Великобритания и Канада


Содержание поста:

Британская Канада

Соперничество между англичанами и французами

В то время, как английские колонии быстро росли вдоль побережья Атлантического океана, французские трапперы и исследователи неуклонно продвигались вглубь континента. Экспедиция по реке Миссисипи до ее устья в 1682 году дала Франции право на владение огромной территории, граничащей с американскими колониями от Великих озер и дельты реки Огайо до Мексиканского пролива. Начало соперничества за землю в Новом Свете между англичанами и французами было вопросом времени. Обеспокоенность Англии тем, что Франция контролирует большую часть материка началась еще с экспедиции Гудзона.

Англия стала понимать, что выгоднее было наживаться на торговле мехами, а не добыче золота. Таким образом, она быстро сориентировалась, создав компанию Гудзонова заливе в 1670 году и передав ей все права на торговлю мехами в этом регионе.

Многие годы господству Англии в Гудзоновом заливе угрожала Франция. В 1686 году Пьер Троа возглавил удивительный поход от Монреаля до берегов залива, где его спутники умудрились захватить несколько английских фортов врасплох. В его отряде находился один из самых храбрых людей в Новой Франции — Пьер ле Мойн, который командовал несколькими морскими боями на протяжении следующих лет, которые практически вытеснили англичан с этой части континента.

Новый всплеск войны между Францией и Англией, известный под именем Войны Королевы Анны, начался в 1702 году и привел к захвату Порт-Руаяля англичанами в 1710 году. По Утрехтскому соглашению, которое восстановило мир между двумя странами в 1713 году, Франция отдавала территорию Гудзонова залива, Новую Землю и Акадию, однако ей было позволено сохранить Мыс Бретон и все колонии внутри материка.

В результате такого поражения Франция основала форт Луисбург на острове Мыс Бретон. Он должен был служить круглогодичной базой для войск и морского флота для остатков французской империи в Северной Америке и также защитой прохода в пролив Св. Лаврентия. Луисбург был наиболее хорошо защищенной крепостью в Северной Америке в течение следующих 25 лет.

В 1745 году армия английских колоний под началом сэра Уильяма Пепперела предприняла поход против Луисбурга, в котором насчитывалось 90 судов и 4 тысячи человек. Через три месяца осады Луисбург сдался. Крепость была, однако, возвращена Франции по договору 1748 года.

В противовес возобновленной угрозы крепости Луисбурга, Англия построила собственный бастион. В 1749 году флотилия, несущая более двух с половиной тысяч новых поселенцев с Британских островов начала строительство города Галифакса.

Решающий бой за континент

Мир между двумя врагами был непродолжителен. Новая битва в Новом Свете разразилась еще до начала Семилетней войны в Европе (1756-63). Еще в 1754 году был послан отряд против французского форта у реки Огайо, где теперь стоит современный Питтсбург. Этот и второй поход на следующий год были неудачными. В 1755 году трагический случай произошел в Акадии. Французские поселенцы в теперь уже английской Акадии, которые отказались присягнуть на верность английскому королю, были погружены на корабли и переправлены в английские колонии на юг. Американские историки называют войну, которая последовала за этим событием, франко-индейской. Канадские и европейские историки обычно связывают начало решающей битвы за континент с началом Семилетней войны в Европе.

Целью англичан было уничтожить Новую Францию и в особенности захватить Квебек, сердце французских колоний. Под мудрым руководством Луи Жозефа де Монткальм-Гозона, маркиза де Ст-Веран, проходы к квебеку по проливу Св. Лаврентия от озера Онтарио и далее вниз по течению у Ришейлье были успешно перекрыты. Первая попытка англичан прорваться было остановлена в Освего, а вторая в Тикондерога. Французы разгромили англичан в обеих битвах. Третий путь шел вверх по течению Св. Лаврентия, мимо французской крепости Луисбург. В 1758 году внушительные силы англичан высадились на острове Мыс Бретон. В сражении, которое за этим последовало, Луисбург пал во второй и последний раз за всю его историю. Водный путь к Квебеку был наконец свободен. В 1759 году флотилия из 140 кораблей, несущая 9000 воинов, которыми командовал генерал Джеймс Вольф, поплыла вверх по течению пролива Св. Лаврентия и осадила столицу Новой Франции.

В течение всего лета Вольф безуспешно пытался найти слабины в естественных преградах на пути к квебеку, которые так умело использовал Монткальм. К концу лета английский генерал придумал невероятный план ночной высадки, который привел к победе над Квебеком на следующее утро.

И Вольф, и Монткальм были смертельно ранены в этой битве. Монреаль, отрезанный от всякой надежды на подкрепление и припасы из Франции, сдался очень быстро английским войскам, которые продолжали путь вверх по реке. Когда Парижский договор наконец завершил Семилетнюю войну в 1763 году, британский флаг развевался почти везде на восточной части континента.

Ранний период английского правления

Британцы столкнулись сразу с двумя проблемами на огромной территории, которая таким образом была добавлена к другим английским атлантическим колониям. Во-первых, на новоприобретенной земле жили более 60000 франко-говорящих поселенцев. Во-вторых, на новых территориях было много неизведанных и опасных земель в районе Великих озер, где индейские воины значительно превосходили силы англичан.

Индейцы, которых возглавлял вождь по имени Понтиак, неожиданно восстали против своих новых хозяев и уничтожили форты на Великих озерах один за одним, безжалостно убивая всех обитателей. К середине 1763 года единственным уцелевшим английским фортом был форт Детройт к западу от озера Эри. Его единственного смогли удержать поселенцы до тех пор, пока не пришло подкрепление, и бунт индейцев был наконец подавлен.

Закон 1774 года

Королевским указом управление завоеванной провинцией Квебек было отдано губернатору и назначенному консулу. В 1774 году английский парламент принял закон о Квебеке. Он был первой важной вехой в конституционной истории Британской Канады. Согласно закону, границы провинции теперь простирались до реки Огайо. Законом принималась римско-католическая церковь, и признавалось ее право собирать церковную десятину. Также важными пунктами закона были пункты, где устанавливалось французское гражданское право на территории провинции. Британское уголовное право вводилось на все нарушения закона и проступки, возможным наказанием за которые были штраф, тюремное заключение или смерть. Эти решения английского парламента произвели благоприятное впечатление на религиозных лидеров провинции и, в частности, на самих колонистов. Однако, поселенцам было отказано в собственном выборном органе управления.

Скоро представился случай испытать лояльность жителей новой провинции. В течение года с момента принятия закона о Квебеке, восставшие тринадцать атлантических колоний послали две армии, чтобы захватить «четырнадцатую колонию». Сэр Гай Карлтон, британский губернатор Канады, с трудом избежал плена, когда одна из этих армий под началом Ричарда Монтгомери брала Монреаль. Карлтон добрался до Квебека как раз к тому, чтобы успеть организовать его небольшой гарнизон для отпора армии Бенедикта Арнольда. Арнольд начал осаду Квебека, и скоро к нему присоединился Монтгомери. В сражении посреди зимы, которое последовало за этим, Монтгомери был убит, а Арнольд ранен. С наступлением весны нападающие отступили. Все оставшееся время войны в американских колониях битв на канадской земле не было.

Лоялисты Объединенной Империи

Когда в 1783 году мир был восстановлен, многие тысячи лоялистов, которых поселенцы называли тори, покинули новообразованные Соединенные Штаты. Они начали жизнь с чистого листа под британским флагом в Новой Шотландии и неизведанных землях за порогами Св. Лаврентия и к северу от озера Онтарио.

Эта огромная война новых поселенцев, которые были известны в Канаде и Англии под именем Лоялистов Объединенной Империи, обозначили первую значительную волну англоязычной иммиграции со времен Новой Франции. Их приход послужил причиной реорганизации как Новой Шотландии, так и провинции Квебек.

Ранее необжитые леса к западу от бухты Фанди, когда-то входящей во французскую Акадию, были переданы Новой Шотландии. В 1784 году эта территория была выделена в новую колонию под названием Нью-Брансвик. Одновременно остров Мыс Бретон был отделен от Новой Шотландии (возвращен провинции в 1820 году). В целом, считается, что в первой волне иммиграции в провинции осело около 35 тысяч англичан.

Поселение на более недоступных землях к северу и западу от озера Онтарио и на северном берегу верхней части реки Св. Лаврентия происходило не так быстро. Около 5 тысяч лоялистов поселились на этой территории.

Верхняя и Нижняя Канада

Было очевидно, что эти Лоялисты Объединенной Империи, которые отправились на запад той территории, которая была частью провинции Квебек, не будут долго терпеть ограниченные права и французские законы, установленные законом о Квебеке. Соответственно, в 1791 году британский парламент одобрил Конституционный Акт, по которому Квебек был разбит на две провинции — Верхнюю и Нижнюю Канаду. Обе новые провинции должны были управляться консулом, назначенным на пост пожизненно и выборной ассамблеей, которую должны были выбирать люди.

Право быть представленным в законодательной ассамблеей было чем-то новым для франко-говорящих жителей нижней провинции. Законодательные ассамблеи существовали в Новой Шотландии с 1758 года, на острове Принс-Эдуард с 1773 года и в провинции Нью-Брансвик с 1786 года. Исполнительная власть, однако, не несла ответственности за свои действия, что и увидели жители колоний менее чем через полвека.

Оставьте свои контактные данные и получите персональную консультацию по вопросам иммиграции и обучения в Канаде совершенно бесплатно!

Как уехать жить, учиться или работать в Канаду?

Ваш запрос будет обработан специалистами компании
Immigration Corporation Group

КАНАДА. ИСТОРИЯ. БРИТАНСКОЕ ПРАВЛЕНИЕ

Энциклопедия Кольера. — Открытое общество . 2000 .

