, — говорит Даниил Егоров. — Однако основная денежная и инвестиционная масса уже давно мигрировала в страны АТР, а возможности перенаселенных стран этого региона очень трудно предсказать. К тому же мировой фондовый рынок в последние два года ведет себя крайне непредсказуемо. Мы согласны, что в случае наступления глобального финансового кризиса отскока, как в конце 2009 года, не будет. Однако развивающиеся рынки пострадают больше, чем в 2008-м».

«Как раз из-за меньшего объема ликвидности кризис может стать более острым — если ресурсов и так не хватало, то дальнейшее снижение запасов приведет к смерти, — уверен Дмитрий Тарасов. — Пока толстый сохнет, худой сдохнет!» По его мнению, острая фаза продлится примерно два квартала, потом начнется восстановление.

Точную глубину и продолжительность кризиса предсказывать сейчас рано, полагает Николай Кащеев, «потому что, во-первых, действует много факторов одновременно, а во-вторых, мы пока не знаем, каким будет ответ властей на новый для них вызов, в условиях «торжества популизма».

«Глубина и продолжительность кризиса зависят от того, насколько длительным будет период роста, насколько сильным будет ускорение экономики и перегрев финансовых рынков в последней фазе, то есть от масштабов формируемых пузырей, — говорит Кирилл Тремасов. — Пока их нет, сложно предсказывать глубину и причины, которые вызовут кризис». Хоть сколько-нибудь достоверные прогнозы появятся не ранее чем через два-три квартала после начала кризиса, считает Сергей Хестанов.

Николай Кащеев предполагает, что это будет, скорее всего, затяжной кризис, хотя и более «мелкий», чем в 2008 году. «Настоящий делевередж, который нужно пройти (для некоторых стран это до 100% ВВП), не может быть кратким, — поясняет он. — Иначе мы спровоцируем новый кризис через более короткое время, чем десять лет, но ровно на тех же основаниях».

Это мнение разделяет и Андрей Люшин. «Проблемы, действительно, могут быть довольно затяжными, поскольку для выхода из кризиса нужны либо вливания живых денег, либо резкий рост новой индустрии (читай: новый технологический уклад), либо резкий рост спроса на продукцию старой индустрии (обычно это военные поставки)», — поясняет банкир.

Россия: «хуже нам уже не сделают?»

Не было бы счастья, да несчастье помогло — так можно описать влияние будущего кризиса на нашу страну.

«Устойчивость развивающихся стран в период глобальных потрясений зависит от объема иностранного капитала: как только начинается ухудшение ситуации, деньги бегут домой, — напоминает Кирилл Тремасов. — То есть чем больше страны зависят от объема международного капитала, тем они менее устойчивы к финансовым потрясениям. Мы сейчас проводим изоляционистскую политику, у нас существенно сократился долг, в последнем квартале было зафиксировано даже сокращение прямых иностранных инвестиций. Обратите внимание: не сокращение притока, а сокращение объема, чего до этого вообще не наблюдалось в новейшей истории России. Иностранный капитал стабильно уходит из России, поэтому мы становимся менее чувствительны к глобальным потрясениям».

Экономика России все в большей степени изолируется от мировой, за исключением поставок сырья, отмечает Дмитрий Тарасов. «Внешний долг быстро сокращается, а это почти единственный канал проникновения проблем, — говорит экономист. — Кризис приведет к снижению цен на сырье, и временно могут возникнуть сложности с обслуживанием долга. Но государство защитит стратегические активы путем их поглощения. Ну будет какая-нибудь девальвация до восстановления цен на сырье на уровень примерно 50%, то есть до 80—90 рублей за доллар. С последующим восстановлением до 70—75».

Куда менее оптимистичен Даниил Егоров. «Россия сохранила свою зависимость от цен на энергоносители и зарубежное сырье, поэтому девальвация рубля может привести к самым разным последствиям, вплоть до товарного дефицита на внутреннем рынке, — уверен он. — Экономика России, несмотря на кажущуюся стабильность, связанную с отсутствием роста, достаточно уязвима к внешним шокам. Текущая политика может лишь отложить негативные последствия кризиса. Однако говорить от том, что последствий глобального кризиса России удастся как-то избежать, слишком уж опрометчиво».

Падение цен на сырье вызовет в России рецессию образца 2015 года, прогнозирует Николай Кащеев. Именно поэтому, говорит экономист, власти сейчас заняты накоплением резервов, чтобы плотнее набить «подушку безопасности». Так что госфинансам будет обеспечена устойчивость, а вот бизнесу и гражданам придется особенно нелегко, считает Хестанов.

Впрочем, защищая позицию, что наступающий кризис будет не такой болезненный, как предыдущие, Кирилл Тремасов приводит следующий аргумент: все предыдущие кризисы мы встречали после очень уверенного роста. Сейчас экономика не растет, бизнес не инвестирует, доходы стагнируют — все и так уже плохо, так что сильно хуже нам уже не сделают.

Как спасаться будем?

Но если, как считают наши эксперты, кризис нам грозит не раньше чем через полтора года, еще есть время принять мудрое (по возможности) инвестиционное решение. Что нужно сделать, чтобы хотя бы не потерять накопленное непосильным трудом? Мнения экспертов расходятся исходя из того, насколько оптимистично они оценивают текущее состояние экономики. Например, пока экономика США продолжает расти, есть смысл покупать акции на американском рынке, советует Тремасов.

Максимум накоплений в твердой валюте и минимум обременительных проектов, рекомендует Сергей Хестанов. Уходить в доллары советует и Дмитрий Тарасов. «Во всяком случае, я бы увеличивал долю долларовых активов, но не забывал про кредитный риск, — говорит Тарасов. — То есть либо в депозиты под высокую долларовую ставку в госбанках, либо в гособлигации, причем можно и не в наши».

Частичной защитой может быть, как всегда, физическое золото, вполне возможно, что и серебро — в той же или даже немного большей степени, полагает Андрей Люшин.

Главное, четко понимать, куда вы собираетесь вкладывать деньги.

«Вот чего делать нельзя, так это не использовать возможных инструментов финансового рынка, — говорит Даниил Егоров. — Не время пережидать турбулентность и ждать стабильности: она, скорее всего, не наступит. Брать на себя избыточные риски и заигрываться длинными позициями тоже не стоит — в нынешних условиях падение рынка может быть дольше любых прогнозов. Неплохие шансы есть на валютном рынке, так как валюты развивающихся стран становятся все более популярны. Однако ожидать их роста относительно мировых валют в обозримом будущем не стоит. В любом случае, время «спокойных» денег и хороших дивидендов в России точно прошло, и вернется оно не скоро».

Добавить комментарий