Смотреть что такое «КАНАДА. ИСТОРИЯ. БРИТАНСКОЕ ПРАВЛЕНИЕ» в других словарях:

КАНАДА. ИСТОРИЯ — КАНАДА. ИСТОРИЯ. ПЕРВЫЕ ОБИТАТЕЛИ КАНАДА. ИСТОРИЯ. ФРАНЦУЗСКАЯ КОЛОНИЯ КАНАДА. ИСТОРИЯ. БРИТАНСКОЕ ПРАВЛЕНИЕ КАНАДА. ИСТОРИЯ. КОНСТИТУЦИОННЫЕ РЕФОРМЫ КАНАДА. ИСТОРИЯ. ЭВОЛЮЦИЯ ФЕДЕРАЛИЗМА КАНАДА. ИСТОРИЯ. ДВИЖЕНИЕ ЗА КОНФЕДЕРАЦИЮ КАНАДА. ИСТОРИЯ … Энциклопедия Кольера

История Квебека — … Википедия

История почты и почтовых марок Канады — (англ. Canada) подразделяется на четыре основных периода: под управлением Франции (1604 1763), под управлением Великобритании (1763 1841), под управлением правительства колонии (1841 1867), и Доминион Канада, после 1867.[1] Содержание … Википедия

Канада — (Canada) Государство Канада, география, история, население и города Канады Информация о государстве канада, география, история, города и население Канады, экономика и политическое устройство государства Содержание Содержание Природа Рельеф.… … Энциклопедия инвестора

История Юкона — Северо Западная конная полиция сыграла большую роль в поддержании порядка на территории Юкон во время золотой лихорадки … Википедия


ВЕЛИКОБРИТАНИЯ. ИСТОРИЯ — Уния Англии и Шотландии. Англия и Шотландия были объединены в в королевство Великобритания в 1707. Со времени возвышения в 1603 шотландской линии Стюартов эти два королевства находились в личной унии короля. Каждое из них сохраняло собственный… … Энциклопедия Кольера

Квебек (город) — У этого термина существуют и другие значения, см. Квебек (значения). Квебек Québec Город, столица … Википедия

Минорка — Флаг Менорки Менорка, Минорка (от лат. Balearis Minor) один из Балеарских островов, расположен в Средиземном море, принадлежит Испании. Назван так, потому что он меньше, чем соседний остров Мальорка. Финикийцы называли остров Нура, что значит… … Википедия

Менорка — Флаг Менорки Менорка (исп. Menorca; Минорка от лат. Balearis Minor) один из … Википедия

Британская Индия — Колония Великобритании ← … Википедия

Великобритания — Канада — 0:8, 12 мая 2020 года, обзор матча ЧМ-2020

«Мы не так плохи, как все думают»

Одной из главных интриг чемпионата мира 2020 года является выступление сборной Великобритании. Два года назад они выиграли группу В в первом дивизионе, а на следующий год, в статусе андердогов, обошли Казахстан, Италию, Словению и выиграли второе золото подряд. Это золото значило попадание в группу лучших из лучших. В высшем хоккейном дивизионе сборная Великобритании появилась впервые за 25 лет.В первом матче на турнире подопечные Питера Рассела оказались в 15 минут от сенсации. Лишь в середине третьего периода сборной Германии, ведомой самим Леоном Драйзайтлем, удалось дожать неуступчивого оппонента.

«Впрочем, из прошедшего матча можно извлечь больше позитива, нежели негатива. Надеюсь, мы доказали, что наша лига не так плоха, как все думают. Банда британцев приехала из внутреннего чемпионата, но мы знаем, что способны конкурировать с другими командами на столь высоком уровне», – с гордостью говорил после матча голкипер сборной Великобритании Бен Боунс.

«Нужно отдать должное хоккеистам сборной Великобритании. Они хорошо катались и оказывали на нас серьёзное давление», – отдавал должное сопернику Драйзайтль.

Тайсон Джост спешит на помощь

На следующий день сборной Великобритании предстояло держать экзамен перед командой Канады. В отличие от британцев подопечным Алена Виньо занести в актив первый матч на турнире никак нельзя. Канадская сборная уступила Финляндии (1:3), показав очень невзрачный хоккей. Канадцы действовали излишне предсказуемо, а главным событием матча стал дубль 18-летнего Каппо Какко.

Спустя несколько часов после завершения матча стало известно об изменениях в составе канадской команды. На помощь из-за океана были вызваны форвард «Колорадо» Тайсон Джост и нападающий «Коламбуса» Пьер-Люк Дюбуа. Джост сверкал в серии с «Сан-Хосе», став одной из главных звёзд в стане «лавин». Канадец отличился в пятом, шестом и седьмом матчах, сделав всё от себя зависящее, чтобы «Колорадо» пробился в финал Западной конференции. Не удалось, и вот Джост уже в заявке канадцев на матч с Великобританией. Дюбуа прибудет в расположение команды национальной команды позднее. Место в воротах занял Картер Харт, для которого эта игра стала дебютом на мировых первенствах.

Канадцы начали с места в карьер

Безусловный фаворит не стал откладывать дело в долгий ящик и открыл счёт уже на третьей минуте первого периода. Отличился Мэттью Джозеф, голевые передачи в активе Адама Хенрика и Дарнелла Нурса. К чести британцев необходимо заметить, что они не хотели провести все 60 минут матча в своей зоне и при удобной возможности старались провести атаку. И к середине стартовой трети Харту несколько раз довелось серьёзно потрудиться. Особенным опасным был бросок в исполнении Роберта Дауда.

Силы были слишком не равны, и ждать второй шайбы пришлось недолго. Джаред Макканн подхватил шайбу на выходе из зоны защиты, совершил эффектный сольный проход и нашёл передачей Энтони Манту, которому оставалось только не испортить момент. До перерыва британцам выпал шанс отыграть одну шайбу, однако в их большинстве к голу даже ближе были канадцы. Джозеф и Брэндон Монтур не сумели реализовать опасную контратаку, и команды ушли на перерыв при счёте 2:0 в пользу сборной «кленового листа».

А продолжили галопом

Начало второго периода было похоже на первый отрезок как две капли воды. Снова третья минута, и снова шайба в воротах Боунса. На сей раз отличился капитан канадской команды Кайл Туррис. Силы постепенно покидали британскую команду, а в такой ситуации неизбежны фолы. Роберт Лахович нарвался на удаление за толчок на борт. Джонатан Маршессо бросил из любимой позиции, Боунс шайбу зацепил, но на добивании самым расторопным оказался Дилан Строум.

Счёт по броскам рос в геометрической прогрессии. Пользуясь преимуществом дальней лавки, канадцы проводили затяжные отрезки в чужой зоне, не давая британцам смениться. Не упрощало подопечным Рассела жизнь и то обстоятельство, что для них это был второй матч за два дня, тогда как канадцы играли после выходного. 38-6 по броскам в створ свидетельствовали о происходящем на льду лучше всяких слов. Данте Фаббро огорчил вратаря британцев в пятый раз за 23 секунды до конца периода.

Джексон Уисл как герой Британии

В отличие от первого и второго периода в заключительной трети канадцы решили не ждать третьей минуты, а забить сразу же. Манта нашёл на дальней штанге Турриса, и капитан команды не промахнулся, оформив дубль. Британцы продолжали нарушать правила, а шайбы продолжали залетать в их ворота. Шон Кутюрье доработал отскок на пятаке, забросив седьмую шайбу канадской сборной.

В минувшем регулярном чемпионате НХЛ форвард «Детройта» Манта набрал всего 48 очков. И в матче с Великобританией Энтони оторвался сполна, набрав сразу 5 (2+3) баллов. Вторую шайбу во встрече нападающий «красных крыльев» забросил в середине третьего периода, сыграв на добивании после броска Ши Теодора. После восьмой пропущенной шайбы тренер британской сборной принял решение поберечь психику основного вратаря. Вместо Боунса на последнем рубеже появился Джексон Уисл, которому удалось справиться со своей миссией на 100%. Джексон не пропустил от Канады – ему будет о чём рассказать своими детям.

Глава 2. Одна из британских колоний

Одна из британских колоний

Король Георг III в роли интернационалиста. — 1775-й год — нет экспорту революции! — Пламя над Торонто и Вашингтоном. — Четыре захолустных колонии. — Год Маккензи и Папино — революция снова не удалась. «Сначала постройте железные дороги!» — Шарлоттаун и Квебек — плоды конституционных конференций. — Споры о Кодексе Наполеона. — Состоялся ли исторический компромисс?

Завоевание Канады сопровождалось раздачей наград. Британским солдатам и офицерам были предложены земельные наделы в покоренной колонии. Отличившихся в боях повысили в званиях. Генерал Эмхерст получил титул барона, а позже был произведен в фельдмаршалы. Победители принесли с собой деловитость, предусмотрительность и расторопность.

Англичане тут же наладили печатное дело — открыли типографию. Были развернуты изучение и съемка береговой линии захваченного края. Работу возглавил прославленный мореплаватель Джеймс Кук. За несколько лет он с соратниками составил детальное и точное описание побережья Акадии и Ньюфаундленда, на что у французов ранее так и не хватило времени. На побережье появились маяки и сигнальные станции. Между колонией и британской метрополией были налажены регулярные рейсы торговых и транспортных судов.

У Великих озер офицеры британской армии в спешном порядке основали сеть новых опорных пунктов. В 1793 г. таким образом появился Форт-Йорк (нынешний Торонто), годом позже — Кингстон и Ниагара-он-Лейк, в 1796 г. — Форт-Эри. В 1800 г. на картах появился Байтаун — поселок лесорубов на берегу Оттавы.

Англичане сразу активизировали поиски Северо-западного прохода в Азию, прекращенные французами в XVII в. К Тихоокеанскому побережью направились исследовательские экспедиции — сначала Джеймса Кука, затем Джорджа Ванкувера. Капитан Ванкувер установил контакты с русскими первопроходцами из Аляски. Контакты носили миролюбивый характер и сопровождались обменом географическими сведениями. В частности, наши первопроходцы («промышленники») снабдили английских моряков самодельными картами нескольких участков Тихоокеанского побережья. Результаты экспедиций позволили англичанам основать на берегах Тихого океана новую колонию — Британскую Колумбию. Слово «промышленники» (promyshlenniki) долго употреблялось в ней и вошло в «Канадскую энциклопедию».

Ускорились работы по рытью каналов в обход мелей на реке Святого Лаврентия. Завершенные в первой трети XIX в., они облегчили, удешевили и ускорили водное сообщение в обширном регионе от Атлантики до Великих озер.

Победители проявили великодушие и справедливость. Тон задал первый британский губернатор Квебека — сменивший Уолфа генерал Джеймс Мюррей. Он уважал побежденных, которых называл «бравым народом». Решительно пресек бесчинства, творимые его войсками в захваченном городе. Военнослужащие, уличенные в насилии по отношению к мирному населению, были публично и сурово наказаны. Генерал Мюррей также ограничил аппетиты британских купцов, которые, пользуясь нехваткой самого необходимого в разоренном крае, скупали меха за бесценок и занимались земельной спекуляцией. Недовольное этим лондонское купечество добилось отзыва дальновидного и порядочного Мюррея (1768), однако сменивший его генерал Гай Карлтон продолжил политику предшественника.

Уже до Парижского мира Новую Францию беспрепятственно покинули остатки французских войск — около 4 тыс. человек. Затем Георг III прокламацией 1763 г. разрешил всем прочим обитателям завоеванной колонии покинуть ее. Англичане брались бесплатно перевезти их в Старый Свет. Однако уехали всего несколько сотен человек — губернатор, чиновники, купцы и офицеры. Прочие — землевладельцы, арендаторы, священники, мелкие торговцы, рыбаки и вояжеры — остались в стране, которую с полным основанием считали своей родиной. Францию же они воспринимали как далекую и в общем чужую страну.

Физически истребить десятки тысяч «канадьенов» или насильственно выселить их Британская империя не рискнула. Поэтому победителям пришлось сосуществовать с побежденными. Королевской прокламацией 1763 г. Британия обещала последним уважение их собственности, обычаев и религии и даже создание выборной ассамблеи по американскому образцу, чего не было в Новой Франции. «Канадьенов» освободили от присяги британскому королю — довольно было обещания хранить верность Англии.

Изгнанным ранее акадийцам английские колониальные власти разрешили вернуться в родные места, но имущественных прав в отличие от квебекцев не гарантировали. Вернувшиеся на родину акадийцы (а таких было около половины), обнаружили, что их дома и земли захвачены колонистами из Новой Англии, а компенсация им не положена.

Очень важная для вас статья:  Пеший маршрут Кокитлэм Кранч (Coquitlam Crunch)

Уже в 1764 г. в Квебеке было снято военное положение. В колонию был назначен генерал-губернатор, в Квебек-Сити и Монреале оставлены британские гарнизоны. Квебек-Сити, кроме того, стал еще одной базой британского флота. Официальным языком немедленно был объявлен английский (языковых гарантий побежденным не дали). В колонии вводилось британское уголовное право.

Настало время перекройки границ и многочисленных переименований. В политике Лондона и его колониальных наместников отчетливо проявилась тяга к англизации завоеванных земель. Сразу после Парижского мира Новая Франция была переименована в Квебек, а ее территория сильно сокращена. Квебек (по-французски «Виль де Квебек») получил новое название — Квебек-Сити. Район Великих озер, Лабрадор и Остров Святого Иоанна в Квебек не вошли. Акадию англичане переименовали в Новую Шотландию, расширив ее территорию за счет Квебека. Остров Святого Иоанна переименовали в Остров Принца Эдуарда. Остров, на котором находился Луисбур, стал называться Кейп-Бретоном. Из Новой Шотландии выделили новую колонию — Нью-Брансуик.

В совокупности данные колонии вместе с Ньюфаундлендом образовали Британскую Северную Америку. Однако это понятие пока было только географическим, а не административным. Каждая из названных колоний оставалась отдельной территориальной единицей и подчинялась непосредственно метрополии.

Как и предвидел Шуазель, Парижский мир принес Британской империи вместе с выгодами большие издержки. Сначала в 1763 г. на берегах озер Эри и Онтарио восстали индейцы во главе с незаурядным и смелым вождем — Понтиаком, которого иногда сравнивают со Спартаком. Сумевший преодолеть традиционные межплеменные распри Понтиак объединил против британцев целый ряд племен — гуронов, оттаву, сенеку. Из племенной коалиции в дальнейшем могло возникнуть индейское государство. Восставшие разгромили два небольших английских гарнизона в районе Де-Труа (Детройта) и захватили ряд фортов. Подавить восстание военной силой не удалось. Чтобы предотвратить вероятное объединение индейцев с «канадьенами», Лондон спешно издал указанную ранее прокламацию 1763 г.

После двухлетних боев губернатор Мюррей с согласия метрополии заключил с Понтиаком мир. Главным его условием стало сохранение прав дружественных Англии племен на занимаемые ими земли. Затем англичане, покровительствуя одним племенам и интригуя против других, разрушили созданную Понтиаком племенную коалицию. Убийство Понтиака (1769) индейцем из другого племени на бытовой почве было принято британскими колониальными властями с большим облегчением.


Но тем временем в конфликт с британской короной вступили жители 13 колоний, избавленные от французской опасности. Особенно напряженным стало положение в территориально близких к Квебеку Массачусетсе и Пенсильвании.

Стараясь избежать объединения «канадьенов» с беспокойными американцами, британское правительство издало в 1774 г. «Акт о лучшем управлении Квебеком» (Квебекский акт), что повлекло за собой важные последствия. Во-первых, в Акте еще раз торжественно были гарантированы все религиозные и имущественные права квебекцев и подтверждал сохранение в колонии привычного ее жителям французского гражданского права. Во-вторых, в соответствии с Актом квебекская территория была значительно расширена — к Квебеку присоединялась Луизиана — огромная территория между Великими озерами, Миссисипи и Мексиканским заливом. Занятие земель на этой территории объявлялось противозаконным деянием, что никак не задевало интересов малочисленных квебекцев с их 30-гектарными наделами, зато поставило преграду экспансии американских скваттеров. В-третьих, британские власти обязались уважать обычаи и интересы индейских племен.

Уступки «канадьенам» были сделаны вовремя. Население долины Святого Лаврентия не восстало. Парадоксально, но факт — недавно завоеванный англичанами Квебек остался опорой Британской империи. Зато Квебекский акт в сущности приблизил Американскую революцию. В том же 1774 г. в долине Огайо вспыхнули новые бои — теперь уже между англоязычными колонистами и британскими солдатами, а в следующем году 13 колоний восстали, объявив себя независимыми республиками-штатами. Американцы уверяли, что борются за свободу и самоопределение всех народов. Но еще не порвав до конца с Британией, не имея Декларации независимости, восставшие в сентябре 1775 г. направили несколько отрядов в пределы Квебека, которые захватили Тайкондерогу и форты у озера Шамплейн. Это был впечатляющий пример экспорта революции: если в стране нет революции — ее следует принести на штыках.

Американцы во главе с двумя самозванными полководцами — Ричардом Монтгомери и Бенедиктом Арнольдом — в ноябре без боя захватили Монреаль, а еще через месяц подошли к стенам Квебека. Пока волонтеры добросовестно платили за продовольствие и кров, их дела шли неплохо. Казалось, британскому флагу не суждено было развеваться над долиной Святого Лаврентия. Но вопреки расчетам американцев к ним мало кто присоединился.

Призывы восстать против «тирана Георга III» не нашли массовой поддержки. Франко-квебекцы-католики опасались, и не без оснований, притеснений со стороны американцев-протестантов. Их не воодушевлял непонятный лозунг свободы предпринимательства, плохо сочетавшийся с их устоявшимся жизненным укладом и католической этикой, которая делает упор не на материальном успехе, а на чистоте души. Епископ квебекский призвал единоверцев не поддерживать американцев. Когда у революционных интервентов кончились деньги, крестьяне отказались снабжать их продовольствием. Реквизиции же вызвали ожесточение местного населения.

Генерал-губернатор Гай Карлтон был бравым воином-профессионалом. Правда, поначалу он допустил политический просчет — положился на лояльность «канадьенов» и ждал их активной борьбы с американцами. Но этого не произошло. Вследствие тактических промахов англичан американцы успели отрезать Карлтона с небольшим отрядом от квебекской крепости. Но он вышел из положения. Переодевшись фермером, губернатор пробрался в Квебек-Сити. Он позволил неприятелю по бездорожью в морозы идти на север, а сам, не ввязываясь в мелкие бои, спешно стянул наличные войска в крепость. Силы англичан были невелики, но хорошо снабжены и дисциплинированы. Как и в 1760 г., у них было больше артиллерии. Со стороны моря и реки Святого Лаврентия их поддерживала эскадра. У американцев же кораблей не было.

Монтгомери в ночь на 1 января 1776 г. ввязался в авантюру — бросил нестройные изголодавшиеся отряды (не более 2 тыс. человек) на штурм. Это была пятая по счету и последняя попытка захвата Квебека неприятельской армией. Сильная метель затруднила действия наступающих и существенно помогла оборонявшимся. Бой завершился победой Карлтона. Монтгомери и многие его офицеры погибли. Англичане взяли в плен свыше 400 человек.

Правда, другой экспортер революции — Арнольд вплоть до апреля продолжал осаждать крепость. Но когда море очистилось ото льда, Карлтон вызвал из Галифакса подкрепление. После прибытия эскадры Арнольд без боя с остатками деморализованных войск поспешно отступил на юг до самой границы. Войско Карлтона в мае вступило в Монреаль и Тайкондерогу. После этих событий американцы несколько десятилетий не пытались овладеть Канадой. Карлтона позже упрекали в отказе от преследования противника. Но губернатор вряд ли имел такую возможность.

Победителю в Квебекском сражении пришлось пожинать плоды предшествующей политики Лондона в Новой Шотландии — там вспыхнуло восстание против британского владычества. Против восставших пришлось двинуть часть сухопутных войск и военные корабли. Борьба в сухопутной части Новой Шотландии длилась до лета 1777 г. Рейды же новошотландских каперов против британских торговцев продолжались до конца Американской войны. Квебек и Нью-Брансуик не поддержали восставших. Их население, особенно «канадьены», в целом осталось наблюдателем событий, но не участником. Политика Мюррея и Карлтона дала плоды, нужные метрополии. Новая Шотландия осталась единственной частью Канады, принявшей участие в Американской революции. Новошотландцы получили курьезное прозвище «янки его величества». Восстание новошотландцев повлияло на общий ход Американской войны, затруднив положение англичан.

Подавив сопротивление в Новой Шотландии и используя Квебек в качестве базы, британское командование в конце 1777 г. забрало у Карлтона почти все воинские подразделения и двинуло их на Массачусетс и Пенсильванию. Но время было упущено, и победоносно начатый у озера Шамплейн поход завершился капитуляцией англичан в известном сражении при Саратоге.

Английский генерал Джон Бургойн пренебрег опытом Уолфа и Карлтона и поступил подобно Монкальму и Монтгомери. С 10-тысячным войском, состоявшим главным образом из немецких наемников и индейцев, он форсированным маршем двигался среди лесов и болот, не ведя разведки, а обнаружив сильного противника (18 тыс. человек) — опрометчиво атаковал его. Противостоявшие же ему американские командиры использовали опыт действий оборонительных и партизанских действий «канадьенов», которые ранее не раз одерживали над ними победу.

После Саратоги долину Святого Лаврентия прикрывали крайне малочисленные британские гарнизоны, но нового американского вторжения не последовало. Джордж Вашингтон отклонил подобные предложения французов, приславших эскадру в Бостон и настаивавших на необходимости возвращения Канады. Разгром Монтгомери и Арнольда надолго отбил у американцев охоту к военным экспедициям на север.

Во второй половине Американской войны британское правительство направило победоносного Карлтона в Нью-Йорк, рассчитывая на перелом в военных действиях. Однако Карлтон не мог творить чудес. Его войска, правда, удерживали Нью-Йорк до 1782 г., позволив эвакуироваться оттуда многим приверженцам британской короны, но большего не добились.

По Парижскому миру 1783 г. Британская империя утратила 13 колоний, но сохранила Квебек, Новую Шотландию, Остров Принца Эдуарда и Нью-Брансуик. Торговля с американцами запрещалась. Были подтверждены права Компании Гудзонова залива. Точные границы определены не были, что позже породило ряд территориальных конфликтов.

Население Квебека и Нью-Брансуика стало увеличиваться. По условиям мира, из Штатов были изгнаны все противники революции (с семьями — около 100 тыс. человек), прозванные лоялистами. Около половины из них — с разрешения Лондона и по совету генерала Карлтона — направилось в британские колонии. В том числе в Квебек приехало свыше 10 тыс. человек, в Новую Шотландию — свыше 20 тыс., в Нью-Брансуик — почти 10 тыс. Это были главным образом плантаторы, купцы, юристы, священники. Впервые в пределы нынешней Канады прибыли тысячи политических беженцев. Многие из них были разорены. Английские колониальные власти оказали им финансовую помощь и выделили большие земельные наделы, но не в частную собственность, а по принципу феодального держания. Кроме того, лоялисты не получили свободы передвижения, к которой привыкли в американских колониях. Колониальные власти расселяли их только на границе со Штатами, не позволяя продвигаться в глубь страны. В огромной и малонаселенной Канаде появился земельный вопрос.

Результатом стало напряженное положение во всех пяти колониях, кроме Острова Принца Эдуарда. Многие лоялисты обратились с жалобами в британский парламент, другие — напрямую к Георгу III. Они отказывались платить налоги. Появилась опасность объединения лоялистов с «канадьенами».

Тогда Лондон в 1791 г. издал Конституционный акт. Пять колоний переименовывались в Британскую Северную Америку во главе с генерал-губернатором. Каждая колония получила губернатора, двухпалатный законосовещательный орган, отдельную избирательную систему и систему судов. Квебек при этом делился на две провинции — Верхнюю и Нижнюю Канаду с границей по реке Оттава. В Верхней Канаде и на Острове Принца Эдуарда, где англоязычных лоялистов были большинство, была возведена в принцип раздача земель губернатором и ассамблеей в бесплатное пользование. В Верхней (франкоязычной) Канаде этот принцип вводился, но на необязательной основе. В долине реки Святого Лаврентия сохранялась сеньориальная система, основанная на феодальном праве. Треть всех свободных земель резервировалась за короной и англиканской церковью. В Нижней Канаде сохранялись права католической церкви. Однако в обеих Канадах закреплялось привилегированное положение англиканской церкви.

Акт 1791 г. был шагом вперед в политико-правовом и экономическом развитии пяти (теперь — шести) колоний. Система управления колониями стала единообразной. Вводились цензовое избирательное право и выборы. Перед сельским хозяйством части колоний был открыт путь к беспрепятственному развитию товарно-денежных отношений. Гарантировалась неприкосновенность французского гражданского права. Многие из этих уступок были сделаны под влиянием Американской революции.

Но уступки эти были весьма недостаточными. Создание Британской Северной Америки оставалось номинальным — шесть колоний продолжало существовать независимо друг от друга. Созданные в них колониальные законосовещательные ассамблеи властью не обладали. Основную часть властных полномочий сохраняли колониальные губернаторы и поставленный над ними генерал-губернатор. Все еще не было свободы предпринимательства и большинства политических свобод. Выделение огромного фонда коронных и церковных земель немедленно создало благодатную почву для фаворитизма. В Северную Америку механически переносился чуждый ей статус государственной англиканской церкви, которая пользовалась значительными привилегиями. Генерал-губернаторами и губернаторами могли быть лишь англичане, так узаконивалось повсеместное применение английского языка в качестве официального.

Издавая Конституционный акт, правящие круги метрополии воспользовались раздробленностью местных интересов, консерватизмом лоялистов и «канадьенов», рознью между жившими в колониях католиками, протестантами и англиканцами.

В 1794 г. под влиянием дипломатов Французской республики в долине Святого Лаврентия произошли антиколониальные волнения, но они не стали массовыми и не были поддержаны лоялистами. Верхняя Канада сохраняла спокойствие. Пользуясь этим, власти Нижней Канады подавили волнения без применения военной силы.

Под сенью британских колониальных властей в обеих Канадах вскоре образовалась торгово-землевладельческая олигархия, тесно спаянная с чиновничеством и офицерством. Олигархия стала вернейшей опорой колониального владычества. В Верхней Канаде народ окрестил ее «семейной кликой», в Нижней — «дворцовой гвардией».

Конец XVIII столетия ознаменовался началом иммиграции с Британских островов. В Британскую Северную Америку стали прибывать разорившиеся фермеры, не выдержавшие конкуренции с земельными магнатами, ремесленники, лишавшиеся заработка в ходе Промышленной революции. Появились даже выходцы из состоятельных семей, вытесняемые с родины неумолимым правом майората. Переселенцы были главным образом шотландского и ирландского происхождения, собственно англичан среди них было немного.

Иммиграционных программ тогда не было. Но правящие круги Соединенного Королевства, видя в массовом отъезде обездоленных в колонию средство предупреждения политических волнений в метрополии, не чинило им препятствий. Судовладельцы нередко первозили иммигрантов через океан по сниженным ценам или в кредит.

Становившаяся все более многочисленной иммиграция из Британии постепенно меняла национальный и религиозный состав населения. Во всей Британской Северной Америке начала увеличиваться доля англоязычных протестантов за счет старожилов — франкоязычных католиков. Ведь франко-квебекцы после 1763 г. перестали получать какое бы то ни было пополнение из своей бывшей метрополии. (Эмигранты из Франции с тех пор отправлялись в Европу, Вест-Индию, даже в Сенегал, но крайне редко — в Квебек.)

Если до Американской войны в шесть колоний на постоянное жительство прибыло с Британских островов не более 5 тыс. человек, то за 60 лет после нее — около 600 тысяч. К середине XIX в. доля англоязычных в общей численности населения возросла с 4% в 1763 г. до 14 в 1791-м и до 50% в 1850 г. Из большинства населения «канадьены» превратились в меньшинство. А удельный вес индейцев стал совсем низким.

Вновь прибывшие не могли занять в колониальном обществе одной и той же социальной ниши. Например, бедняки из Ирландии с ее крайне низким уровнем жизни в Квебеке становились главным образом землекопами, лесорубами, матросами. Шотландские горцы, осевшие в основном вокруг Галифакса и на Кейп-Бретоне, осваивали сельское хозяйство, рыболовство и угольные копи. А англичане, равнинные шотландцы и американские лоялисты устремились преимущественно в города, где способствовали созданию городской экономики, которой ранее практически не было, и, естественно, заняли в ней господствующие позиции.

Собственно говоря, и города четырех колоний стали по-настоящему развиваться только с прибытием тысяч англоязычных иммигрантов, которые принесли с собой британский практицизм, деловитость и первоначальные капиталы. Опережающими темпами стали развиваться Галифакс и Монреаль. Английские переселенцы основали целый ряд новых городов — Йорк (Торонто), Кингстон, Гамильтон, Байтаун и т. д.

С тех пор в финансах, промышленности и сфере услуг Квебек-Сити, Монреаля, Торонто и Галифакса свыше 100 лет тон задавали англо-шотландские предпринимательские династии Берингов, Огилви, Портеусов, Эллиотов и др. Так, Мактавиши и Ричардсоны установили контроль над пушной торговлей, Итоны — над оптовой торговлей продовольствием, Алланы, Беринги, Макнабы и Эбботы — над большинством банков, Макмилланы, Макмастеры, Синклеры, Стэнфилды, Уэстоны и Фергюсоны — над промышленным сектором, Коупы, Маккарти, Огилви и Портеусы — над юридическим, а Дугласы, Маклины и Макклеланды закрепились в книгопечатании и газетном деле.

В колониях все шире распространялись англоязычные названия сел, городов, рек, графств, избирательных округов и т. д. В подражание метрополий появились Брентфорд, Кембридж, Кент, Нью-Вестминстер, Нью-Глазго, Питерборо, Ричмонд, Садбери, Селкирк, Уэстморленд, Шарлоттаун, Эбботсфорд, Эссекс, реки Дон и Трент. В Верхней Канаде англоязычные переселенцы назвали одну из рек Темзой и основали на ее берегу город Лондон. У британской столицы появился двойник.

Увековечены были служившие британской короне путешественники, полководцы и администраторы — Ванкувер, Дандас, Карлтон, Нельсон, Нэпир, Симкоу, Томпсон, Шербрук. Однако почти все прежние франкоязычные географические названия — Жонкьер, Лак-Сен-Жан, Ришелье, Сорель, Талон и др. — сохранялись.

С продвижением исследователей и колонизаторов на северо-запад англо- и франкоканадцы сохраняли индейские названия. Так на карте появились Атабаска, Ветаскивин, Виннипег, Калгари, Карибу, Манитоба, Онтарио, Саскачеван, Спадайна, Уоскана, Шикутими, Юкон.

Появились и комбинированные названия, основанные на смеси нескольких языков. Жители Нижней Канады при наименовании одного из северных поселков объединили слова «норд» (север) со второй половиной слова «Канада». На карте появилась Норанда — в переводе что-то вроде Североканадска.

Иммиграция с Британских островов повлекла за собой важные изменения в экономической структуре Канады. С прекращением англо-французских и англо-американских войн значительно увеличились масштабы морского и океанского рыболовства, особенно у берегов Ньюфаундленда. Бурная индустриализация Англии и Шотландии повысила спрос на хлеб и тем самым вызвала к жизни становление зернового хозяйства сначала в Нижней, а затем в Верхней Канаде. В 30–40-х годах XIX в. канадское зерно впервые стало поступать на внешние рынки. Экспортом его занялись англоканадские купцы из Квебек-Сити и Галифакса. Отныне Британская Северная Америка прочно перешла на самообеспечение хлебом, овсом, ячменем, а затем и мясом. Колониальное хозяйство шаг за шагом становилось многоотраслевым.

Торговля мехами и рыболовство сохранились, но постепенно стали утрачивать былое значение. Прежняя «пушная экономика» медленно вытеснялась «зерновой экономикой» и «лесной экономикой».

Парусный деревянный флот Британской империи предъявлял внушительный спрос на канадскую древесину. В Новой Шотландии и в Нижней Канаде, богатых высококачественным лесом, в том числе сосной, дубом, орехом, с успехом развивались кораблестроение и мебельная промышленность.

Первая половина XIX столетия стала временем преуспеяния Новой Шотландии и Нью-Брансуика. Эти небольшие прибрежные колонии были тогда фасадом Британской Северной Америки. Они словно магнитом притягивали переселенцев и капиталы из Европы.

По общим темпам развития к двум Атлантическим провинциям неуклонно подтягивалась Верхняя Канада, население которой в 1800–1835 гг. возросло очень заметно — с 50 до более чем 300 тыс. душ. В Верхней Канаде Торонто и Кингстон на глазах одного поколения из захолустных поселков превратились в заметные города. В Верхней Канаде зародились металлургия, металлообработка, развивались пищевая промышленность и сфера услуг.

Английская иммиграция повлекла за собой и общее оживление культурной жизни колоний.


Англичане положили начало издательскому делу. В 1778 г. они основали первую канадскую ежедневную газету «Монреал газетт» просуществовавшую 200 лет. В начале XIX в. стали выходить еженедельные и ежемесячные литературные и общественно-политические вестники и журналы. Первоначально они были только англоязычными. Однако в 1806 г. был основан и франкоязычный вестник — «Ле Канадьен».

При британском колониальном владычестве появился театр. Его зачинателями стали жители Галифакса, сочинившие и сыгравшие в 1774 г. романтическую пьесу «Акадиус, или любовь в тишине». В 1824 г. в Монреале открылся первый канадский профессиональный театр.

В англоязычных колониях вскоре встал вопрос о высшем образовании. Первая попытка такого рода была предпринята в 1789 г. в Новой Шотландии, где под покровительством англиканской церкви на общественные пожертвования был открыт Королевский универсальный колледж — прообраз университета. В 1827 г. крупный делец Томас Макгилл основал в Монреале университет, названный в его честь. Макгильскому университету суждено было надолго стать крупнейшим англоязычным высшим учебным заведением Канады.

В целом же Нижняя Канада все более отставала в своем духовном и хозяйственном развитии от Верхней. На экономический динамизм британцев и на их воинствующий протестантизм «канадьены» отвечали еще большей привязанностью к традиционному образу жизни и католичеству. Негласным девизом франко-квебекского общества стало: «В Квебеке ничто не должно умереть и ничто не должно измениться». Особенно рельефно данный постулат отразился в написанном несколько позже — в начале XX в. — романе погибшего в дорожной катастрофе писателя Луи Эмона (1880–1913) «Мария Шапделен». (Небольшая книга Эмона так убедительно раскрыла особенности закостеневшего сельского и религиозного массового сознания франкоязычной Канады, что в считанные годы стала классикой. Она выдержала массу изданий на нескольких языках. Впоследствии ее несколько раз экранизировали.)

Главными общественными фигурами Нижней Канады (кроме Монреаля) оставались католический священник и сеньор.

В то время как англоканадцы основывали шахты и страховые общества, верфи и торговые фирмы, франкоканадцы строили кафедральные соборы и в 1844 г. организовали религиозно-национальное Общество Святого Иоанна Крестителя, который считается их покровителем. В Общество вступили десятки тысяч человек. В нем считали — и до сих пор считают — необходимым состоять многие члены квебекской церковной иерархии и политической элиты.

По-прежнему мало кто из франкоканадских трудящихся стремился получить среднее и тем более высшее образование, стать предпринимателем, управленцем или ученым. Бедность и привычка к самоограничению были слишком сильными. Многие «канадьены» подрабатывали на лесопильных заводах или бумажных фабриках Квебека и двух соседних американских штатов — Вермонта и Мэна. Но очень немногие перебирались на постоянное жительство в города. Доля горожан среди франкоканадцев (10–12%) не росла вплоть до первой трети XX века.

Очень важная для вас статья:  Национальная Канадская галерея

Уделом малочисленных, малограмотных и неквалифицированных франко-квебекцев-горожан — и это закономерно оставался труд чернорабочих, землекопов, домашней прислуги. Наиболее честолюбивые и состоятельные «канадьены» избирали профессии священников, нотариусов, судей, журналистов, но не бизнесменов или менеджеров. Почти никто не стремился стать офицером.

Ответом франко-квебекцев на британскую иммиграцию стал «реванш в люльках». По призыву духовенства «канадьены» сохраняли традиции ранних браков и патриархальных многодетных семей. Их женам приходилось рожать по 10–12, а иногда по 15–20 раз. Поэтому, несмотря на достаточно высокую детскую смертность, Нижняя Канада сохраняла огромный естественный прирост населения.

Смешанные браки между тем по-прежнему запрещались старинным, замешанным на неприязни к чужакам обычаем (исключение делали только для ирландских католиков и индейцев). Несмотря на подобные ограничения, численность населения провинции возросла к 1835 г. весьма значительно — с 75 до 600 тыс. душ, т. е. почти в 8 раз.

Традиционалистская, полуфеодальная и тесно спаянная многочисленными кровнородственными браками Нижняя Канада замкнулась в себе. В лихорадочно развивавшейся Северной Америке она походила на центр социально-политического консерватизма. Это обстоятельство стало заметным уже в начале XIX в. и в дальнейшем в течение свыше ста лет проявлялось еще с большей силой. Но прежде, Британской Северной Америке было суждено пережить новое военное потрясение. Разразилась англо-американская война 1812–1815 гг. В литературе ее часто называют Канадской.

В быстро развивавшихся Соединенных Штатах были сильны устремления к насильственному изгнанию ненавистной Британии из Нового Света. Находившаяся в зените морского и промышленного могущества Британская империя мечтала о реванше за поражения 1783 г. Английские колониальные власти вовремя сделали запасы всего необходимого. Они заранее заключили союз с талантливым индейским вождем Текумсе, который во главе Союза шести племен с 1811 г. вел борьбу против американцев к югу от Великих озер.

К военной службе колониальные власти привлекли франко-квебекцев, которым разрешили создать отряды «вольтижеров» (легких стрелков). Британский генерал-губернатор отважился даже назначить лейтенант-губернатором Нижней Канады Шарля де Салаберри — франко-квебекца, прослужившего много лет в британской армии, участвовавшего в боях в Европе и получившего чин майора. Впрочем, вольтижеры не имели ни конницы, ни артиллерии. Уступки Британии колониям всегда были тщательно дозированными.

Войну объявили США. Это произошло 18 июня 1812 г. Ситуация поначалу складывалась в их пользу. Наполеоновские войны были в разгаре. Сухопутные силы Англии находились в Европе и в Индии. Британскую Северную Америку защищали малочисленные и разбросанные гарнизоны.

Особенно уязвимой выглядела Верхняя Канада. Она была самой обширной и самой малонаселенной частью Британской Северной Америки. В ней не было хорошо укрепленных крепостей. Заменить их были призваны малочисленные и слабые форты у Великих озер. Как и в XVII–XVIII вв., они были рассчитаны на отражение нападений летучих партизанских отрядов, но не регулярных войск, вооруженных артиллерией. Границы колонии образовывали у Великих озер огромный выступ на юг, открытый вторжению по обе стороны Ниагарского водопада и особенно возле Де-Труа (Детройта).

Правящие круги США были уверены в победе. Многие повторяли опрометчивое суждение талантливого, но никогда не воевавшего Томаса Джефферсона: «Захват Канады — всего лишь дело марша». Участь Монтгомери и Арнольда уже была забыта.

Американские командиры спланировали вторжение в Британскую Северную Америку сразу на всех возможных направлениях. Федеральные войска и ополченцы двумя колоннами должны были захватить Верхнюю Канаду, а третьей — Нижнюю. Озерные флотилии американцев должны были очистить от англичан три из пяти Великих озер — Онтарио, Гурон и Эри, а морские силы США и каперы — атаковать Ньюфаундленд и Новую Шотландию.

Стратегия генерал-губернатора Британской Северной Америки Джорджа Провоста и его ближайшего помощника — губернатора Верхней Канады генерала Айзека Брока — состояла в обороне долины Святого Лаврентия в сочетании с неожиданными ударами на отдаленных территориях. Прежде чем американские ополченцы из Виргинии и Кентукки выдвинулись к театру военных действий, англичане захватили вражеские форты на Гуроне, а затем вторглись в пределы двух американских штатов — Мичигана и Нью-Йорка. Значительную помощь британцам оказал Союз шести племен. Отряды Текумсе нанесли американцам удары с фланга и тыла.

Почти без боя английские силы заняли Детройт и Буффало — тогда небольшие городки. Буффало они удерживали более года. В бою под Детройтом 6 августа британцы нанесли американцам серьезный урон, отбросив их к югу вплоть до верховьев Миссисипи. Тринадцатого октября на Куинстонских высотах британские войска под командованием Брока обратили в бегство другую неприятельскую колонну, вторгшуюся в Канаду у Ниагарского водопада.

Соотношение сил сразу изменилось в пользу Англии. Американцы стали отходить из Верхней Канады и отложили вторжение в Нижнюю Канаду. Однако в Куинстонском сражении погиб смелый и любимый солдатами Брок, что стало для англичан роковой потерей. В командование войсками Верхней Канады вступил ее лейтенант-губернатор Генри Проктор — отличный службист, но нерешительный военачальник. Его отказ от преследования расстроенных сил противника был неоправданным и помешал англичанам превратить внушительные местные успехи в стратегическую победу.

Вскоре еще одна американская колонна из Кентукки вышла к озеру Эри с целью освобождения Детройта. На этот раз Проктор действовал удачнее. Двадцать второго января 1813 г. британско-канадско-индейские силы одержали внушительную победу при Френчтоуне (Мичиган). Победа была омрачена гибелью Текумсе. Осмелевший Проктор запланировал новые операции на озере Эри и южнее — в Мичигане. Англичане лихорадочно строили речные и озерные военные суда, среди которых был даже линейный корабль.

Но американцы быстро подтянули новые силы и перехватили инициативу. В 1813 г. они развернули большое наступление на суше и на воде, чтобы разрезать Британскую Северную Америку надвое. Сосредоточив превосходящие противника флотилии на озере Онтарио, американцы предприняли ряд смелых десантных операций. Один из десантных отрядов в мае неожиданно овладел Форт-Йорком, уничтожил созданные Проктором военные склады, верфи со строившимися кораблями и сжег город. Затем американцы разорили Кингстон, хотя и не смогли овладеть им.

В ответ английская озерная флотилия пересекла Эри и 10 сентября вступила с американцами в упорный бой у Пат-ин-Бея, но была разбита коммодором Оливером Перри, причем американцы захватили большинство британских кораблей. Англичане утратили свои позиции на озерном театре. Через озеро Онтарио американские корабли проникли в реку Святого Лаврентия. Но прорываться в Нижнюю Канаду они не отважились, опасаясь и отмелей, и английских фрегатов из Галифакса.

На год Британскую Северную Америку почти отрезали от метрополии многочисленные американские каперы, пользовавшиеся скованностью английского флота в Европе. Впрочем, это не привело британцев к катастрофе — у них хватало припасов.

Поэтому на суше британцы действовали с успехом. Осенью 1813 г. они одержали верх в сражениях при Каменной речке и Бобровой плотине на Ниагарском перешейке. Затем американцы потерпели еще более сокрушительные поражения.

Двадцать седьмого октября Шарль де Салаберри во главе горсти вольтижеров при реке Шатогуэе разбил американскую колонну, двигавшуюся к Монреалю. Одиннадцатого ноября 1813 г. несколько британских полков и отряды вольтижеров под командованием генерала Джозефа Моррисона разгромили превосходящие по силе американские подразделения при Крайслер-ферм.

К 1814 г. захватчики были выбиты из обеих частей Канады. Британцы со своей стороны оставили Буффало и Детройт. Вторжений из США в Нижнюю Канаду более не последовало. Новые бои вспыхнули только в июле 1814 г. в Верхней Канаде, на узком фронте Ниагарского перешейка. После трехмесячных затяжных позиционных боев американцы снова были вынуждены отступить, так и не проникнув в глубь Верхней Канады. Морские операции против Ньюфаундленда тоже не принесли США ощутимых достижений.

Между тем после окончания сражений в Европе и низложения Наполеона англичане перебросили в Северную Америку новые силы. Их флот разогнал американских каперов, наносивших большой урон канадо-британской торговле. Сухопутные силы Британии сломили противостоявшие им американские ополченческие отряды, проникли в глубь США и в августе 1814 г. без труда овладели Вашингтоном. Американское правительство в панике бежало. В качестве мести за разрушение Форт-Йорка и Кингстона британские солдаты разграбили и сожгли Белый дом и Капитолий. От небольшой тогда американской столицы остались одни развалины.

Еще одно наступление британцы предприняли из Новой Шотландии. Ее лейтенант-губернатор Джон Шербрук во главе незначительных сил в 1814 г. овладел большей частью Мэна и Вермонта и угрожал вторгнуться в Массачусетс — тогдашнюю промышленную метрополию Соединенных Штатов. Находясь в таком положении, воюющие стороны заключили Гентский мир. Протекавшая с переменным успехом борьба завершилась вничью. Британская империя и США сохранили прежние границы и обязались урегулировать территориальные споры посредством переговоров. Канада второй раз меньшими силами отразила вторжение с юга.

Пять малонаселенных британских колоний оказались в военном отношении гораздо сильнее, чем предполагал многочисленный и предприимчивый неприятель. Население Британской Северной Америки сыграло в событиях не пассивную, как в дни Карлтона и Монтгомери, а активную роль. Против захватчиков сражались регулярные британские гарнизоны, лоялистская милиция, франкоканадские вольтижеры и индейские племена. Их согласованными усилиями были выиграны сражения при Каменном ручье, Бобровой плотине, Шатогуэе и Крайслер-Ферм. Гибель талантливых полевых командиров Брока и Текумсе разрушила наступательные планы англичан, но не помешала их успехам в большинстве сухопутных операций.

Расселение лоялистов вдоль американской границы вполне оправдало себя. Они образовали прочный тыл британских гарнизонов. Лоялисты помогли регулярным силам сдержать наступления американцев и потом отбросить их назад. Сражение у Бобровой плотины было выиграно во многом благодаря подвигу лоялистки Лоры Секор. Узнав из обрывков разговоров американцев об их намерении неожиданно напасть на английский гарнизон, она за два дня прошла лесами 30 километров и предупредила британцев о грозящей опасности.

Наконец, на стороне защитников Британской Северной Америки был климат. Ополченцы с Американского Юга не выдерживали суровых канадских холодов и иногда оказывались не в состоянии победить даже намного большими силами (Крайслер-Фарм). Однако запрет на канадо-американскую торговлю был снят. Это условие мира стало успехом США.

С 1818 г. Великобритания и Соединенные Штаты занялись территориальным размежеванием, завершенным только к середине XIX в. Иногда стороны угрожали друг другу новой войной, но после уроков 1812 г. Штаты уже не шли на военный конфликт. Отныне они считали более перспективными территориальные захваты на юге — в Техасе и Калифорнии. В 1846 г. были определены англо-американские границы в Скалистых горах и на Тихоокеанском побережье. Почти повсеместно границу провели вдоль 49-й параллели.

Война, как это часто бывает, сопровождалась зарождением общеканадского самосознания. До 1812 г. канадцами считали себя только франкоязычные жители Британской Северной Америки. После совместной победы над американцами многие переселенцы с Британских островов стали постепенно воспринимать себя не англичанами или американцами, живущими в Америке, а именно канадцами. Конечно, данный процесс развивался медленно и противоречиво. Общеканадское самосознание быстрее всего утверждалось среди интеллектуалов, ремесленников, фермеров англоязычных колоний и гораздо медленнее — среди предпринимателей, священников, кадровых военных. К пониманию, что они — канадцы, выходцы из мятежной Ирландии приходили чаще, нежели законопослушные уроженцы Англии и Шотландии.

Нижняя же Канада с первой половины XIX в. стала оплотом не общеканадского, а франкоканадского самосознания.

Отдаленным результатом победы над американскими захватчиками стал устойчивый рост оппозиционных антиколониальных настроений. Недовольство большей части населения питали бесконтрольная власть генерал-губернатора и провинциальных губернаторов, зависевших только от метрополии; безвластие местных ассамблей; финансовые и земельные махинации «семейной клики» и «дворцовой гвардии», которые искусственно взвинчивали цены на землю; изобилие необрабатываемых земель, владельцы которых жили на Британских островах; бездорожье, тормозившее экспорт и импорт товаров.

Раздражение предпринимателей вызывало и отсутствие собственной денежной системы, иметь которую колониям было не положено. В обращении одновременно находились британские, испанские, голландские, американские деньги и валюта дореволюционной Франции, что крайне затрудняло расчеты. В подобных условиях было выгоднее спекулировать земельными участками, нежели вкладывать капиталы в ремесла, промышленность, транспорт или страховое дело. Операции же с землей были доступны лишь членам «семейной клики» и «дворцовой гвардии».

В Нижней Канаде недовольство населения подогревали также попытки губернаторов задушить национальное самосознание франко-квебекцев. Так, генерал-губернатор Джеймс Крейг в 1810 г. внесудебным решением запретил умеренно оппозиционный франкоязычный вестник «Ле Канадьен». Сходным образом действовал генерал-губернатор Джордж Дальхаузи.


Внутриполитическая оппозиция колониальным порядкам заявила о себе прежде всего в трудно развивавшейся Нижней Канаде. Там на провинциальных выборах 1827 г. крупного успеха добилась только что основанная интеллектуалом Луи де Папино партия патриотов. В 1828 г. оппозиционеры-патриоты заявили о себе в Верхней Канаде. В Торонто недавний иммигрант из Шотландии, небогатый предприниматель Уильям Маккензи стал издавать радикальный еженедельник «Колониал адвокат» (1824–1837), где открыто проповедовал идеи превращения колоний в суверенные республики. «Чужеземное управление народом, находящимся за 4000 миль, несостоятельно и должно быть упразднено», — провозглашал Маккензи печатно и устно. Он недвусмысленно советовал патриотам запасаться оружием. А вскоре был избран мэром Торонто, а затем и депутатом колониальной ассамблеи.

Патриотов Верхней и Нижней Канады вдохновлял опыт независимого демократического развития США и недавних антиколониальных революций в Латинской Америке. По американскому образцу они стали с 1835 г. создавать на местах подпольные «комитеты бдительности». В Нижней Канаде патриоты бойкотировали английские товары, организовывали антиколониальные митинги. С гарнизонных складов им даже удалось похитить немного оружия. Однако в лагере патриотов не было ничего похожего на политическое или организационное единство. Координация их действий была крайне слабой. Нижнеканадские патриоты были большей частью католиками, а верхнеканадские — протестантами. Умеренные приверженцы Папино были гораздо осторожнее пылких сторонников Маккензи.

Многие нижнеканадские патриоты были, бесспорно, против «дурных» колониальных чиновников и «дворцовой гвардии», но на словах и на деле оставались монархистами и подданными британской короны. Их целью было расширение самостоятельности колоний без демократизации общества и государства. В частности, единомышленников Папино: Брауна, Картье, Лафонтена, Шенье — вполне устраивало установленное британцами цензово-верхушечное избирательное право. Они с уважением относились к духовенству и религиозному образованию и ничего не имели против римско-католической церкви.

Верхнеканадские же оппозиционеры были настроены куда более решительно — они настаивали на полном разрыве с Британской империей, на смене формы правления и на всеобщем избирательном праве. Они были убежденными приверженцами светского государства. Но вместе с тем англоязычные верхнеканадцы не поддержали бойкота английских товаров. Сказывалось различие в политическом климате двух провинций и в этническом составе их населения.

Великобритания и Канада

Сообщение Bazalt » 15 дек 2009, 23:41

Имеющаяся тема «Европа или Канада — что выбрать?» по содержанию не соответствует моей, которая близка к «Учебной иммиграции», но чуть более широка, т.к. в упомянутом трэде слишком много сообщений и нет вступительного поста, где велся бы учет интересных тем со ссылками на посты (так иногда делают в очень длинных ветках). Поэтому я свой пост делаю отдельно, т.к. он, во-первых, охватывает сразу несколько тематик, во-вторых, касается не только Канады. Прошу модераторов подойти с пониманием.

Простите за длину сообщения. Кто не хочет читать детали, просто просмотрите специально выделенные цветом пункты внизу.

Как и у многих пользователей этого форума, у меня стоит вопрос иммиграции куда-нибудь в западную культуру. Изначально выбор был между Австралией, Новой Зеландией, Канадой и Великобританией. Постепенно Австралия и НЗ отпали из-за климата — слишком сильное солнце, а я моментально обгораю даже в пасмурный день (мазаться кремами каждый день и ходить постоянно липким не хочется), плюс не люблю жару в целом. И теперь выбор стоит между Великобританией (а конкретнее — Шотландией) и Канадой.
Со странами ясность есть. План самого переезда заключается в том, чтобы получить полноценное образование того государства, куда ты едешь, дабы быть человеком хотя бы второго сорта, а не третьего. Т.е. учиться мне нужно только для нахождения более или менее приемлемой работы, а не для самого процесса иммиграции, хотя он становится неотъемлемой частью обучения сам собой.

Для Канады шаги такие: поступление на MSc, получение «Study permits», по окончании обучения получение разрешения на работу по «Post-Graduation Work Permit Program» примерно на два года (она всегда меньше, чем срок обучения, который 2 года), а затем уже много вариантов и сейчас можно даже не загадывать, но для примера – натурализация по программе «Canadian Experience Class».

Для Великобритании: поступление, получение учебной визы, учёба (1 год), после выпуска получение двухлетней (всегда такой срок) визы с разрешением на работу по программе для выпускников вузов UK, после нахождения работы дальнейшая натурализация является просто делом времени.

И тут сразу вылезает первый и очень важный минус Канады – программы MSc в нормальных вузах по интересующим специальностям всегда двухлетние. А в UK всего 1 год. В итоге «съедается» дешевизна канадского образования, т.к. придется тратиться на два года, и, в итоге, общая сумма будет практически аналогичной по сравнению с 1 годом в UK. У меня хватает средств на 2 года в Канаде, но тратить лишнее время очень не хочется.
Далее. Условия, в которых я живу в столице РФ, меня вполне устраивают. Не устраивает отсутствие уверенности в завтрашнем дне, чрезмерная дебилизация окружающих людей (в т.ч. из-за отъезда нормальных за границу), а также повышение агрессивности в обществе. Другими словами – здесь становится всё опаснее и опаснее жить. Но учитывая, что я не уезжаю от безысходности, я решил, что менять свою жизнь следует так, чтобы сам процесс был интересным. И образование нужно такое, которое реально кажется очень привлекательным с точки зрения самого обучения (учиться на чужом языке тому, что тебе не интересно – сплошные муки) и будущих перспектив. В итоге я решил, что меня просто-таки манит альтернативная энергетика . Плюс в этой области наблюдается стремительный рост, что может способствовать будущему трудоустройству, когда работодатель возьмет иммигранта (т.е. второсортного человека) с этим образованием просто потому, что не найдутся «родные» спецы. Потратив большое кол-во времени на поиски соответствующих программ в вузах, я нашел подходящие варианты. В UK – это университет Эдинбурга (20-ое место в мировом рейтинге вузов Таймс), в Канаде – университет Калгари (средненький вуз даже в рамках этой страны). В Канаде, как оказалось, практически нет полноценных программ MSc по Sustainable Energy, в то время как в UK их огромное кол-во (я остановился на Эдинбурге, т.к. у них она очень высоко котируется и, при этом, туда вполне реально поступить). И тут вылезло большое НО уже со стороны Великобритании. Практически во всех вузах программы по возобновляемой энергетике, хоть и являются мультидисциплинарными, но на 70-80% состоят из инжиниринга. Поэтому чтобы туда поступить, нужно быть либо британским бакалавром-инженером, либо иметь высшее российское образование в инженерной области, или точных науках. А у меня образование экономическое. В итоге попасть напрямую я не могу. Есть вариант с прохождением pre-master’s года в Ноттингеме, и тогда в UK выходит тоже 2 года (только дороже). У Калгари, кстати, эта программа является 16-ти месячной, а не двухлетней, как большинство канадских MSc. Но вместе с тем, появилось сразу два новых варианта. Т.к. у меня есть большой опыт работы в ИТ, я могу поступить на Computer Science в тот же Эдинбург, отучиться там 1 год, получить по этой специальности магистра и стать eligible для программы Sustainable Energy. Также я подумал, что сама по себе Computer Science (и все «синонимичные» программы) мне тоже вполне нравится, поэтому подыскал аналогичный вариант и в Канаде.
В общем, после долгих деталей подвожу тех немногих, кто смог осилить это большое кол-во букАв (спасибо), до вопросов:
Что могут сказать иммигрировавшие в Канаду выходцы из СССР по поводу следующих вариантов переезда в Канаду, или Шотландию?
1. Получение MSc в University of Calgary по специальности Sustainable Energy Development (16 месяцев, начало в мае http://www.ucalgary.ca/sustainableenergy/). Эта программа у них новая (только второй набор сейчас будет), поэтому их куратор мне не может сказать, куда выпускники смогли устроиться, т.к. выпускников просто ещё нет (появятся в июне 2010). И вот я боюсь, что потрачу 38000 CAD + расходы на жизнь, а на выходе такие спецы никому окажутся не нужны. Хотя про Калгари на сайте об экономике этого города написано «Canada’s largest concentration of investor-owned electric power generation companies are based in Calgary. These companies produce electric power for millions of customers from sources as diverse as coal, natural gas, hydro, biomass and wind .» И несколько вакансий по Sustainable Energy я видел. Но дело именно в том, что несколько, а не много (хотя, возможно, сейчас вакансий в принципе мало по любому направлению).
2. Получение MSc in Computer Science в University of British Columbia (Ванкувер). Это 2 года, но вуз высоко котируется по ИТ. Плюс работу по этой специальности, как мне кажется, найти гораздо легче, чем по большинству других (без учета времянки и чернорабочих вариантов). В этом случае главный минус – это 2 года за один MSc.
3. Получение MSc in Computer Science в University of Edinburgh. Это 1 год. Далее получение второго MSc in Sustainable Energy Systems (ещё 1 год). На выходе получится дороже, чем в Ванкувере, но зато целых 2 высших образования за те же 2 года. Т.е. определенная секьюритизация рисков на случай не нахождения работы по одной из специальностей. Стоимость этих двух лет я потяну уже в самый притык. Тем не менее, этот вариант мне кажется наиболее привлекательным. Хотя в Шотландии, судя по книгам Ирвина Уэлша, иммигрантов не любят, у них демографические проблемы, и там все программы для мигрантов проще, нежели в Канаде. И ещё для сравнения. На ноябрь уровень безработицы в Канаде составляет 8,5% (http://www.statcan.gc.ca/subjects-sujet . eng.htm#il), а в Шотландии 7,2% (http://www.scotlandoffice.gov.uk/scotla . 13048.html самый низкий из всех стран Великобритании). Хотя я считал, что там она должна быть выше, чем в Канаде. Оказалось – нет. Правда у Канады есть ещё один козырь – дешевизна самой жизни по сравнению с развитой частью Европы, т.е. на одну и ту же сумму в Канаде можно дольше протянуть.
4. Никуда не ехать, продолжать жить в Москве. Работа пока есть (меня вполне устраивает), жить тоже есть где. Не нравится только наше звереющее общество (по сравнению, например, даже с 1999 годом), авторитарный клептократический строй и, как следствие, опасность серьёзных социально-экономических потрясений. Но, возможно, я приукрашиваю краски западной цивилизации, т.к. бывал там только в качестве туриста и не жил более 2 недель.
Да, кстати, семьи пока нет, поэтому никакого дополнительного бремени тоже нет.

Очень важная для вас статья:  Русские дипломы и канадский опыт. Канада

Если кто-то сможет высказать свои мысли по сабжу, буду благодарен. Понятно, что решает каждый сам из своих соображений, но мнения других не помешают.

Да, для тех, кто не отбрасывает Австралию и Новую Зеландию со счетов из-за климата, я бы посоветовал ехать туда – там гораздо легче найти работу. В Австралии безработица сейчас около 6%, т.е. существенно ниже тех цифр, что я привел тут для Канады и Шотландии.

Re: Великобритания и Канада

Сообщение kaluga » 16 дек 2009, 02:41

Тоже очень длинно, простите.

Очень хорошо выразился мой хороший знакомый по поводу своей натурализации в Великобритании: словно бежишь по коридору, у тебя за спиной постоянно захлопываются двери, а на гвоздях, торчащих из стен, остаются клочки твоей одежды.

У меня нет ответов, но позволите ли задать вопросы?
Натурализоваться в UK можно, как я понимаю, через программы tier1 или tier2. Считаем:
— 1 год на студенческой визе,
— до 2 лет на tier1 (post study), пока не наберете баллов на другие программы (т.е. пока не станете много зарабатывать),
— 3 года на tier1/2,
— еще 2 года на tier1/2 если после предыдущих 3 лет набрали достаточное к-во баллов для продления),
— потом от 1 до 3 лет на ilr (думают поменять с 1 года на 3).
Все, что до ilr — просто рабочая виза и временный статус.
Требования к баллам (tier1/2) постоянно меняются, сейчас пересматривается tier1 (вероятно, будут значительно подняты требования к уровню дохода). Соответственно. Вы можете перейти на эти программы из tier1 post stuidy только в том случае, если за два года на post stuidy стали неплохо зарабатывать, или (для tier2) если Ваша профессия в списке (кажется).
Если не прошли — на выход.
То есть натурализация в UK — вопрос далеко не только времени.
Если у Вас другие соображения — буду очень Вам признательна, если ими поделитесь

В Канаде ранее можно было подать документы на пмж после года обучения в вузе (это изменилось?) То есть если Вы учитесь 2 года, то. после года обучения Вы подали документы на визу, еще через год (то есть к окончанию вуза) ее получили (т.е. получили постоянный статус). И вот тут гражданство — вопрос времени (от 3 лет).

Если стоит вопрос спонсирования родителей, например: в UK Вы не можете спонсировать родителей до получения ilr. В Канаде — можете сразу после получения пмж.

Шотландия — потому что она Вам более всего нравится в UK?
Очень хорошие и общеевропейски-признаваемые программы MSc in Computer Science — в LSE. MSc из LSE очень, кстати, ценят в университетах в штатах (если вдруг зхахотите PhD сделать). Потом, в Лондоне более 40% людей родились за пределами страны (т.е. имигранты), соответственно нет сортов (первых-вторых (если рыба второго сорта — это значит, что она тухлая ).
Но это вопрос предпочтений, конечно. Я сама очень люблю Эдинбург

Вы проходите под список 38 профессий для Канады? Если да, можно поехать в ту страну, которая больше нравится, а для страховки подать документы в Канаду (будут долго рассматривать, + 3 года можно отсутствовать в стране и самоопределяться. срок как раз достаточный чтобы понять, проходите ли Вы в UK).

И еще: можно подать документы на все перечисленные Вами мастерс-программы. Во-первых, посмотрите, куда возьмут , а во-вторых съездите на солбеседования и посмотрите, нравится ли Вам.

Была бы очень рада пообщаться с Вами лично, адрес пишу Вам в личку.

15 независимых государств, главой которых является британская королева

Эпоха правления королей и императоров сменилась республиками и парламентскими монархиями, а те немногие короли, что остались у власти, на сегодняшний день существенно ограничены в своих правах. Но только не британская королева Елизавета II. Монарх Великобритании, помимо своей страны, является главой еще 15 независимых государств, в числе которых Канада и Австралия. И это не простая формальность, как может показаться на первый взгляд.

Монархи Швеции, Испании, Дании, Нидерландов и других королевств Европы выполняют во многом представительские функции, не играя существенной роли в политической жизни своих государств. Британский же монарх, которым уже более 65 лет является Елизавета II, хоть и имеет ограничения в своей власти в виде британского парламента, тем не менее обладает рядом ключевых возможностей.

Например, королева имеет право отклонить кандидатуру премьер-министра, который, по его мнению, не подходит государству. В истории Великобритании также известны два случая, когда Елизавета II лично назначала премьер-министра. Кроме того, королева может распустить парламент при поддержке 2/3 палаты общин.

Британская королева является главой вооруженных сил Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии (именно так звучит полное название страны, которую мы часто называем просто Великобританией). Именно она имеет право объявлять войну или заключать мир, а также направлять действующую армию в места боевых действий.

Каждую неделю королева принимает у себя действующего премьер-министра для «обмена мнениями». Конечно же, содержание этих бесед не разглашается, но, судя по регулярным встречам, взаимоотношения между британской королевой и премьер-министром страны намного глубже, чем может показаться со стороны. Помимо этого в Великобритании существует Тайный совет, который ежедневно подает королеве необходимые документы для изучения. Королева Великобритании является главой англиканской церкви. Ну и, наконец, британский монарх обладает неприкосновенностью. Против личности монарха нельзя подать гражданский иск или завести уголовное дело.

Елизавета II является главой государства не только Соединенного королевства Великобритании и Северной Ирландии и всех колоний, принадлежащих стране, но и еще 15 государств, являющихся официально независимыми. Эти страны в прошлом были колониями Британской империи, но после обретения независимости, монарх Великобритании официально остался главой государства.

Британская королева является главой Содружества наций, куда помимо этих 15 стран входят Индия, ЮАР, Пакистан и многие другие. Во всех остальных членах Содружества наций британская королева не является главой государства. Среди этих 15 государств есть как крупнейшие по площади страны мира, например, Канада, так и совсем небольшие. Елизавета II назначает генерал-губернаторов, которые являются ее представителями в этих странах. Помимо множества других прав, британская королева руководит вооруженными силами всех этих стран, посредством тех же генерал-губернаторов. Итак, взглянем на владения британской королевы:

Австралия

Это государство с населением 24,8 миллиона человек (по данным статистики на 2020 год) занимает целый континент. И хотя в последние годы идут активные дебаты по превращению Австралии в республику, королева до сих пор является главой государства.

Антигуа и Барбуда

Островное государство в Карибском море с населением около 93 500 человек ( по оценочным данным на 2020 год).

Багамские острова

Государство, расположенное на островах в Атлантическом океане, на территории которого проживает 321 800 человек (по оценке на 2014 год).


Барбадос

Барбадос — островное государство Карибского региона с населением около 277 800 человек (по оценке на 2010 год).

Белиз

Государство Центральной Америки, население которого составляет 347 370 человек (по данным на 2015 год).

Гренада

Небольшое островное государство в Карибском море с населением 107 800 человек (по оценке на 2010 год).

Канада

Это второе по площади государство мира является бывшей колонией Великобритании и, несмотря на независимость, британская королева является главой государства, а ее полномочия здесь гораздо шире, чем в самой Великобритании. Население этой страны составляет 36,6 миллионов человек (по данным на 2020 год).

Новая Зеландия

Новая Зеландия расположена на островах к востоку от Австралии, а ее население составляет около 4,85 миллиона человек (по оценке на 2020 год).

Папуа-Новая Гвинея

Островное государство в Тихом океане с населением 7,3 миллиона человек (по оценке на 2013 год).

Сент-Винсент и Гренадины

Еще одно независимое государство в Карибском бассейне с населением 104 200 человек (по состоянию на 2010 год).

Сент-Китс и Невис

На территории этого государства в Карибском море проживают около 50 000 человек (по данным на 2010 год).

Сент-Люсия

Небольшое государство в Карибском море с населением 160 900 человек (по данным на 2010 год).

Соломоновы острова

На этих островах в Тихом океане проживают 515 800 человек (по данным переписи 2009 года).

Тувалу

На крошечных островах в Тихом океане проживают около 11 200 человек (по данным на 2011 год).

Ямайка

Ямайка расположена на одноименном острове в Карибском море, и на ее территории проживают 2,93 миллиона человек (по оценке на 2014 год).

В общей сложности, вместе с населением Соединенного королевства Великобритании и Северной Ирландии и колониальных земель, у Елизаветы II более 140 миллионов подданных по всему миру.

Канада как кот Шрёдингера: потрясающий успех страны, которой нет

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Опрос, проведенный в разных странах на разных континентах по заказу Всемирной службы Би-би-си, показал, что Канада считается самой популярной страной в мире. Журналист Русской службы Би-би-си Борис Максимов, который и сам канадец, полностью разделяет настроения большинства опрошенных.

Канада — страна уникальная. Скорее, даже не страна, а кот Шрёдингера. Она одновременно существует и не существует.

В Канаде два официальных языка, английский и французский, но менее одного из пяти канадцев способны говорить на обоих.

Между канадскими провинциями больше торговых барьеров, чем между странами-членами ЕС. Да и сама страна возникла случайно.

Но этот случайный эксперимент оказался чрезвычайно успешным.

Случайно, потому, что британская империя заполучила в свои руки французские колонии в Северной Америке — Новую Францию (которая тогда была огромной и включала в себя даже территории, которые сейчас стали американскими штатами Иллинойс и Огайо) в результате семилетней войны с Францией.

Франция, проиграв войну, предпочла отдать Англии Квебек и прилегавшие к нему территории в обмен на право сохранить в своем владении Гваделупу.

И да, Канада только что, 1 июля, отметила 150 лет своей независимости, хотя на самом деле 100% независимой страна стала либо в 1919 году, когда она вступила в Лигу Наций отдельно от Великобритании, либо в 1931 году, когда британский парламент подтвердил независимость Канады, либо в 1982 году, когда страна впервые получила свою собственную конституцию.

Все бы шло тихо и относительно мирно в том далеком прошлом, если бы 13 других британских колоний в Северной Америке, к югу от теперешней Канады, не взбунтовались и не организовали Бостонское чаепитие и войну за независимость.


Американцы свою войну за независимость, как известно, выиграли. Одним из ее результатов была громадная волна беженцев. Лоялисты, верные британской короне, хлынули тысячами на британские территории по соседству — то есть на те земли, которые впоследствии стали Канадой.

И этот наплыв привел со временем к тому, что можно определить как суть и фундамент Канады.

Ни англофоны, ни франкофоны не смогли взять в свои руки полный контроль. Но при этом им было ясно, что надо научиться жить друг с другом. И что придется постоянно вести какие-то переговоры и идти на компромиссы, будь то по вопросу о религии, языке, границах — о чем угодно.

Это и стало сутью канадской жизни. Добиваться того, чтобы всем было хорошо, а не только вашей конкретной группе. Идти на компромисс и быть готовым сидеть за столом переговоров хоть годами, но разрешать все вопросы мирно.

Со временем страна разрослась, расширилась от Атлантического до Тихого и Северного Ледовитого океанов. Но росла и расширялась она не так, как Америка. Дикого Запада в Канаде не было.

Все было, конечно, не идеально — права индейцев, инуитов и мети нарушались повсеместно, вплоть до конца XX века.

И тем не менее страна, собранная сначала британцами, а затем и самими канадцами из очень не похожих друг на друга территорий, в которой ни одна группа населения не была — и до сих пор не стала — большинством, стала процветать.

Во многом именно благодаря зародившейся пару сотен лет назад привычке выслушивать соседа и понимать, что компромисс, при котором никто не получает всего, что он хочет, но получает достаточно — вещь правильная и хорошая.

И это не патриотический лозунг. Это и по сей день — повседневная практика.

Посмотрите на иммиграцию, например.

Еще лет 30-35 назад подавляющее большинство населения Торонто и Ванкувера составляли выходцы с Британских островов. Практически за одно поколение их там стало меньше трети.

Четверть населения страны — иммигранты. У почти половины канадцев как минимум один из родителей — иммигрант.

Но в отличие от других стран в Канаде нет ни антииммигрантских партий, ни призывов закрыть двери и больше никого сюда не пускать.

Наоборот, канадские провинции умоляют федеральное правительство увеличить ежегодную миграционную квоту. То же делают и простые граждане.

Канада, среди прочего, единственная страна, где прием беженцев частично приватизирован. Любая группа людей может спонсировать беженцев и лично заниматься их интеграцией в течение года. Правительство лишь выбирает этих беженцев, принимая во внимание предпочтения спонсоров.

Спонсоров оказывается много. Очень много. Настолько много, что беженцев не хватает.

А сами спонсоры привыкают жить и общаться с людьми из самых непонятных стран, с самыми непонятными культурами, языками и религией. Люди чувствуют, что они лично как-то контролируют миграционный процесс. Все довольны.

Или возьмите отношения между правительствами всех уровней — от федерального до муниципальных, с коренным населением — индейцами, мети и инуитами.

Да, несколько сотен лет ничего хорошего в этих отношениях не было. У них отнимали земли, загоняли в резервации, отнимали детей. Но канадский дух проснулся и тут.

Федеральное правительство постоянно ведет переговоры с сотнями племен о контроле над их традиционными территориями, и рано или поздно они этот контроль получают.

Или взгляните на Нунавут — самоуправляемую территорию арктической части Канады, где около 80% населения — инуиты. Само создание Нунавута в конце ХХ века — практически единственный пример в мире, когда какое-то правительство предоставило реальную, настоящую автономию аборигенному населению.

Посмотрите на канадскую федеральную политику. Хотя лишь около 20% канадцев говорят по-французски, ни один политик федерального уровня не может рассчитывать на блестящую карьеру, если он не говорит свободно на обоих языках.

Да, в Канаде, как и в любой другой стране, есть проблемы. Но, как говорилось в давнем анекдоте, «нам бы ваши проблемы».

Канада — это страна, создавшая новый вид искусства — искусство умения жить вместе, несмотря на все разногласия, и умения не бросаться в крайности.

Из случайно собранных вместе территорий и народов выросла удивительно успешная страна.

aradanthearcher

Неисправностей начальник и ошибок командир

Многие из собирающихся в Канаду слышали о том что Канада каким-то боком относится к королеве Англии, многие знают что она была колонией, но далеко не все задумывались что это значит и как обстоят дела на самом деле. А обстоят они очень любопытно.
Канада — королевство. Единственное королевство на обоих американских континентах.
Официальный политический строй Канады — конституционная монархия.

На сегодняшний день, глава государства Канада — Королева Елизавета Вторая и ее титул — Королева Канады. Правительство страны во главе с премьер-министром управляют страной с ее согласия и от ее имени.
Причем Канада не является колонией, и не является частью Британской империи. Канада — суверенная страна. Роль Ее Величества Елизаветы Второй в качестве Королевы Канады никак не пересекается с ее ролью Королевы Англии. Это как-бы две отдельные, не связанные между собой должности. Кстати, таким-же образом она является Королевой еще кучи стран включая, например, Австралию и Новую Зеландию.

В политической и повседневной жизни страны тот факт что Канада — королевство никак не отражается, ну может кроме всяких интересных оборотов речи. Например когда хотят сказать что-то о правительстве страны, его называют Корона. То есть например если вы слушаете новости по радио о каком-нибудь судебном заседании, то о нем будет сказано Корона против Васи Пупкина. Или что-то вроде «Корона заявила что собирается подать апеляцию на решение суда».
Земли принадлежащие государству именуются землями Короны (Crown land).
Многие государственные организации имеют слово «королевский» в своем названии.
Например: Royal Canadian Mounted Police — Канадская Королевская Верховая Полиция, Royal Canadian Mint — Канадский Королевский Монетный двор, Royal Canadian Air Force — Королевские ВВС Канады.
Корабли канадского военного флота имеют перед названием приставку HMS — Her Majesty Ship, Корабль ЕЕ Величества.

В Канаде есть несколько официальных представителей Ее Величества. Генерал-Губернатор Канады и по одному Лейтенант-Губернатору в каждой провинции.
Генерал-губернатор назначется Ее Величеством по рекомендации премьер-министра и ответвстенен за связь между страной и Королевой.
Несмотря на то что обычно исполняемые им функции чисто церимониальные, например именно он приводит к присяге премьер-министров и кабинет министров, в руках Генерал-Губернатора есть реальная власть, которой он просто не пользуется. Генерал-Губернатор также является главнокомандующим канадской Армии.
Например ни один закон не вступает в силу без его подписи. За последние 80 лет еще не было случая чтобы он не подписал, но теоритически он имеет на это полное право.
Генерал-губернатор, как официальный представитель Короны, также имеет право уволить премьер-министра, который фактически просто наемный работник.
Иногда канадцы говорят что Генерал-Губернатор это добавочный предохранитель против полного неадеквата власти. Если что, он имеет право вмешаться.

На самом деле в Канаде, как в королевстве, еще много интересного, но четать об этом я оставлю вам. В сети полно информации на это тему. В Википедии или на официальных канадских сайтах.
Официальный сайт канадской монархии.

Ну и в заключении хочу процитиаовать вольный перевод клятвы, которую произносит каждый иммигрант на церемонии получения канадского гражданства:
«Я клянусть быть верным Ее Величеству Королеве Елизавете Второй, Королеве Канады, а также ее наследникам и преемникам, и я буду соблюдать законы Канады и исполнять все обязянности канадского гражданина»

Британская Канада

Канада / Британская Канада

Для упрочения своего положения на новоприобретённой территории Британия приняла в 1774 году Квебекский акт, согласно которому сохранялись все права католической церкви, французское гражданское

законодательство, французский язык, но при этом в Канаду включались земли к западу от мест проживания французских колонистов.

В результате Войны за независимость США (1775–1783 годах) в Канаду переселяется около 40 тысяч лоялистов, выступавших против отделения североамериканских колоний от Великобритании. Население Канады поддержало борьбу метрополии против восставших колоний, отразив американское вторжение в Квебек в 1775 году. Лоялисты в 1784 году создают отдельную колонию — Нью-Брансуик, а позднее и Остров Принца Эдуарда.

По Конституционному акту 1791 года Канада была разделена на Нижнюю Канаду (с преимущественно французским населением) с городами Квебек и Монреаль к востоку от реки Оттавы и Верхнюю Канаду (с английским населением) к западу от Оттавы. Впервые в этих колониях были созданы законодательные органы в виде избираемой Национальной ассамблеи и Сената, назначаемого британским губернатором, которому по-прежнему принадлежала исполнительная власть. Аналогичная реорганизация произошла в Нью-Брансуике и основанной ещё в 1627 году колонии Новая Шотландия. В период британской колонизации Новой Шотландии в 1775 году была осуществлена депортация акадийцев (потомков первых поселенцев французского происхождения), часть из которых погибла, часть впоследствии вернулась в родные места, а часть расселилась на южных побережьях Северной Америки (в американском штате Луизиана).

В период второй англо-американской войны 1812–1814 годах (называемой также Канадской) войска США потерпели неудачу, поскольку большая часть канадцев поддерживала Великобританию. В 1814 году в Генте был заключён мирный договор, по которому была установлена граница между США и Канадой (преимущественно по 49-й параллели).

Добавить комментарий